Следите за «великолепной семеркой»

Нет в израильской политике более дружной пары, чем Арье Дери и Авигдор Либерман. Они шагают рука об руку с тех пор, как Нетаниягу, придя к власти в 1996 году, назначил своего приближенного Либермана управделами министерства главы правительства. Дери тогда (как и сейчас) возглавлял ШАС. Прошло 23 года, а связь между ними крепка. Они делят между собой благотворителей, обмениваются советниками и понимают друг друга без слов. А поскольку Либерман, расставшись с Нетаниягу, основал в 1999 НДИ, то каждый раз с приближением выборов они разыгрывают между собой простенькую игру.

Либерман и Дери подыскивают проблемы, которые злят их сторонников, и затевают вокруг них войну, которая повысит их рейтинг в глазах их электората. Они не борются за одну и ту же публику. Нет ничего общего между светскими выходцами из стран СНГ и религиозными выходцами из стран Ближнего Востока. Дери и Либерман могут провести на ринге 12 раундов, не рискуя, что один из них окажется в нокауте. Напротив – оба только выигрывают.

А как только выборы позади, они снова будут рады бок о бок сидеть в правительстве. Либерман, возможно, не захочет вступить в коалицию с Ганцем, а Дери начисто отметает возможность подписания коалиционного соглашения с Лапидом, но ни тот, ни другой никогда не наложат вето на решение своего партнера. И пусть интересы их сторонников расходятся — их личные интересы совпадают. Но даже если они не отбирают голоса друг у друга, их собственные ресурсы начинают истощаться. На этот раз для того, чтобы поправить дела, потешными боями обойтись не удастся, особенно в случае Либермана.

Согласно последним опросам, в следующем Кнессете будет не более 14 партий. Но это лишь оценка верхней границы, и, возможно, их будет куда меньше, может быть, половина от этого числа. Семь партий, не считая совершенно эфемерных, из участвующих на настоящий момент в предвыборной гонке, находятся ниже электорального барьера или в опасной близости к нему. Похоже, что в лучшем положении из всей этой семерки находится ШАС. Опросы предсказывают, что она может получить от четырех до шести мест. Но ШАС агонизирует, как видно из того, что с 17 мест в 1999 году она опустилась до 7 в 2015-м. Двадцать лет назад у ШАСа был обожаемый всеми духовный лидер, раввин Овадья Йосеф, любимый массами раввин Ицхак Кадури и Арье Дери – молодой, энергичный, которого, как были убеждены сторонники ШАС, обвинили во взяточничестве и упекли за решетку лишь за то, что он был сефардом.

Овадья Йосеф и Ицхак Кадури давно в лучшем из миров и ни один из раввинов, поддерживающих ШАС, ни по своему калибру, ни по своей популярности с ними не сравнится. Что же до уже совсем не молодого Дери, то над ним по по-прежнему висят обвинения в коррупции.

Электорат ШАС состоит из трех сжимающихся на глазах групп. Это относительно небольшая община ультраортодоксов-сефардов, подумывающих проголосовать за ашкеназскую партию «Еврейство Торы», и таких немало; есть некоторое количество несгибаемых сторонников Дери; и есть ликудники, которые взвешивают возможность проголосовать за ШАС (эта партия все равно будет поддерживать Нетаниягу, так почему бы не получить заодно и благословение?) Вместе их должно быть достаточно, чтобы поддержать партию на плаву.

В то время, как ШАС останется на плаву, Либерману после 9 апреля грозит немедленное забвение. Лишь в двух из 10 опросов, опубликованных в СМИ за последние 10 дней, НДИ преодолевает избирательный барьер. В этом есть некая ирония, поскольку повышение порога до 3,25 процента было в 2014 году внесено в закон о выборах поправкой, предложенной НДИ, пытавшейся не допустить в Кнессет арабские партии.

У НДИ есть два источника голосов. Основная группа, репатрианты из СНГ, стареет на глазах. Многие из них приехали в Израиль пенсионерами и уже ушли в мир иной. Молодые «русские» в значительно большей степени интегрированы в израильское общество и реже голосуют за «русскую» партию. Другая, меньшая группа — это правые избиратели, для которых «Ликуд» Нетаниягу недостаточно правый. Сегодня НДИ и «Новые правые» Беннета отчаянно конкурируют за эти голоса.

В попытке привлечь более молодых русскоязычных избирателей Либерман удалил из списка 69-летнею Софу Ландвер и переместил «русских» из молодого поколения – им всем плюс-минут под сорок – в верхние строчки списка. Но пока что новые лица не привнесли в партию живую струю.

Еще одна партия, в которую молодой лидер не влил свежей энергии и вдохновения, это — МЕРЕЦ. Партия, которую в прошлом году возглавила Тамар Зандберг, не вернула себе левых избирателей, несмотря на то, что Зандберг на 21 год моложе своей предшественницы Захавы Галь-Он. Исследования, которые провела партия, показывают, что, хотя на последних выборах она получила только пять мест, ее потенциальная поддержка втрое выше. Так оно, вероятно, и есть. В сегодняшнем Израиле лево-либеральные идеи разделяет меньшинство, но его все еще достаточно, чтобы удержать МЕРЕЦ на плаву.

В то время как ШАС и НДИ пока что выживают и не исключено, что они переживут и нынешние выборы за счет расширения своей электоральной базы, МЕРЕЦу не удалось наладить контакт с более молодыми избирателями, которые хоть и разделяют позицию партии, но не переваривают атмосферу избранности, которой она себя окружила. Опросы показывают, что сторонники этой партии, в надежде избавиться от Нетаниягу, взвешивают возможность проголосовать за центристский блок «Кахоль-лаван», как это уже было, когда они в 1999-м проголосовали за «Кадиму» и в 2015 году — за «Сионистский лагерь».

На предыдущих четырех выборах МЕРЕЦ показывала лучшие результаты, когда в гонке не участвовали сильные центристские партии, ставшие действенной альтернативой правым. Это означает, что на этот раз, когда Нетаниягу угрожает сборная суперменов Ганца, МЕРЕЦ вновь в опасности. Опросы показывают, что она не опускается ниже электорального барьера и колеблется между четырьмя и восемью мандатами.

Из других партий, находящихся на грани исчезновения, право-центристкая «Кулану», которая, как и ШАС, пытается привлечь избирателей, вызывая дух покойного лидера. Кахлон пустил в ход фотографию, на которой за его плечами стоит первый премьер-министр «Ликуда» Менахем Бегин. Но к сожалению, это — фотошоп, поскольку Бегин отошел от общественной жизни в 1983 году, когда Кахлон был армейским инструктором по вождению. Эта попытка Кахлона привлечь на свою сторону ликудников показывает, что министру финансов нечем похвастаться. Опросы предсказывают «Кулану» четыре-пять мест, с тенденцией уменьшения поддержки.

Вместе с блоком БАЛАД-РААМ, балансирующим на грани, центристская партия Орли Леви-Абекасис «Гешер», которой еще два месяца назад пророчили шесть-семь мест, оказалась ниже порога. Свежайшая сенсация — «Зеут» Моше Фейглина, крайне странная ультра-правая либертарианская партия, призывающая одновременно к аннексии Западного берега и легализации марихуаны, все еще недалеко отошла от порога.

Вместе эти семь партий могут в итоге получить 20 процентов от общего числа голосов. Все они находятся под угрозой исчезновения и тогда 800 тысяч голосов отправятся в помойку.

Для Нетаниягу и Ганца это означает, что одной победы на выборах будет недостаточно. Если, например, БАЛАД-РААМ или МЕРЕЦ не смогут преодолеть порог, шансы на то, что левоцентристский блок получит 61 мандат, необходимый для того, чтобы не дать Нетаниягу сформировать коалицию, будут значительно меньше.

Нетаниягу еще больше обеспокоен — трудно представить, что и «Зеут», и НДИ преодолеют барьер, и вполне вероятно, что это не удастся ни тем, ни другим. Нетаниягу хорошо знал, что делает, когда оказывал давление на «Еврейский дом», чтобы эта партия создала объединенный список вместе с супрематистами из «Оцма йехудит».

Исход выборов может решить не то, кто наберет больше голосов — «Ликуд» или «Кахоль-лаван», а то, в каком из блоков меньше голосов будут потрачены впустую.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. К.В.
На снимке: Арье Дери и Авигдор Либерман. Фото: Оливье Фитуси.


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend