Wednesday 01.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ammar Awad, Reuters
    Фото: Ammar Awad, Reuters

    Соглашение Нетаниягу-Ганца: хорошее, плохое, уродливое и зловещее

    Начнем для разнообразия с хороших новостей. Если коалиционное соглашение, подписанное Биньямином Нетаниягу и Бени Ганцем вечером 20 апреля за несколько минут до наступления Дня памяти жертв Катастрофы европейского еврейства, когда-либо будет реализовано, то новое правительство Израиля теоретически может оказаться значительно лучше предшествующих.


    На смену ксенофобному, националистическому, ультраправому правительству, доминирующей фигурой в котором был Нетаниягу, управлявшему Израилем в течение последних лет, придет более разумная, правая или право-центристская коалиция, полномочия в которой будут разделены. И это главное.

    Изменения, которые должны произойти, обещают быть существенными, по крайней мере — на первый взгляд. Нетаниягу больше не будет пилотом-одиночкой. Каждое решение, назначение, политический шаг будут отныне нуждаться в  согласии его нового второго пилота Ганца и его партии «Кахоль-лаван». Кабинет министров и все другие правительственные форумы будут действовать на основе строгого паритета, что, впрочем, может их раз и навсегда парализовать.

    Конституционная контрреволюция, вдохновленная Нетаниягу, и узурпация демократии, которой опасались израильтяне умеренных взглядов, будут на время отложены. Непропорциональное влияние, которым пользовались до сих пор ультраортодоксальные партии и лобби поселенцев, ослабится. Новый центр силы, согласно коалиционному соглашению, будет принадлежать только Ганцу и Нетаниягу: новое правительство будет следовать их пожеланиям – если, конечно, они когда-нибудь достигнут согласия.


    В период существования нового правительства, жить которому ориентировочно отведено три года, хотя этот  срок по взаимному согласию может быть продлен, важные министерские посты, в том числе министерства обороны и юстиции, будут принадлежать «Кахоль-лаван». Иностранные официальные лица, особенно европейские, которые поддерживают регулярные контакты со своими израильскими коллегами, несомненно, будут рады, если им не придется работать с пестрой командой Нетаниягу.

    Если бы мир в большей своей части не был так озабочен борьбой с коронавирусом, он, вероятно, приветствовал тот факт, что в общем курсе Израиля намечаются сдвиги. Тем не менее, эти надежды могут оказаться преувеличенными, по крайней мере в том, что касается израильско-палестинского конфликта. Может оказаться, что новое правительство, в котором министерство обороны возглавляет Ганц, а министерство иностранных дел — Габи Ашкенази, будет с большей легкостью ввязываться в вооруженные и прочие конфликты, чем во времена осторожного Нетаниягу.

    Кроме того, в соглашении предусматривается, что Нетаниягу сможет внести предложение об аннексии любых территорий, которые, в соответствии со «Сделкой века» Дональда Трампа администрация США намеревается разрешить Израилю присоединить, и сделать это задолго до президентских выборов 3 ноября.

    Однако в глазах левого Израиля или того, что от него осталось, соглашение Нетаниягу-Ганца – редкостная мерзость, и не потому, что оно может увековечить оккупацию. В конце концов, отношения с палестинцами сыграли лишь незначительную роль во всех трех раундах выборов. По сути, битва между этими политическими лагерями была референдумом по вопросу, может ли Нетаниягу, несмотря на то, что ему предъявлены обвинения по трем уголовным делам, оставаться  у власти. В этом отношении в глазах многих бывших сторонников Ганца и поборников правления закона нынешние уступки ставят его на одну доску с Бенедиктом Арнольдом — генерал-майором, спасшим США от уничтожения в дни войны за независимость, а потом продавшим свою страну, перейдя на сторону англичан. Его имя стало синонимом предательства.

    В соответствии с соглашением Нетаниягу сможет не только занимать пост премьер-министра, находясь под судом за взяточничество, мошенничество и злоупотребление общественным доверием — теоретически он может оставаться в этой должности в первые 18 месяцев действия нового правительства или «альтернативным премьер-министром» в течение еще полутора лет, даже если он будет осужден за свои преступления, пока приговор, после рассмотрения обжалования, не будет признан окончательным. И если Высокий суд справедливости решит, что Нетаниягу запрещено оставаться на своем посту, Ганц согласится назначить новые выборы.

    Ганц и его коллеги, которые неоднократно обещали никогда не вступать в правительство, возглавляемое Нетаниягу, теперь обеспечили ему легитимацию в глазах общества, которой ему так не хватало. Нетаниягу, возможно, не удастся законным путем выбраться из затруднительного положения, но продолжение  его правления получило печать кошерности от его самых яростных соперников.


    Возможно, у Нетаниягу и выбора особого не было. Независимо от того, намеревался ли он достичь соглашения с Ганцем с самого начала или только в последние дни признал это допустимым, альтернативный вариант — четвертая избирательная кампании подряд – с каждым днем становился все менее привлекательным. В связи с маячащим на горизонте резким экономическим спадом, вызванным режимом карантина, оставившим без работы как сотни тысяч избирателей «Ликуда», так и израильтян иных политических симпатий, шансы Нетаниягу на победу за считанные дни резко упали.

    На протяжении последних недель Ганц подвергся жестокой критике не только за то, что он заключил союз с Нетаниягу, но и за то, что премьер-министр обыграл его на переговорах. Однако Ганц заключил с Нетаниягу жесткое соглашение о разделении власти и взял под контроль важные министерские посты, имея за собой только 17 депутатов кнессета – против 59 в правом блоке Нетаниягу. Премьер-министру теперь придется объяснять, что творится на его заднем дворе.

    Однако, несмотря на то, что соглашение подписано, на пути его реализации стоят серьезные испытания. Эта сделка требует проведения в кнессете существенных законодательных актов, включая поправки к основным (конституционным) законам, которые надлежит принять за менее чем три недели – иначе кнессет автоматически будет распущен и страна отправится на новые выборы. Некоторые из предложенных изменений могут быть оспорены БАГАЦем, и любое вмешательство суда может повлечь за собой опасную задержку.


    Наконец, несмотря на то, что новое правительство подается как правительство национального единства, созданное в ситуации  чрезвычайного положения перед лицом корона-кризиса, оно объединяет два политических блока, которые не доверяют, а зачастую продолжают, как и прежде, ненавидеть друг друга. Оптимисты могут тосковать по новой эре примирения и взаимопонимания, но, скорее всего, стороны перенесут свои затаенные обиды и боевые действия на форумы кабинета министров и в парламентские комиссии, которыми они теперь будут совместно руководить. Вместо национального единства Израиль может получить бесконечную «Войну престолов», еще более безжалостную, чем традиционная борьба между коалицией и оппозицией.

    Хеми Шалев, «ХаАрец», М.Р. Фото: Ammar Awad, Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend