Sunday 05.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Случайный бой, ставший исторической вехой

    В этот день 101 год назад, 1 марта 1920 года, произошло сражение за Тель-Хай, ставшее одной из важнейших вех в истории сионизма. А фраза: «Хорошо умереть за родину», произнесенная одним их погибших в том бою – героем русско-японской войны и одним из основателей Еврейского легиона Иосифом Трумпельдором – стала девизом поколения первопроходцев.


    Но произошло сражение за Тель-Хай в известной степени случайно. Оно стало результатом не столько еврейско-арабского, сколько арабско-французского противостояния. Бедуины не ставили своей целью немедленное вытеснение евреев из Галилейского выступа. Их главным противником были в тот момент французы, препятствовавшие созданию независимого арабского государства на территории развалившейся Османской империи.

    По окончании Первой мировой войны англичане передали Галилейский выступ под контроль французской армии. В соответствии с соглашением Сайкса-Пико, этот район должен был войти в состав Сирии, мандант на управление которой получала Франция. Арабы, едва избавившиеся от османского владычества, не хотели вновь оказаться под чьей-то властью. Начался вооруженный конфликт. Поневоле оказавшиеся в его зоне евреи Галилейского выступа объявили о своем нейтралитете. Это было вынужденное и не слишком удачное решение. И арабы, и французы подозревали евреев в пособничестве противнику. Тем все время приходилось оправдываться и доказывать обратное.

    19 февраля французские военные попытались взять под свой контроль деревню Хальса (сейчас на ее месте находится город Кирьят-Шмона). Однако арабам удалось отбить атаку, обратить противника в бегство. Отступающие солдаты попытались найти укрытие в Тель-Хае, но жители поселения отказались открыть им ворота. Вскоре после этого у ворот Тель-Хая появились преследующие французов арабы. Жители поселка напомнили о провозглашенном ими нейтралитете и заявили, что иностранных военных к себе ни пускали. Тем не менее, арабы пожелали лично убедиться в этом. Осмотрев поселок, они мирно вернулись в Хальсу. Однако 1 марта возглавляющий арабов Камаль Хусейн со своим отрядом вновь прибыл в Тель-Хай и попросил разрешения провести повторный досмотр. Руководивший обороной поселка Иосиф Трумпельдор согласился.


    Хусейн и несколько сопровождавших его бойцов поднялись на второй этаж одного из домов, где в тот момент находились пять человек. Там по непонятным причинам Хусейн попытался разоружить Двору Дрехлер. Та позвала на помощь Трумпельдора и закричала: «Ося, у меня отбирают пистолет!» Раздался выстрел – возможно, непреднамеренный, когда Дрехлер, в борьбе с Хусейном, нажала на курок. Однако и евреи, и арабы восприняли его как сигнал к началу боя.

    Завязалась перестрелка. Бойцы Камаля Хусейна отступили, швырнув на второй этаж гранату. Находившиеся наверху Дрехлер, Сара Чижик, Зеэв Сараф и Биньямин Мунтер погибли на месте, Ицхак Каневский был тяжело ранен. Иосиф Трумпельдор, находившийся в соседнем здании, пытался пробиться к ним на помощь, но был ранен сам – сначала в плечо, а затем в живот. После этого командование обороной поселка взял на себя Пинхас Шнеерсон. Яаков Токер, занявший оборону у ворот, практически в одиночку сдерживал группу бедуинов, стремившихся прорваться на помощь своим. Он также получил тяжелые ранения.

    В конце концов, отряд Камаля Хусейни покинул Тель-Хай. Оставшиеся невредимыми защитники поселения пытались оказать первую помощь раненым. Спустя час из Цфата прибыл доктор Гершон Гарри. Помочь он сумел не всем. Яаков Токер скончался до его приезда. Иосиф Трумпельдор умер спустя несколько часов. К вечеру защитники Тель-Хая покинули поселок и подожгли свои дома. Они перебрались в Кфар-Гилади. Через два дня и этот поселок обезлюдел – так же, как и соседняя Метула. Еврейские жители Галилейского выступа перебрались в кибуц Айелет ха-Шахар, находившемся на подконтрольной англичанам территории.

    12 марта в газете «Кунтрес» Гершон Гарри описал свой визит в поселок Тель-Хай. Он рассказал, что в ответ на его вопрос: «Как ты себя чувствуешь?» – Трумпельдор ответил: «Ничего, хорошо умереть за родину». Так эти слова и вошли в историю.

    Борис Ентин, «Детали»˜
    На фото: киббуц Тель-Хай в 1959 г. Фото: Фриц Коэн, GPO


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend