Сколько в Израиле левых, и в чем «ахиллесова пята» Бен-Гвира?

В 2018 году вышла в свет книга «Еврейство Израиля: очерк культурной революции». Ее авторы, профессор Камиль Фукс и журналист Шмуэль Рознер попытались статистически определить, что представляют из себя сегодняшние израильтяне и каковы их политические позиции.


В организованных ими опросах приняли участие около 3000 человек. В результате авторы исследования пришли к выводу, что противостояние между правыми и левыми в Израиле является мнимым. Основанием для этого служит тот факт, что всего 5% израильтян считают себя левыми, и еще 11% – левоцентристами. То есть, всего 16%. Это все, что есть.

Именно из этого должны исходить участники переговоров об объединении партий МЕРЕЦ и «Авода». Многие доводы, которые приводятся в этой связи, являются абсолютно обоснованными. С одной стороны, в прошлом подобное объединение привело к провалу на выборах (блок МЕРЕЦ–«Авода» получил всего 7 мандатов).

С другой, все понимают, что будущее левого движения в Израиле висит на волоске и, как говорит высокопоставленный представитель МЕРЕЦа, «никто не хочет окончательно решать его судьбу». Но, взглянув на ситуацию отстраненно, понимаешь, что эти доводы уже утратили свою силу. Они звучат как обычный шум. Этот шум предназначен для того, чтобы заглушить звенящую тишину и завуалировать тот факт, что статистически, с точки зрения сухих цифр, левый лагерь в Израиле исчезает.

Зависит ли это от Мерав Михаэли – неважно. МЕРЕЦ может самораспуститься, его избиратели могут отдать голоса партии «Авода», а те, для кого она слишком сионистская, могут поискать себе иную нишу.


Михаэли не собирается жертвовать будущим, о котором она мечтает – вернуть свою партию к власти. Хотя опрос, опубликованный на нынешней неделе 13-м телеканалом, в будущем кнессете сулит «Аводе» и МЕРЕЦу равное количество мандатов – по 4.

В то же время «Еш атид» укрепляется до 24 мандатов. Если израильское общество не переживет Большого взрыва, подобного тому, что породил нашу Вселенную, мечтам Михаэли вряд ли суждено сбыться, и их невозможно воспринимать всерьез. Пока что наиболее реальным путем возвращения партии «Авода» к власти является изобретение машины времени.

Данные предвыборных опросов

МЕРЕЦ, как обычно, занят собственным выживанием. Прошла неделя с тех пор, как Захава Гальон сообщила о своем решении вернуться в большую политику, но повышенного энтузиазма у участников опросов это не вызвало.

Фото: Томер Аппельбаум

Тем не менее, МЕРЕЦ вновь начал питать надежды на самостоятельное прохождение электорального барьера. Два из трех проведенных с тех пор опросов, обещают МЕРЕЦу 4 депутатских мандата. Возможно, после того, как Гальон официально возглавит партию, это еще немного улучшит ее положение.

Но, так или иначе, все это происходит на маленьком пятачке, где теснятся сторонники партий МЕРЕЦ и «Авода». В лучшем случае они вместе получают 11 мандатов, в худшем – 8. С точки зрения формирования возможной коалиции это не имеет принципиального значения.

Если учесть, что реальность шире, чем повестка дня нынешней предвыборной кампании, то становится ясно: даже если МЕРЕЦ и «Авода» по отдельности преодолеют электоральный барьер, им все равно придется слиться – не завтра, так послезавтра. Их избирателей неизбежно ждет общее будущее. Если партии «Дегель ха-Тора» и «Агудат-Исраэль» смогли преодолеть идеологические разногласия и объединиться под знаменами движения «Яхадут ха-Тора» («Еврейство Торы»), то и сторонники левого лагеря наверняка смогут приподняться над разделяющими их противоречиями.

«Ахиллесова пята» Бен-Гвира

В течение последних лет было принято считать, что Итамар Бен-Гвир приносит электоральный ущерб, поскольку его имя якобы отпугивает умеренных правых избирателей. Кроме того, некоторые предполагали, что участие в выборах Бен-Гвира в качестве реакции влечет за собой повышение электоральной активности в арабском секторе.

Фото: Ноам Москович/Кнессет

Сейчас, когда партии «Религиозный сионизм», лицом которой является Бен-Гвир, опросы сулят 9-10 мандатов, эти предположения можно считать достоянием прошлого.

По некоторым оценкам, присоединение Бен-Гвира принесло «Религиозному сионизму» 5 мандатов. Он сам в ходе переговоров со Смотричем называл еще более высокую цифру – 6-6,5 мандатов. Опрос, проведенный 13-м телеканалом и Камилем Фуксом, показал, что партия под руководством Бен-Гвира получит больше мандатов, чем партия под руководством Смотрича (13 против 10). Это означает, что утверждения Бен-Гвира небезосновательны.

Несмотря на опросы, пресс-конференции и интервью, трудно найти в правом лагере кого-то, кого пугал бы рост популярности Бен-Гвира. Еще меньше людей верит в то, что он осуществит свою угрозу и пойдет на выборы самостоятельно, без «Религиозного сионизма». За последние годы мы пережили четыре предвыборные кампании, говорят в правом лагере, и всем ясно, что «Религиозный сионизм» и «Оцма йехудит» («Еврейская мощь») будут выступать единым списком.

Одной из причин этого является то, что Бен-Гвир самостоятельно может и не преодолеть электоральный барьер (на выборах в кнессет 22-го созыва он получил 1,88% голосов).

Возможно, в будущем, поддержка, которой он пользуется на улицах, найдет выражение и в количестве поданных за него избирательных бюллетеней. Но пока этого не произошло, Бен-Гвир должен доказывать свою популярность. Сейчас социологи и политики пытаются выяснить, что представляет собой его электоральная база.

В основном, они приходят к выводу, что 2 мандата Бен-Гвиру принесут голоса тех, кто поддержал его на предыдущих выборах; 1,5-2 мандата ему принесут ультраортодоксы; около одного мандата – перебежчики из «Ликуда». Кроме того, трудно определяемое число голосов он получит от тех, кто участвует в выборах в первый раз.

Производит впечатление тот факт, что Бен-Гвир умудряется отбирать голоса у ультраортодоксов, «Ликуда» и ШАСа (это печальные последствия беспорядков во время операции «Страж стен»). Возможно, мы являемся свидетелями важного сдвига на политической карте Израиля. Но с электоральной точки зрения это неудачный расклад, что должно служить предостережением и для партии «Религиозный сионизм», и, тем более, для самого Бен-Гвира, если он решит идти на выборы самостоятельно.

Как показал последний опрос, проведенный Израильским институтом демократии, Бен-Гвир получает новые голоса от партий, опирающихся на устойчивый электоральный фундамент – от «Ликуда», ШАС и «Яхадут ха-Тора». В момент истины, то есть, собственно во время голосования, их избиратели редко изменяют своим традиционным предпочтениям.

Более того, в день выборов «Ликуд», как правило, возвращает себе голоса, которые в ходе проведения опросов уходят к другим партиям. Ультраортодоксальные партии тоже практически никогда не теряют своих избирателей. Что касается настроений молодых избирателей, достаточно вспомнить легендарную историю Моше Фейглина, который пользовался такой популярностью среди молодежи, что набрал, по одному из опросов, целых 8 мандатов. Однако в день выборов он оказался намного ниже электорального барьера.

Ран Шимони, «ХаАрец», Б.Е. На снимке: Мерав Михаэли. В тексте: Захава Гальон, Итамар Бен-Гвир. Фото: Хадас Паруш, Томер Аппельбаум, Ноам Москович/Кнессет⊥

Популярное

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

«Битуах леуми» выплатит по 1046 шекелей на подготовку детей в школе: кому положено пособие

В пятницу, 12 августа, Служба национального страхования («Битуах леуми») выплатит годовое пособие на...

МНЕНИЯ