Где искать потерянный рай социализма?

Когда Дов Ханин отверг мое предложение о совместной поездке в Венесуэлу, я сначала обиделся. А потом удивился. Ведь Венесуэла – это венец социалистической мечты. Двадцать лет назад Ханин был горячим сторонником революции, совершенной Уго Чавесом. Почему бы нам не съездить и не полюбоваться на ее успехи?

Но, немного поразмыслив, я все понял. Дов Ханин уже знавал разочарования. В свое время такие люди, как он, боготворили «первое в мире социалистическое государство» и отца народов Сталина. Но почитаемый ими Советский Союз с треском рухнул. После этого, на их глазах, Куба и Северная Корея стали беднейшими странами мира, а теперь настал черед Венесуэлы. Сколько можно это терпеть?

Отвечая на мое предложение, Ханин написал: «Уж если ехать за границу, почему бы не посетить Швецию?» Действительно, почему бы и нет? Я согласен. Давайте поедем в Швецию, может быть, там мы найдем потерянный социалистический рай.

Дов грезит о Швеции тридцатилетней давности, которой больше не существует. После серии экономических кризисов в 90-е годы Швеция превратилась в страну со свободным рынком, где царит жесткая конкуренция. Ничего того, о чем мечтает Ханин, там нет.

Вот некоторые цифры, свидетельствующие о пережитом Швецией перевороте. В 1993 году расходы шведов составляли 67 процентов от объема национального продукта. Сегодня, спустя 26 лет, этот показатель сократился до 41 процента. Ставка прогрессивного подоходного налога снизилась с 84 до 56 процентов. Отменены налоги на приобретение недвижимости, на подарки и наследство. Даже налог, которым облагаются коммерческие компании, резко снизился до 22 процентов. В 1993 году бюджетный дефицит в Швеции составлял 11 процентов, сегодня в государственном бюджете этой страны имеются излишки (что прямо противоречит пожеланиям Дова!)

Все это произошло потому, что 26 лет назад шведы решили перейти к рыночной экономике и свободной конкуренции. Они приватизировали большинство государственных компаний и сегодня Швеции принадлежит мировой рекорд по темпам приватизации и ослаблению экономической регуляции. Шведы приватизировали даже социальные службы, оставив государству лишь контрольные функции. В системе здравоохранения также работают частные компании, а в области просвещения действует система ваучеров, позволяющая каждому родителю самостоятельно выбрать, куда отправить своего ребенка – в частную школу или в государственную. Сегодня 40 процентов шведских школ – частные, а уровень образования, вследствие обострившейся конкуренции, значительно повысился. Все это прямо противоречит мечтам Дова о национализации.

И рабочие комитеты в Швеции действуют совсем не так, как в Израиле. Они не злоупотребляют своей силой, как наши профсоюзы энергетиков, пожарных, портовых работников и банковских служащих. Они предпочитают конструктивное сотрудничество с руководством, осознавая, что только повышение производительности труда может позволить увеличить зарплаты. Поэтому в Швеции можно, в случае необходимости, уволить работника, в то время как у нас в государственном секторе это практически невозможно. А уволенные работники, в свою очередь, и не помышляют о злоупотреблении щедрым государственным пособием. Они быстро находят новую работу. Если работодатель знает, что в случае чего он может без проблем уволить, кого надо, он гораздо охотнее набирает новых работников. Он не боится, что они окажутся «гвоздями без шляпки», которые невозможно вытащить даже с помощью плоскогубцев.

Что касается дороговизны: в отличие от Израиля, в Швеции отсутствуют таможенные пошлины на ввоз пищевой и сельскохозяйственной продукции. Поэтому еда там стоит дешевле. Но Дов и его друзья возражают против отмены пошлин и роспуска Совета сельскохозяйственных производителей. В Швеции доверяют предпринимателям и бизнесменам и не называют их «свиньями» и «олигархами». Неудивительно, что рынок инвестиций в этой стране процветает, а национальный продукт составляет 52 тысячи долларов на душу населения.

Швеция – уже давно не социал-демократическая страна. Вот как описывает ее Международный валютный фонд: «Открытая и конкурентная экономика, обеспечивающая высокий уровень жизни населения с помощью капиталистического рынка».

Действительно, только свободный рынок, только открытая и поддерживающая конкуренцию экономика ведут к росту производства и увеличению бюджетных доходов. Это позволяет правительству предоставлять гражданам щедрые социальные льготы – так, как это делается в Швеции.

Нехемия Штрасслер, «ХаАрец«, Б.Е. К.В.

На фото: вид Стокгольма. Фото:  Pixabay.


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend