Четверг 22.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Atomic Energy Organization of Iran via AP
    Atomic Energy Organization of Iran via AP

    Итоги года: взрывы в Иране и провал в Израиле

    Израильский журналист Амир Раппопорт на сайте Israel Defense в новом еврейском году решил подвести итоги года уходящего, сосредоточившись на самом драматичном событии года, самом вопиющем провале года, а также на возможной проблеме с безопасностью (которую нам может уготовить следующий год).

    Авария или диверсия?

    По мнению Раппопорта, самым важным событием года следует считать инцидент на иранском ядерном объекте, расположенном недалеко от города Нетенз (1590 км от Тель-Авива): здесь 2 июля вспыхнул гигантский пожар. У этого события есть шансы попасть в учебники истории.

    Причиной пожара послужил мощный взрыв. Что стало его причиной – авария или диверсия? Как замечает Раппопорт, официального подтверждения, что речь идет о диверсии – не было. Согласно заявлению AEOI (комиссии по атомной энергии Ирана), произошедшее следует рассматривать, как результат саботажа.

    В начале сентября Бехруз Камальванди, официальный представитель AEOI, сообщил, что виновные в инциденте найдены, их мотивы известны, как и каковы причины случившегося. При этом Камалванди в подробности не вдавался, добавив лишь, что в ближайшее время иранские спецслужбы  огласят всю имеющуюся в их распоряжении информацию.

    "В любом случае, - отмечает Раппопорт, - был ли пожар на ядерном объекте результатом диверсии или не был, я однозначно выбрал инцидент в Нетензе - пожалуй, наиболее мощный по своим последствиям после кибер-атаки десятилетней давности, разрушившей на этом же объекте десятки центрифуг, используемых для обогащения урана, - самым драматичным событием уходящего года. Еще и потому, что это событие можно рассматривать как осевое, вокруг которого вращаются все прочие события на Ближнем Востоке в сфере безопасности, а также формируются стратегические союзы – дабы противостоять стремлению Ирана создать ядерную бомбу в качестве залога его региональной гегемонии".

    Стратегия Ирана состоит в создании ближневосточной шиитской оси и в провоцировании многочисленных региональных конфликтов - от Йемена, через Ирак и Сирию до Ливана, до сектора Газа, но, с другой стороны, служит и катализатором формирования облика нового Ближнего Востока, учитывая создание удивительных союзов, которые ранее вообще были невозможны. Примером таких союзов может служить подписанное соглашение между Израилем, ОАЭ и Бахрейном, и это, как считает Раппопорт, только начало.

    Самое громкое фиаско года – провал в борьбе с коронавирусом

    В этом вопросе Раппопорт не оригинален, возлагая ответственность на руководство страны. По его мнению, позор тем весомее, поскольку у нас были отличные условия, чтобы успешно справиться с эпидемией. Во-первых, потому что Израиль - де-факто остров, точно такой же, как Новая Зеландия и Исландия, которые практически искоренили у себя вирус, и несколько въездов в Израиль находятся под очень строгим контролем.

    Во-вторых, Израиль более любой другой страны подготовлен к чрезвычайному сценарию развития событий. Однако все предусмотренные для этого сценария возможности не были задействованы упорядоченным образом (для сравнения, около 20 лет назад именно на министерство обороны была возложена непосредственная ответственность за борьбу с вирусом птичьего гриппа).

    Более того, констатирует Раппопорт, из-за опасения биологической войны страна подготовлена даже к эпидемиям: Институт биологических исследований в Нес-Ционе, в частности, отрабатывает различные сценарии биологической атаки, которая может быть совершена как естественным путем (подобно коронавирусу) или с применением бактериологического оружия.

    Если бы произошло последнее, командование Службой тыла прибегло бы, не медля, к экстренным мерам, задействуя всю систему безопасности. Этого не произошло. Как считает журналист, в «гражданском» сценарии ответственность возложили не на министерство обороны, а на министерство здравоохранения - регулирующий, а не исполнительный орган. И это было только началом оглушительного провала, который в результате не просто лишил нас лидирующего положения в борьбе с вирусом после введения первого карантина, а буквально сбросил в пропасть, где мы оказались в преддверии второго карантина».

    Как утверждает Раппопорт, во время разгара эпидемии министерство здравоохранения неделями пыталось противоборствовать проведению тестов, и требовало одобрить каждую ватную палочку для отбора пробы чуть ли не на высшем уровне. В результате на сегодняшний день не проведено ни одной серии эпидемиологических исследований, соответствующих масштабности проблемы.

    "На мой взгляд, задержка с разработкой израильской вакцины кажется наиболее разочаровывающей иллюстрацией полного провала, - пишет журналист. - Институт в Нес-Ционе был готов уже в начале сентября начать клинические испытания вакцины. Но они начнутся только «после праздников», потому что министерство здравоохранения создало «хельсинскскую комиссию» для утверждения испытаний, как того требуют правила в обычной ситуации, но не сейчас, когда мы находимся в самом центре стихийного бедствия с более чем тысячью погибших, и то – на сегодняшний день".

    Согласно статистическим данным, ежедневно коронавирусом заражаются около 5 тысяч израильтян, 50 из которых в течение месяца или двух, как свидетельствует та же неумолимая статистика, могут умереть. Но минздрав, видите ли, хочет быть уверенным, что в испытаниях, на первом этапе которых будут участвовать сто добровольцев, не будет никакого риска.

    "А можно ли было действовать иначе? – спрашивает Раппопорт, - Да, безусловно. Все остальные страны мира действовали нестандартно и позволяли проводить крупномасштабные клинические испытания, максимально ускоряя процесс, даже в рамках Управления по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA), известного своей строгостью в обычное время.

    Весь мир осознал, что риск ежедневного распространения вируса больше, чем любой другой риск, связанный с клиническими испытаниями. В Китае уже есть склады для вакцины, в ОАЭ и в России разработка вакцины находится на весьма продвинутой стадии, в двадцати пяти других странах опыты перешли ко второй фазе,  и только фармацевтический департамент нашего минздрава  заботится о каждой детали до начала первого клинического испытания в Израиле. Попутно, в ходе этого и так непростого процесса министерство главы правительства и министерство обороны выясняют между собой отношения из-за того, что разработка вакцины отсрочена, а тем временем в стране бушует эпидемия.

    Израильская вакцина будет готова спустя много времени после того, как мы закупим ее в других странах, и это просто иллюстрация наибольшего провала года, который также можно назвать одним из самых серьезных упущений в политике правительства, пытавшегося бороться с коронавирусом".

    "Что день грядущий нам готовит?"

    Как считает Раппопорт, в новом году самая серьезная проблема в сфере безопасности, поджидающая Израиль, наверняка будет связана с палестинцами. Тем не менее, он смотрит в будущее с оптимизмом, веря, что через несколько десятилетий мир между нами и ближайшими соседями все же будет установлен.

    Но в «краткосрочной перспективе», в ближайшие десятилетия, к сожалению, мирные соглашения со странами Персидского залива не устранят израильско-палестинский конфликт, - так считает Раппопорт. Напротив, добавляет он, обстрел Ашдода как раз в тот момент, когда шла церемония подписания соглашения в Вашингтоне, очередной пакт о ненападении и дружбе между ФАТХом и ХАМАСом на фоне колоссальной обиды и разочарования палестинцев, про которых внезапно все забыли, – все это может привести к новой волне террора.

    Кстати, по словам Раппопорта, следует вспомнить, что при схожих (и во многом отличных) условиях, накануне нового еврейского года, ровно 20 лет назад грянула вторая интифада. ЦАХАЛ и ШАБАК надеются, что в следующем году история не повторится, но не исключают такой возможности, поэтому готовятся к развитию событий во всеоружии.

    «Детали» - в сотрудничестве с Israel Defense. М.К. На снимке: наземное сооружение над подземным объектом в Нетензе. Фото: Atomic Energy Organization of Iran via AP

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend