Среда 25.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    543570_corona_MADA_senior_citizens_Moti_Milrod

    Скорая финансовая помощь: одни болеют, другие богатеют

    В конце августа на заседании парламентской комиссии по труду и социальному обеспечению обсуждалась деятельность Службы cкорой помощи («Маген Давид адом», МАДА) в период борьбы с коронавирусом. Выступавшие, вне зависимости от политической ориентации, не жалели добрых слов в адрес МАДА, добавляя, что нужно, во что бы то то ни стало, помочь этой службе, выделив соответствующие средства для покрытия расходов.

    Воспользовавшись столь приятной атмосферой, царившей на заседании, к присутствовавшим обратился Эли Бин, гендиректор МАДА. Суть его обращения заключалась в том, что в виде «награды» парламентарии должны принять закон, по которому МАДА будет освобождена от участия в конкурсах на проведение анализов на коронавирус, и это право необходимо законодательно закрепить за скорой помощью, чтобы тестирование не проводили частные компании.

    Руководитель Службы скорой помощи выбрал для своего выступления весьма подходящий момент: в том же августе министерство здравоохранения впервые объявило конкурс на проведение тестов в домах престарелых – в рамках специальной программы «Щит отцов и матерей». Так минздрав якобы поставил под угрозу монополию МАДА в этой области, доходы от которой иногда достигают миллиона шекелей в месяц.

    До того, как был объявлен соответствующий конкурс, анализы на коронавирус в домах престарелых оставались исключительно прерогативой МАДА, и минздрав выделял на это определенные средства. К примеру, в июле между этими двумя организациями было подписано разовое соглашение о проведении 5 тысяч тестов раз в неделю на общую сумму в 550 тысяч шекелей – по 110 шекелей за тест. Месяц спустя был подписан еще один контракт на 58,8 млн шекелей, но на сей раз минздрав ограничил срок его действия тремя месяцами или до того момента, когда будет выявлен победитель по итогам объявленного конкурса.

    Но в МАДА не собирались сдаваться. Мало того, что они отказались от участия в конкурсе, так еще и обратились в суд, утверждая, что этот конкурс надо отменить, так как, дескать, его участники поставлены в неравные условия.

    Как утверждал Эли Бин, расследование, которое он провел сам, выявило тот факт, что специалисты минздрава, включая гендиректора профессора Хези Леви, не участвовали в процессе проведения конкурса и не формулировали его условия (хотя на документах о проведении конкурса стоит подпись Хези Леви).

    В то же время источник в минздраве сообщил, что на самом деле «МАДА всячески пыталась помешать проведению конкурса, оказывая давление».

    Нет никаких сомнений, что анализы на коронавирус – отличный источник дохода для службы МАДА. За каждую проверку государство платит этой организации 80 шекелей в будний день и более 100 шекелей – в пятницу, субботу или праздничный день. Как и в других случаях, когда заключаются соглашения между минздравом и МАДА, оплата включает сбор проб и доставку в лаборатории. В свою очередь, минздрав отвечает за поставку маркеров и средств защиты. Более того, когда в одном месте одновременно собираются много людей, у которых берут анализы (по данным программы «Щит отцов и матерей», в каждом учреждении берется от 20 до 285 проб), то каждая проба занимает в среднем меньше минуты, и рентабельность проверки стремительно растет.

    Следует отметить, что хотя МАДА и была единственной организацией, проводившей тестирование на коронавирус вплоть до середины апреля, она – отнюдь не единственный эксперт в этой области.

    «Когда разразился кризис, МАДА практически взяла бразды правления в свои руки, – говорит источник в одной из больничных касс. – По сути дела, это – военная и экономически сильная организация с хорошей цепочкой контроля и управления. Как и любое воинское объединение. Таким образом, эта организация получила исключительный контроль над тестированием. Это казалось эффективным, и минздраву было удобно с ними работать. Но позже, когда потребовалось резко увеличить число тестов, МАДА продолжала цепляться за свою «власть», позволявшую ей отвечать за сбор проб».

    Несмотря на попытку вмешаться в проведение конкурса, несмотря на оказанное давление и исковое заявление, суд отклонил требование МАДА, и в августе, как и предполагалось, был объявлен конкурс на проведение тестов. Из трех победителей самой низкой оказалась заявка, поданная компанией Pemi-Premium Services: 19 шекелей за проведение одного анализа – менее четверти цены, которую государство платило МАДА вплоть до этого момента. Двумя другими победителями стали TRM и Исследовательский фонд больницы «Шиба», которые предложили за тестирование 32 и 36 шекелей соответственно – меньше половины цены, уплаченной государством в пользу МАДА.

    Другими словами, результаты конкурса показали, в какой степени МАДА контролирует рынок услуг в период эпидемии и почему этой службе так нравится тесно сотрудничать с министерствами, когда нет конкурентов. Поэтому заключение контракта с МАДА без проведения конкурса возможно только в случае, если будет принят регулирующий законодательный акт. В свою очередь, МАДА отвергает все претензии, подчеркивая, что вопрос цены полностью зависит от минздрава.

    В настоящее время «Маген Давид адом» вновь обратился в суд, требуя пересмотреть результаты конкурса, и в связи с необходимостью очередного судебного слушания передача права на проведение тестирования трем компаниям-победителям откладывается. Что позволяет МАДА по-прежнему доминировать на рынке услуг, собирая анализы по прежней цене. Она настаивает на том, что конкурс был проведен с многочисленными нарушениями, и эта организации, прежде всего, печется о благе населения Израиля и предоставлении ему качественных услуг, в особнности для такой специфической категории, как пожилые люди.

    Что касается министерства здравоохранения, его реакция была следующей: «В течение всего периода эпидемии, более восьми месяцев, деятельность минздрава носит информированный и упорядоченный характер, включающий тесное сотрудничества между профессиональными и бюджетными звеньями. Все бюджетные заявки проходят через эти звенья, и только после этого бюджет утверждается. И это несмотря на сжатые графики, которые необходимо соблюдать, и необходимость принятия экстренных решений в той ситуации, в которой мы находимся».

    Лиат Леви, TheMarker. М.К.
    На фото: работники МАДА у дома престарелых. Фото: Моти Мильрод.˜ 

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend