Sunday 17.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Kemal Softic
    AP Photo/Kemal Softic

    Сможет ли Россия разрешить израильско-палестинский конфликт?

    Во время недавних боевых действий между Израилем и ХАМАСом помимо обычных посредников – США и Египта – заметно активизировалась Россия. Как пишет «Аль-Монитор», это – часть стратегии РФ по расширению ее дипломатической роли в регионе. 


    14 мая президент Владимир Путин заявил, что конфликт между Израилем и Газой угрожает безопасности России, а 19 мая МИД России предупредил  Израиль, что дальнейшие жертвы среди гражданского населения в Газе будут «неприемлемыми». 21 мая российский МИД выразил поддержку прекращению огня и призвал к срочному созыву ближневосточного квартета для предотвращения возобновления конфликта. Глава комитета Госдумы РФ по иностранным делам Леонид Слуцкий также подтвердил готовность России провести переговоры по палестино-израильскому урегулированию, а замминистра иностранных дел Михаил Богданов поддерживал связь со всеми участниками конфликта и проводил консультации с Египтом, Иорданией, госсекретарем США Энтони Блинкеном и генсеком ООН Антониу Гутерришем.

    Посреднические усилия России основаны на ее амбициях в регионе. С окончанием сирийской гражданской войны Россия пыталась укрепить свои позиции в качестве великой державы на Ближнем Востоке и в Северной Африке -  в Ливии, Персидском заливе, в Израиле и ПА. Как пишет «Аль-Монитор», российские официальные лица считают Мадридскую конференцию 1991 года, организованную СССР и США в целях содействия израильско-палестинскому диалогу, значительным достижением для России в регионе и стремятся развить ее наследие. 

    В кругах российских аналитиков растет оптимизм по поводу сотрудничества США и России в продвижении израильско-палестинского мирного процесса. Несмотря на напряженные отношения между Москвой и Вашингтоном, эксперты считают, что в этом направлении страны могут работать сообща, и даже в обход ООН, хотя Москва неоднократно подчеркивала высший авторитет ООН, как арбитра, во время конфликта в Газе. 


    Но даже если сотрудничество между США и Россией по Израилю и ПА будет набирать обороты, мирная конференция с участием представителей Израиля и палестинцев в Москве может принести мало ощутимых результатов. Андрей Бакланов, который работал послом России в Саудовской Аравии с 2000 по 2005 год, отвечая на вопрос об инициативе Слуцкого провести переговоры между Израилем, палестинцами, Саудовской Аравией и арабскими странами, признавшими Израиль, подчеркнул готовность Москвы взаимодействовать с региональными державами, но заявил, что Россия не будет «изобретать новую международную группу для наблюдения за ситуацией».

    Хотя Россия представляет себя беспристрастным участником израильско-палестинского конфликта и оправдывает свою дипломатическую роль, подчеркивая географическую близость к Ближнему Востоку, израильские и палестинские официальные лица скептически относятся к дипломатическим амбициям России. Мики Ааронсон, старший научный сотрудник Иерусалимского института безопасности и стратегии, сказал, что Россия пытается возродить ближневосточный квартет, потому что хочет быть частью престижного международного форума после того, как ее исключили из других с 2014 года. Ааронсон отметил, что прием Россией у себя представителей ХАМАСа и «Исламского джихада» «воспринимается в Израиле как легитимация террористических организаций», и заключил: «Если «квартет» вернется к жизни, Россия станет его частью, но в остальном я вижу возможность только очень символического вмешательства».

    Посол Палестины в России Абдель Хафиз Нофал публично поддержал призыв Москвы к возобновлению работы ближневосточного квартета. Другие палестинские эксперты и официальные лица все более скептически относятся к способности квартета влиять на ситуацию. Амджад Ираки, политический аналитик палестинского аналитического центра Al-Shabaka, сказал, что стремление ближневосточного квартета к решению о сосуществовании двух государств уходит корнями в мышление эпохи 1990-х годов и не отражает реалии на местах. Ираки считает, что квартет предъявляет жесткие условия ХАМАСу, но не оказывает должного давления на Израиль. По его словам, эта группа стала институтом, который великие державы используют, чтобы создать видимость коллективных действий. С другой стороны, Ираки считает арабскую мирную инициативу, которую также продвигает Россия, столь же устаревшей, и утверждает, что доверие к ней было подорвано «соглашениями Авраама» и неформальными арабо-израильскими связями, которые предшествовали этому шагу к нормализации.

    Поскольку России предстоит тяжелая борьба за дипломатический прорыв в израильско-палестинском конфликте, Москва в конечном итоге может повернуться к продвижению внутрипалестинского диалога. В 2011, 2017 и 2019 годах Россия проводила внутрипалестинские конференции с участием 12 основных фракций, а в октябре 2020 года делегация ХАМАСа посетила Москву, чтобы оживить эти переговоры. Независимо от успеха или неудачи ее дипломатических усилий, Россия остается заинтересованной стороной в израильско-палестинском конфликте.

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. AP Photo/Kemal Softic

     


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend