Главный » Политика » 36 плевков 35-го правительства

36 плевков 35-го правительства

Вряд ли Нетаниягу и Ганц читали «Полтаву». Поэтому не знают, что «в одну телегу впрячь не можно/ коня и трепетную лань».

Тем не менее, скрипучая телега под громким названием «35-е правительство Государства Израиль» уже стоит во дворе кнессета, и вышеозначенные животные впряглись в нее, чтобы везти нас... Тут и возникает много вопросов: куда, по какой дороге, как долго? И, конечно, кто кучер? Ни на один из них  пока нет ответа.

Трагифарс по-израильски

14 мая приведение к присяге нового правительства было отложено в третий раз (очередной срок — 17 мая в 13.00), превратившись из драмы в фарс. На данную минуту мы уже знаем почти всех, кто возглавит различные министерства. А общее число их руководителей – 36 министров и 16 заместителей министров! – побило израильский рекорд.

Это разбухшее правительство, которое обойдется налогоплательщикам в добрые полтора миллиарда шекелей в год, создано в условиях жесточайшего экономического кризиса с более чем миллионом безработных, чего Израиль не знавал с середины 60-х годов. Это ли не плевок в лицо гражданам, которые в течение 500 дней в ходе трех выборов добивались избрания оптимального правительства. Плевок? 36 плевков!

Похоже, премьеру и его министрам нет никакого дела, что в Европе превосходно работают вдвое меньшие правительства, которые в своих парламентах умещаются за одним столом. Для 35-го израильского правительства плотникам придется пристроить в зале пленарных заседаний кнессета еще один стол.

Все министры

Бени Ганц первые полтора года будет министром обороны, после чего сменит Нетаниягу на посту главы правительства. Неудивительно, что Ганц взял себе это министерство: военное дело – именно то, в чем он хорошо разбирается, а весь генштаб – его бывшие сослуживцы и подчиненные. Дополнительным министром в ведомстве Ганца станет член его партии Михаэль Битон, который будет заниматься курсами доармейской подготовки и стимулированием призыва в армию.

Министром иностранных дел стал Габи Ашкенази, чей образ рубахи-парня и мужицкая лукавость могут удивить профессиональных дипломатов в Брюсселе и в Вашингтоне, как их удивил в свое время бывший строительный рабочий Давид Леви, не знавший ни слова по-английски. Но главная причина, по которой Ашкенази может забуксовать, в другом: давние финансовые проблемы МИДа решит только минфин, а он теперь находится в руках Исраэля Каца, который ничего не делает без согласия Нетаниягу.

Традиционно считается, что «минфин – могила для политиков». Сейчас Кацу предстоит тяжелейшая из задач: восстанавливать разрушенную эпидемией израильскую экономику. В то же время именно Кац получит возможность влиять на работу министров-конкурентов из «Кахоль-лаван», проводя неизбежные широкие сокращения бюджета всех министерств и вводя новые налоги, на которые Израиль обрек корона-кризис.

Министерство культуры, которое четыре года успешно разрушала Мири Регев (гордящаяся тем, что «не читала Чехова» и после нее «даже двое министров культуры не смогут исправить то, что я сделала»), перешло в руки молодого Йехиэля (Хили) Тропера («Кахоль-лаван»), который до сих пор занимался общественной деятельностью среди подростков.

Тем временем Мири Регев стала министром транспорта. Поезда и автобусы интересуют ее еще меньше Чехова, но на этом посту есть большая выгода: на первую же церемонию по укладке новых шпал она пригласит Нетаниягу для перерезания ленточки и гордо встанет рядом с ним, как привыкла делать. Жаль, что метро-трамвай, поезда и автобусы, дороги и туннели напрочь лишены какой бы то ни было этнической окраски и никак не помогут давней борьбе Регев с ашкеназским засильем.

Министерство здравоохранения, которое во время эпидемии стало важнее министерства обороны, превратилось в предмет  активных торгов и досталось бывшему спикеру кнессета Юлию Эдельштейну. Учитывая тяжелейшее состояние системы здравоохранения, которой по-прежнему не хватает врачей, медсестер, оборудования, коек и значительного финансирования, надо полагать, что на очередной пресс-конференции Нетаниягу по поводу его победы над эпидемией новый министр будет с тоской вспоминать о прежней должности, которую премьер отдал своему приближенному лоялисту Яриву Левину по кличке «инквизитор».

Другой приближенный Давид Амсалем назначен министром по связям правительства и кнессета.

Министерство юстиции досталось Ави Ниснкорну («Кахоль-лаван»), бывшему генсеку Гистадрута, которому диплом юриста определенно пригодится в новой работе. Можно без преувеличения сказать, что судебная система вздохнула с облегчением после целого года угроз, интриг и устрашения, которыми отличалось короткое пребывание на этом посту Амира Оханы – ставленника Нетаниягу. Так что Ниснкорну придется начинать с разбора завалов для восстановления власти закона в стране.

Тогда как Амир Охана получил не менее важный портфель министра внутренней безопасности, где в его власти окажется полиция. Можно не сомневаться, что Нетаниягу ждет от своего ставленника не менее эффективной деятельности по затыканию ртов и торможению текущей работы — особенно за десять дней до начала судебного процесса «Государство Израиль против Биньямина Нетаниягу».

Министром жилищного строительства стал Яаков Лицман («Еврейство Торы»), которому даже колоссальный провал в минздраве никоим образом не помешал перейти в такое нужное для гурского ребе министерство, ибо теперь государство, наконец, займется самым необходимым – решением жилищных проблем гурских хасидов.

Йоаз Хендель («Дерех Эрец»), бывший сотрудник канцелярии Нетаниягу, станет министром связи к большому раздражению последнего, который всегда хотел лично контролировать это министерство, что хорошо проявилось в его уголовном «деле 4000».

Амир Перец («Авода») на посту министра экономики, как и его партколлега Ицик Шмули на посту министра труда и соцобеспечения, будут полностью зависеть от милостей минфина. А многолетнему генсеку Гистадрута Перецу придется сильно перестроиться, чтобы защищать интересы трудящихся в министерстве, где никогда не пахло социализмом.

Министром сельского хозяйства станет Алон Шустер («Кахоль-лаван»), хорошо знающий предмет и проблематику израильских фермеров, возлагающих на него большие надежды. Беда в том, что для воплощения в жизнь больших надежд нужны большие деньги.

На своем влиятельном посту министра внутренних дел останется Арье Дери, который, несмотря на острую нехватку портфелей для обиженных депутатов «Ликуда», получил второй портфель министра по развитию Негева и Галилеи.

На своих постах останутся министр энергетики Юваль Штайниц и министр экологии Зеэв Элькин, чья карьера затормозилась после неудачного баллотирования в мэры Иерусалима.

Новый министр туризма Асаф Замир («Кахоль-лаван») в прошлом был зам. мэра Тель-Авива, занимаясь вопросами образования. Теперь перед ним стоит намного более амбициозная задача – вернуть в Израиль миллионы туристов, которые в ближайшее время никуда не поедут.

Министром науки и технологии стал Изхар Шай («Кахоль-лаван»), который давно занимается инвестированием в хай-тек и созданием «старт-ап» компаний.

Офир Акунис («Ликуд») стал министром регионального сотрудничества после того, как не оставил никаких следов на посту министра науки и технологии.

Министром по вопросам религии стал раввин Яаков Авитан (ШАС), в виде исключения не входящий в партийную верхушку.

Министром абсорбции стала Пнина Тамно-Шата («Кахоль-лаван»), что вызвало огромную радость эфиопских евреев и полное отсутствие таковой у репатриантов из СНГ. Хотя при наличии в этом министерстве «своей» Софы Ландвер общинные интересы выходцев из СНГ тоже оставались в многолетнем забвении.

Омер Янкелевич («Кахоль-лаван») стала министром по делам Диаспоры, принеся в политику опыт жизни в двух мирах – светском и ультраортодоксальном, что может помочь в восстановлении испорченных отношений с неортодоксальными течениями иудаизма в США.

Орит Фаркаш-Хакоэн («Кахоль-лаван») получила пост министра по стратегическим вопросам, который, как показывает опыт, не занят ничем определенным, чтобы оправдать такое название.

Мерав Коэн («Кахоль-лаван») стала министром социального равенства, которого так и не смогла достичь ее предшественница из «Ликуда».

Принцип тот же — разделяй и властвуй

На этот раз Нетаниягу добился небывалого успеха: он расколол сразу три партии — «Кахоль-лаван», блок «Авода-Гешер-МЕРЕЦ» и «Ямина», в результате чего былые противники стали его союзниками, а былые союзники — противниками.

Отдельно надо сказать о двух перебежчиках – Орли Леви-Абекасис («Гешер») и раввине Рафи Переце («Ямина»). Для первой люди Нетаниягу придумали излишнее и бессмысленное министерство под названием «общинное укрепление и продвижение». Бюджета этого министерства в сумме 20 миллионов шекелей хватило бы, чтобы укрепить и продвинуть тех, кто сегодня стоит в очереди за пособием по безработице.

Рафи Перецу, который разрушил систему образования с той же скоростью, что Амир Охана – минюст, глава правительства предложил бросить «Ямину» и стать министром по делам Иерусалима. А когда тот согласился, Нетаниягу во всеуслышанье заявил, что на этот пост раввин Перец «не тянет». Однако не прошло и суток, как Перец получил назначение на пост министра по делам Иерусалима и еврейского наследия.

Освобожденный Перецом пост министра просвещения все еще вакантен и достаточно весом, но и он не решит внутренних проблем Нетаниягу, у которого очень мало свободных министерских постов и очень много желающих. Так много, что премьер начал делить некоторые посты пополам и, в частности, предложил бывшему министру социального равенства Гиле Гамлиэль стать министром по вопросам... высшего образования. Следуя этой логике, у Нетаниягу могут появиться еще четыре свободных министерских портфеля: по вопросам начального и среднего образования, детсадов и яслей.

В то же время только для того, чтобы отделаться от Гилада Эрдана, который провалился на посту министра внутренней безопасности, Нетаниягу не только сделал его полпредом в ООН, но параллельно назначил послом в Вашингтоне.

Сладкая месть

Что касается фракции «Ямина», ее глава Нафтали Беннет жаждал стать министром здравоохранения, чтобы постоянно быть в заголовках. Но Юлий Эдельштейн оказался расторопнее, и Беннет остался у разбитого корыта вместе с неразлучной Айелет Шакед. Вечером 14 мая они устроили пресс-конференцию, где заявили, что Нетаниягу «связался с леваками» и заставил их уйти в оппозицию. Но в самом ли деле они уйдут в оппозицию или в оставшиеся 48 часов приползут в Каноссу на улице Бальфура, чтобы взять то, что дадут  — все еще вакантный минпрос или министерство по делам разведки?

Истина состоит в том, что Нетаниягу в упор не видит ненавистный дуэт своих бывших сотрудников Беннет-Шакед, без которых он в этот раз может преспокойно обойтись. Как и без Авигдора Либермана. Есть ли на свете более сладкая месть для Нетаниягу, который спал и видел такой расклад, полученный в подарок от Бени Ганца!

Верьте Экклезиасту

Можно ли после этого говорить о какой-то идеологии и национальных устремлениях этого раздутого правительства, якобы озабоченного интересами граждан, которым оно так дорого обойдется в прямом и в переносном смысле слова? Скорее, оно озабочено собственными интересами: как протащить телегу полтора года, когда конь будет тянуть в одну сторону, а лань – в другую? И что случится, если через полтора года, уже будучи под судом, Нетаниягу откажется от ротации, повторив бессмертные слова Леви Эшколя: «Я обещал, но не обещал выполнить»?

Паритетная основа правительства и специальный механизм взаимного паралича (принятия любых решений только по общему согласию) приведут к тому, что Нетаниягу и Ганц будут пребывать в состоянии непрерывного противостояния, подозрения и взаимного недоверия, а личные и партийные интересы быстро возобладают над государственными.

Последние годы обвиняемый Нетаниягу привык повторять: «Ничего не будет, потому что ничего не было». Выброшенный им за борт Нафтали Беннет чуть видоизменил эту формулу: «Ничего не будет, потому что ничего нет». Но в условиях израильской политики «что было, то и будет», как мудро заметил лучший из политкомментаторов – Экклезиаст.

Рафаэль Рамм, «Детали»˜

Фото: Мегед Гозани

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend