Скорей бы Либерман ушел…

Исчезновение НДИ с политической карты стало бы вызывающим уважение показателем «израилизации» русскоязычных репатриантов. Оно также отразило бы тот факт, что многие израильтяне разочаровались в фальшивом образе Авигдора Либермана — этого «бумажного тигра». Заодно была бы устранена одна из сильнейших коррупционных язв страны.

Опросы последовательно показывают, что НДИ колеблется на грани электорального барьера, который когда-то был поднят самим Авигдором Либерманом, чтобы нанести ущерб арабским партиям и получить признательность электората. Теперь расплачиваться за это приходится его партии.

Не будем также забывать о ее вкладе в традиции мздоимства в Израиле, а следовательно – и в угрозу социальной дестабилизации.

Дело о взятках в НДИ стало крупнейшим расследованием системной коррупции в истории страны. Речь идет о десятках приближенных Либермана и многих представителях партийной верхушки, которые выстроили разветвленную сеть «стрижки купонов» и коррумпировали крупные организации. Одни уже осуждены, суд над другими продолжается. Речь идет о взятках, которые давали и принимали, подтасовке конкурсов, мошенничестве, воровстве и финансовых преступлениях, совершаемых в беспрецедентных масштабах.

Центральные фигуранты «дела НДИ» — бывший глава дорожно-строительной компании Алекс Вижницер, приближенный Либермана, и бывший замминистра Фаина Киршенбаум, наиболее близкий к председателю партии человек, которой с начала судебного разбирательство инкриминировалось распределение бюджета в обмен на взятки. Среди уже осужденных – Давид Годовский, начальник штаба Либермана, приговоренный к 7 годам заключения.

Абсолютно ясно, что лидер партии, чьи высокопоставленные руководители упали так глубоко в коррупционную яму, должен был взять на себя всю ответственность и подать в отставку. Но нет. Вместо этого глава правительства предпочел назначить его министром обороны, чтобы заключить в медвежьи объятия.

НДИ исчерпала себя. Силы ее истощаются, потому что она не интересует второе поколение русскоязычных репатриантов.

Во время выборов 2013 года я был директором молодежной деревни «Атид» им. Иоанны Жаботинской в Беэр Яаков, там учились около 1300 выходцев из СНГ. Я предложил им игру в голосование, и НДИ получила только 4 процента голосов. Это было признаком кардинальной смены электоральных предпочтений нового поколения репатриантов, их «израилизации» и интеграции в среду, общественную и экономическую жизнь. Пожилые репатрианты продолжают голосовать за НДИ, но молодежь уже сходит с этого пути и распределяется между прочими партиями. Если в конечном итоге НДИ преодолеет электоральный барьер, это произойдет потому, что голосование за нее все еще несет на себе печать семейственности – например, тех, кто живет в хостелях, или относится к культурным центрам, подверженных влиянию верных подрядчиков голосов.

Авигдор Либерман – это негативное явление в израильской политике. Он не сделал ничего положительного ни в одной из областей, которых коснулся – зато тяжелый ущерб был нанесен всей системе. К тому же мы говорим о человеке, который лелеет ненависть к арабам для создания своего образа грубого вояки, что абсолютно не соответствует его практическим возможностям (вспомним, например, его угрозу взорвать Асуанскую плотину или ликвидировать за 48 часов Исмаила Хание).

Исчезновение НДИ из общественной жизни станет долгожданным шагом и показателем того, что популистские законы могут возвращаться к их создателям подобно бумерангу.

Моше Бен-Атар, «ХаАрец». К.В. Фото: Эмиль Сальман 


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend