Соглашение с Ливаном: одно из самых выгодных поражений Израиля в истории

Соглашение с Ливаном: одно из самых выгодных поражений Израиля в истории

Британский экономист, член делегации Великобритании для подписания Версальского договора в 1919 году, подал в отставку в знак протеста против драконовских условий, наложенных на Германию в договоре. Он предупредил, что огромные репарации, которые Германия должна была выплатить, приведут к ее экономическому краху, создав тем самым условия для новой войны.

Четверть века спустя, после того как предсказание сбылось с началом Второй мировой войны, и этот человек – Джон Мейнард Кейнс – прославился как самый важный экономист ХХ века, американское правительство усвоило урок. Вторая мировая не закончилась соглашением, которое включало бы санкции, наложенные на Германию, – наоборот. После оккупации Германии был согласован огромный план для ее восстановления – план Маршалла.

То, что Кейнс понял в 1919 году, верно и сегодня: деньги не повод для войны. Напротив, деньги – отличный инструмент для предотвращения войны, а самая успешная политическая стратегия – купить мир за деньги. Это стратегия, которую выбрал Израиль в эти дни, решая вопрос соглашения о морской границе с Ливаном.

Соглашение является экономическим. Израиль уступает Ливану экономические воды, где находится газовое месторождение Кана (Цидон). Объем запасов газа в нем на данный момент неизвестен, но за весь срок эксплуатации оценивается примерно в 20 миллиардов долларов.

Это максимальная стоимость, и с самого начала Израиль не претендовал на то, что ему принадлежит все месторождение, и уже в 2013 году согласился отказаться еще от одной его части. В последние несколько дней он согласился отказаться от дополнительных 20%. То есть в действующем соглашении Израиль отказывается по самому высокому счету от 4 миллиардов долларов в текущем исчислении.

(Напомним, что в рамках соглашения с Ливаном Израиль согласился, что его права на месторождение будут снижены до 17%, хотя по предложенному американцами в 2012 году компромиссу Израилю должно было принадлежать 45% прав собственности.

6 сентября генеральный директор министерства энергии Лиор Шилат заявил на заседании военно-политического кабинета, что, по оценке его министерства и французской компании TotalEnergies, общая потенциальная прибыль от газового месторождения на спорной территории между Израилем и Ливаном составит всего 3 миллиарда долларов. – Прим. «Деталей»).

В стране кипят страсти вокруг экономической уступки в размере 1-2 миллиардов долларов. Это весьма незначительная сумма, и нет никаких сомнений в том, что, если Израилю удастся купить мир на границе с Ливаном за 2 миллиарда долларов, это будет одно из его самых успешных стратегических соглашений и отличная инвестиция по сравнению с альтернативами.

Соглашение с Ливаном: одно из самых выгодных поражений Израиля в истории
Фото: «ХаАрец»

Войны, просто чтобы уточнить, обходятся Израилю в минус 7-30% его ВВП, иногда в течение многих лет, и это сопровождается человеческими жертвами, ущербом для его международного статуса и прежде всего для деловой инициативы. Профессор Йоси Зеира, автор книги «Экономика Израиля», подсчитал, что войны обходятся нам премией за риск, которая на постоянной основе снижает намерения инвестировать и приводит к потере дохода в 100 миллиардов долларов каждый год.

Важное достижение в области безопасности

По словам Гиоры Айленда, генерал-майора резерва и бывшего начальника Совета национальной безопасности (МАЛАЛ), установившего в 2000 году линию морской границы между Израилем и Ливаном, это сделка мечты. По его оценке, для «Хизбаллы» «кража ливанского газа Израилем» была бы прекрасным предлогом для начала войны. С точки зрения «Хизбаллы», это решающее оправдание того ужасного ущерба, который принесла бы Ливану война против Израиля.

Это также причина, по которой с 2010 года Ливан не подписал соглашение с Израилем об определении границы, поскольку этого не допустила «Хизбалла». Что изменилось за последний год, так это, разумеется, состояние экономики. Крах ливанской экономики превратил доходы от газа в спасательный круг, и у «Хизбаллы» не было другого выбора, кроме как снять вето в отношении соглашения с Израилем.

Этому есть еще одно объяснение – объяснение Нетаниягу: слабость премьер-министра Яира Лапида, который поддался на угрозы беспилотников, посланных «Хизбаллой» к израильской газовой платформе «Кариш», и полностью принял все требования Ливана.

Человек, руководивший переговорами с Ливаном до 2019 года, бывший министр энергетики Юваль Штайниц тоже нападает на Лапида. «Компромисс, – говорит Штайниц, – состоит в том, что отрезают где-то посередине, а не в том, что ливанцам достается все, а нам – ничего».

Штайниц в принципе прав: Израиль действительно отказался почти от всех своих претензий в отношении месторождения Кана, и из первоначальных претензий на 57% акватории у нас осталось только 17%. Но мы согласились отказаться от 20% уже во времена Нетаниягу в 2013 году. То есть сейчас идет речь об отказе от дополнительных 20%, и в любом случае экономическая стоимость всего бизнеса составляет несколько миллиардов долларов. Мелочь относительно геополитического значения этого соглашения.

Но заявление об отказе от 57% акватории также необоснованно. В экономических водах нет пограничных линий, они открыты для любого судна, и в любом случае страны делят экономические воды по соглашениям между собой. Обычно такие соглашения требуются только тогда, когда обнаруживаются запасы газа, и вдруг открытое море приобретает экономическую ценность, потому что в противном случае никому нет дела до того, что там происходит. Таким образом, Израиль отказался от того, на что претендовал, но это никогда не принадлежало ему (как не принадлежало Ливану или Кипру).

С другой стороны, существует четкое международное право в отношении территориальных вод: полоса, простирающаяся на расстояние до 12 морских миль (22 километра) от берега. Хотя территориальные воды находятся под суверенитетом Израиля, до сегодняшнего дня четкой линии границы с Ливаном не было.

В 2000 году Айленд в одностороннем порядке определил границу в море и поставил вдоль нее ряд буйков для целей патрулирования кораблей ВМФ. Ливан никогда не принимал линию буйков, а в нынешнем соглашении он принимает ее впервые (полуофициально). Это важное достижение в области безопасности для Израиля.

Мир лучше войны

Единственное слабое место в нынешней договоренности – согласие Израиля сдвинуть линию буйков, начиная с 6-го километра (и до 22-го километра), примерно на 300 метров. В общей сложности Ливану было передано около 6 квадратных километров предполагаемой суверенной территории Израиля. Хотя это не имеет значения с точки зрения безопасности, поскольку сдвиг составляет всего 300 метров, решение имеет символическое и юридическое значение. Нет уверенности, что переходное правительство может согласиться отказаться от 6 квадратных километров территориальных вод.

Штайниц предупреждает, что уступка 6 квадратных километров – опасный прецедент, который представляет Израиль странам региона как страну, которую легко заставить пойти на территориальные уступки. Может быть, Штайниц и прав, но это уступка, не связанная ни с безопасностью, ни с экономикой. Взамен мы получили от Ливана согласие на линию границы между нами и, как уже упоминалось, важный потенциал для относительного мира.

Еще Штайниц утверждает, что Израиль отказался от экономических вод площадью 850 квадратных километров – кто знает, какие там будут еще открыты газовые месторождения. Только обладающие пророческими способностями смогут ответить на этот вопрос, и в любом случае это возвращает нас к Кейнсу: нет более успешной политической стратегии, чем покупка мира за деньги. Чем больше у Ливана экономических интересов в прилегающем к нам море, тем меньше риск войны.

Именно уступки Израиля и восприятие соглашения как достижения Ливана и поражения Израиля усиливают потенциал мира. «Хизбалле» легче принять соглашение и размахивать им перед гражданами Ливана, как если бы это было ее собственным политическим достижением.

В итоге Израиль отказался от ничтожных 6 квадратных километров своей акватории и потерял потенциал от доли в газовом месторождении в несколько миллиардов долларов, а взамен получил от Ливана соглашение о морской границе и важный потенциал относительного мира.

Если это поражение, то это одно из самых выгодных поражений, с которыми мы когда-либо имели дело. Каждый начинающий экономист (даже если он не Кейнс) и каждый государственный деятель в здравом уме (если он не Нетаниягу) понимает это.

Мейрав Арлозоров, «ХаАрец», И.Н. На снимке: танк ЦАХАЛа на границе с Ливаном. AP Photo/Ariel Schalit √

Читайте также

Так имеет ли премьер-министр Израиля право заключать сделку с Ливаном?

Соглашение с Ливаном: Лапид прав стратегически, Нетаниягу – тактически

Ждать ли войны с Ливаном в ближайшее время?

Новости

После удара по "Хизбалле" - новый обстрел. Беспилотник взорвался в кибуце, есть раненый
Волк укусил девочку, спавшую в палатке в парке "Мамшит"
СМИ: иранские силы захватили португальско-израильский корабль в Ормузском проливе

Популярное

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

Раввин, призвавший уклоняться от армии и оскорблявший выходцев из экс-СССР, получит премию Израиля?

Поначалу это звучало как шутка: премию Израиля получит главный  сефардский раввин Израиля Ицхак Йосеф. Этот...

МНЕНИЯ