Пятница 27.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    dsc02861-press-tzahal

    Смерть солдата – кто за нее ответит?

    Солдат Авиатар Йосефи погиб дважды. В первый раз – когда, проявив преступную халатность, его поздней ночью отправили вместе с десантным подразделением в поход, несмотря на непогоду и бурю. А во второй раз – когда его тело еще было в ручье Хилазон, но его командиры уже переваливали ответственность друг на друга. Вот уж где, действительно, они проявили подлинное мастерство и умение контактировать друг с другом!

    Эта история выбивается из рамок привычного военного быта. Скорее, она свидетельствует о некой израильской сущности, близкой к катастрофической. Ведь есть определенная схожесть между утонувшим в Хилазоне – и другими трагическими событиями последних лет, за которые пришлось заплатить высокую цену.

    В расследовании Янива Кубовича, опубликованном ранее в этом году, рассказывалось, как одно из подразделений бригады «Голани» по инициативе командира пересекло сирийскую границу для ведения наступательной операции. В результате погибли мирные жители, а территория района была сожжена.

    А нелицеприятная история с затоплением авиабазы Хацор прошлой зимой? Когда там оказались выведены из строя самолеты F-16 и был нанесен материальный ущерб в десятки миллионов шекелей…

    А публикация Йоси Иехошуа в «Йедиот ахронот» о культуре командования в спецназе «Маглан», которая привела к тому, что военнослужащий Илай Хают, подчиняясь приказу командира, выпрыгнул из легкового автомобиля – и получил тяжелые травмы, из-за которых надолго остался парализованным?

    А то трагическое событие, когда, невзирая на предупреждение метеорологов о штормовой погоде, группу курсантов-допризывников отправили в поход по руслу ручья Цафит, и в результате десять молодых людей (девять девушек и один парень) погибли?..

    Все вышеописанное характерно проявлением ставших уже традиционными для Израиля халатности, беспечности, извечного «все будет в порядке», а также неизбежного перекладывания ответственности с одного другого, а чаще – попыток ее и вовсе избежать.

    Со времени гибели Йосефи прошло около двух лет. Во время плавания его унесло бурной волной. Спасти его пытался сослуживец Рон Хадар – бросал ему веревку, но тот не смог ухватиться. Хадар рассказывает, что затем и сам с большим трудом смог выбраться на берег. Началось расследование.

    Командиры, видимо, не обратили должного внимания на ухудшившиеся погодные условия – что и привело к трагедии. Они боялись обвинения в халатности и запретили солдатам разговаривать об инциденте с прессой. Но некоторые проговорились – и, как они жаловались потом, вскоре их снова отправили на бесконечные заплывы, будто сводя счеты с теми, кто осмелился открыть рот.  Хадар говорит, что на него пытались переложить вину и заставить сказать, что они вдвоем решили пересечь ручей вопреки приказу. После того, как следователи допросили Хадара, командиры пытались узнать у него, какую версию он представил на допросе, – рассказал в своем расследовании журналист Янив Кубович.

    То, что происходило после гибели Йосефи – не попытка разобраться и наказать виновных, а, напротив, долгая история, все этапы которой – лишь неумелые попытки защитить «честь мундира» и обезопасить собственную карьеру.

    К примеру, по поводу двух высокопоставленных военных, также имевших отношение к трагедии, пресс-служба ЦАХАЛа сочла нужным заявить: «Речь идет о двух выдающихся офицерах, которые посвятили свою жизнь национальной безопасности. Расследование их действий было объективным и велось надлежащим образом, учитывая всю степень их ответственности за случившееся. То, что произошло, стало тревожным сигналом для всего ЦАХАЛа».

    И как прикажете на это реагировать? Смеяться или плакать?

    В рамках того же «фактического и надлежащего» расследования командир батальона, подполковник Ишай Розалио, был снят с должности, ему вменялось в вину причинение смерти по халатности, преступная халатность и невыполнение пунктов военного устава. Командиру бригады полковнику Яки Долефу было вынесено строгое взыскание. Но через год Розалио отправили на службу в оперативное управление генштаба, в подразделение, которое отвечает за порядок в Иудее и Самарии. А Долеф, отделавшись взысканием, спустя некоторое время получил звание бригадного генерала и был назначен на должность военного секретаря министра обороны Бени Ганца – должность, означающую прекрасный карьерный рост.

    Интересно, пресс-служба ЦАХАЛа имела в виду именно этот «тревожный сигнал» – указывающий, что для карьеры в ЦАХАЛе (да и в Израиле вообще) необходимо всячески избегать прозрачности и снимать с себя всякую ответственность?

    Судя по всему, начиная с этой недели, отговорки закончились. Расследование ведет министр обороны Бени Ганц. Если он не вызовет начальника генштаба Авива Кохави, который стал «защитным зонтиком» для Долефа, и самого Долефа для откровенной беседы у себя в кабинете – он не только согласится с «тревожным сигналом», но и станет полноправным участником преступной культуры поведения, чреватой в будущем новыми жертвами.

    Ури Мисгав, «ХаАрец». М.К. Фото: пресс-служба ЦАХАЛа˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend