Sunday 23.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Дан Кейнан
    Фото: Дан Кейнан

    Сотни миллионов из государственных средств распределяют среди своих, и все молчат

    Министр сельского хозяйства Одед Форер в начале недели представил на утверждение кнессета революционное предложение: увеличить квоты на производство куриных яиц в Израиле на 30 процентов – примерно с 2,3 миллиарда до 3,05 миллиарда яиц в год. То есть рост составляет около 700 миллионов штук.


    Понятно, что это огромное увеличение производства с точки зрения израильского яичного картеля, на откуп которому под прикрытием законов отдан весь израильский рынок. Совет по птицеводству определяет, кто и в каком количестве может производить яйца. Форер замахнулся еще выше.

    Увеличить производство яиц разрешат только тем производителям, кто перейдет на более современные курятники. Причем 400 из 700 миллионов вообще выделены для новых производителей, которые захотят прийти в эту сферу и построить новые курятники. Кстати, впервые в истории Израиля в эту квоту войдут и 70 арабских граждан.

    Это будет настоящее землетрясение. Если оно произойдет, конечно. Цель Форера – добиться модернизации наших старых, работающих в антисанитарных условиях курятников, а также расширить число производителей яиц с привлечением более молодых людей.


    Министр сельского хозяйства обосновал свои реформы решением ветеринарных служб министерства сельского хозяйства о том, что курятники в Израиле опасны и могут стать очагом эпидемий, например птичьего гриппа и т. п. По иронии судьбы, он подал документы в кнессет через несколько дней после того, как это пророчество сбылось и в загаженных курятниках мошава Маргалийот действительно началась серьезная вспышка птичьего гриппа.

    Ветеринарные службы решили, что с марта 2022 года они не разрешат размещать новых кур в старых курятниках, которые называются «помоечными». Но такие «мусорные» курятники сегодня составляют 94 процента всех курятников в Израиле. С введением запрета на завоз новых кур эти курятники начнут закрывать.

    Чтобы не возник острый дефицит продукта, нужно заранее подготовить новых производителей. По плану Форера, в будущем только курятники, которые перейдут на современную технологию содержания кур не в клетках, получат квоту на производство. Используя регуляционные полномочия ветеринарных служб, Форер пытается осуществить изменения, которые были заблокированы с 2007 года – ликвидировать «помоечные» курятники и перейти к использованию современных, безопасных, дешевых и более гуманных сооружений.

    Здесь совпали многие обстоятельства. Дерзкий и амбициозный министр сельского хозяйства, стремящийся к переменам. Пандемия коронавируса, которая всем показала, как высока опасность эпидемии, и ветеринарные службы, не желающие больше рисковать. Ведь минимум треть домашней птицы регулярно заражается в Израиле сальмонеллой из-за антисанитарных условий в курятниках.

    Кроме того, многие куры заражаются болезнью Ньюкасла (азиатская чума птиц), и вот началась нынешняя эпидемия птичьего гриппа. Все эти обстоятельства создают уникальную возможность для прорыва на качественно новый уровень в птицеводстве Израиля.

    Но тот факт, что государству не удавалось осуществить это структурное изменение с 2007 года, несмотря на бесчисленное количество попыток и предложений по модернизации, вызывает серьезные опасения в успехе этого шага и на этот раз. Основная причина – закон о курятниках («хок ха-луль»).


    Значительный конфликт интересов

    Закон о курятниках был принят еще в 1963 году. Он подробно описывает состав и функции Совета по птицеводству – органа, который фактически управляет яичным картелем. Особенно странно, что по этому закону минимум половину состава Совета должны составлять представители птицеводов, чьи хозяйства производят яйца. Но еще большее изумление вызывает состав комиссии по квотам, которая распределяет норму производства яиц для каждого курятника.

    «Совет назначает одну или несколько комиссий по квотам, в них должны входить члены Совета, которые будут уполномочены устанавливать квоты в индивидуальном порядке либо отказывать кому-то в квотах, и все это при условии, что большинство в комиссиях по квотам должны составлять представители производителей яиц», – говорится в законе. Закон четко и однозначно предусматривает, что производители будут полностью контролировать работу комиссии по квотам.


    Комиссия по квотам определяет каждому курятнику в мошаве Маргалийот, сколько яиц они имеют право произвести и продать. На практике она определяет доход каждого курятника в Израиле. При этом комиссия контролируется частными лицами – представителями частных курятников, и это с любой точки зрения бесконечные конфликты интересов.

    Я не припомню другого примера в своде законов Израиля, чтобы право выделять государственные деньги (ведь годовая квота на яйца – это ресурс, определяемый министром сельского хозяйства) предоставлялось частным лицам и их друзьям, в отношении к которым просматривается четкий конфликт интересов.

    И уж точно нам не вспомнить другой случай, когда выделяются сотни миллионов шекелей в год, то есть миллионы шекелей на каждого производителя. Минимальная квота – полмиллиона яиц в год. Такая квота в настоящее время продается на рынке по цене около 2 шекелей за яйцо, то есть около миллиона шекелей. Таким образом, комиссия по квотам решает одному курятнику выделить квоту, а другому – нет. На самом деле это подарок стоимостью в миллионы шекелей.

    Следует отметить еще один абсурд. В Израиле около 2900 производителей яиц – обладателей квот, но реально работают только 1600 человек. Остальные продали или сдали свою квоту в аренду другим лицам. То есть квота на яйца стала торгуемым активом с известной рыночной стоимостью.

    Это беспрецедентная правовая ситуация. Нам не удалось найти ни одного другого подобного примера. Конечно, она порождает бесчисленные слухи и подозрения. Например, о сложных отношениях между разными производителями яиц или о том, что контроль над Советом захватили птицеводы с северной границы Израиля, и они вытесняют из состава Совета производителей из центра страны. И конечно, о блатах и знакомствах, на основании которых распределяются квоты среди своих. Все эти слухи ходят годами.

    Бывший генеральный директор министерства сельского хозяйства Шломо Бен-Элиягу даже изложил некоторые из них в письме, которое отправил в 2017 году председателю Совета по птицеводству.

    В нем Бен-Элиягу упомянул одного из инспекторов Совета по птицеводству, который был осужден за получение взяток. Упомянул отставку представителя министерства сельского хозяйства в Совете по птицеводству по обвинению в сокрытии данных и предпочтении производителей с севера Израиля над всеми остальными. Упомянул жалобы от производителей, которые многие годы добиваются получения квоты, но получают отказ. В то время как другим производителям яиц квоты постоянно увеличивали.

    Бен-Элиягу даже потребовал, чтобы председателем комиссии по квотам стал представитель министерства сельского хозяйства, только этого, как вы понимаете, не произошло.

    Сила и непрозрачность

    Предельно возмутительная ситуация. Отдельные производители контролируют, кому какие квоты будут выданы, а ведь речь идет об активах в миллионы шекелей.

    Вероятно, именно это является основной причиной того, что Израиль не может внести какие-либо структурные изменения в производство яиц с 2007 года, даже несмотря на то что «помоечные» курятники объявлены незаконными во всем мире. И не зря. Подтверждением правильности этого запрета служит нынешняя острая вспышка птичьего гриппа. Все опасения материализуются на наших глазах.

    Реформа Форера вполне может застрять. В конце концов, комиссия по квотам может перераспределить новые квоты на яйца кому угодно и как угодно. И вы можете быть уверены, что они всегда найдут причину не предоставлять квоту определенному человеку. Особенно новым производителям.

    Есть опасения, что новых производителей они на рынок не допустят, поэтому возникнет острый дефицит яиц. Начнутся акции протеста против импорта яиц из других стран, и это давление может в конечном итоге возыметь эффект. Министерство сельского хозяйства капитулирует. Пока они контролируют комиссию по квотам, сила в их руках. Также им помогает полное отсутствие прозрачности на основании архаичного, морально устаревшего закона, который затрудняет, если не сказать делает невозможным, какое-либо реформирование этой отрасли. Такими темпами мы сохраним проблемы с сальмонеллой и птичьим гриппом до 2030 года.

    Совет по птицеводству прислал официальную реакцию на эту статью: «Комиссия по квотам распределяет квоты исключительно в соответствии с правилами, установленными министром сельского хозяйства с одобрения экономической комиссии кнессета, и не имеет полномочий на независимые действия. Мы осуждаем любые намеки на какие-то неделовые соображения при вынесении решений. Нас это очень огорчает. Совет по птицеводству выражает решительный протест против любых утверждений о том, что он руководствуется чуждыми соображениями».

    Мейрав Арлозоров, TheMarker, Ц.З. Фото: Дан Кейнан √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend