Saturday 24.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Пленники ХАМАСа: как все эти люди оказались в Газе?

    Пять лет назад, 12 июля 2016 года, 19-летний Джумаа Ибрагим Абу-Ганима, житель непризнанной бедуинской деревни Хашем Зана в окрестностях Димоны, перелез через пограничное ограждение и оказался в секторе Газа.

    Военные наблюдатели заметили его и вызвали патруль, но солдаты прибыли слишком поздно. С тех пор его следы утеряны, и неизвестно, жив он или нет.

    В последние дни военно-политический кабинет изучает в очередной раз возможность обменной сделки с ХАМАСом. Но кого она коснется, пока неясно.

    Всем известно о телах лейтенанта Адара Гольдина и старшего сержанта Орона Шауля. Тут нет никаких разногласий. А вот в том, скольких израильтян удерживает в плену ХАМАС, израильские СМИ путаются.

    Правильный ответ – как минимум, четырех. Это Авера Менгисту, Хишам Шаабан ас-Саид, Джумаа Ибрагим Абу-Ганима и еще один, чье имя не публикуется.

    Фото: Орон Шауль и Адар Гольдин

    «Детали» попытались разобраться, почему в СМИ, как правило, фигурируют только два имени – Аверы Менгисту и Хишама Шаабана ас-Саида, а про остальных как будто забыли?

    Редакция сделала запрос о их судьбе в министерство обороны и пресс-службу ЦАХАЛа. Нам ответили, что данный вопрос находится в компетенции канцелярии главы правительства. В канцелярии внимательно изучили наше обращение, провели свою проверку и... отказались комментировать.

    Джумаа Ибрагим Абу-Ганима – не солдат, в Газе впервые

    Отец пропавшего юноши, Ибрагим Абу-Ганима, умер три с половиной года назад, так и не дождавшись возвращения сына.

    У Джумы было психическое заболевание, и даже врачи не смогли ему помочь. «Мы не знаем, почему он пошел в Газу, – рассказал «Деталям» его брат Саид. – У нас там нет ни родственников, ни друзей. Он там раньше никогда не был».

    ХАМАС заявляет, что все его пленники – израильские солдаты. По словам Саида Абу-Ганимы, Джумаа даже не успел пойти в армию, да и вряд ли его взяли бы из-за проблем со здоровьем.

    По словам его второго брата, Слимана, Джумаа оказался в Газе из-за болезни. «Человек в его состоянии не контролирует себя и свои поступки, – сказал он. – С тех пор, как он ушел, мы понятия не имеем, что с ним. С нами связывались из Красного Креста, но больше никто с нами не общался. Одно время нам пытался помочь депутат кнессета Айюб Кара, но и его усилия пока ни к чему не привели».

    На вопрос, почему Джумаа Абу-Ганима почти не упоминается журналистами, когда говорят об израильских пленниках в Газе, Слиман ответил: «Говорят, будто никто за него не борется  и не вступается. Это неправда! Мы постоянно говорим об этом. Мы связаны с различными правозащитными организациям и активистами. Например, с Гадир Хани».

    Правозащитница: «Нет никаких причин для замалчивания»

    Гадир Хани – известная активистка, выступающая за мирное сосуществование. Жительница бедуинского городка Хура в Негеве, она состоит в нескольких организациях, основная задача которых – строить мосты между еврейским и арабским обществами в Израиле.

    Фото: Гадир Хани, из личного архива

    Она подтвердила, что знакома с делом. По ее словам, Джумаа несколько раз пытался проникнуть в Газу. После того, как ему это удалось, его тут же задержал ХАМАС. С тех пор с ним нет никакой связи.

    «Про него ходит много слухов, часть из которых неверна. Например, будто Джумаа работал на ХАМАС и поэтому отправился в Газу. Я в это не верю. Насколько я знаю, его семья не связана с ХАМАСом, – рассказывает Хани. – Говорят, будто и переговоры о нем не ведутся, но этого я не знаю наверняка. Про него действительно почти нет упоминаний в последнее время. Возможно, его семья не поднимает достаточно шума».

    Гадир Хани также отметила, что в Газе есть еще один пленник, про которого информации еще меньше.

    Четвертый неизвестный

    30 июля 2017 года молодой человек 20 лет сумел пробраться из Израиля в Газу неподалеку от КПП «Эрез». По сообщению армейской пресс-службы, когда он приблизился к забору, на место выехал военный патруль, но солдаты опоздали. По другую сторону пограничного ограждения к нему подошел боевик ХАМАСа и увел с собой. По словам высокопоставленного офицера, не было впечатления, будто молодого человека специально ждали.

    Его имя не публикуется. Неясно, насколько осознанно он действовал и удерживается ли он в плену. Но очевидно, что в тот же день он был допрошен боевиками.

    Известно лишь, что его отец – житель Газы, а мать – гражданка Израиля. Они поженились и стали жить вместе в рамках воссоединения семей. Пока существовала такая возможность, их сын жил поочередно то в Израиле, то в Газе, где в тот момент находились его родители.

    Отец Хишама ас-Саида: «Мы готовы ждать, но не обменивать его на убийц»

    Хишам Шаабан ас-Саид, житель бедуинского городка Хура – еще один пленник ХАМАСа. 21 апреля  2015 года он перешел границу и попал в Газу.

    По словам его отца, Шаабана ас-Саида, у Хишама диагностирована шизофрения. Дважды он самостоятельно пробирался в сектор Газа, и его возвращали. В третий раз он попал в руки ХАМАСа, и, если сделка с Израилем состоится, его могут поменять на палестинских заключенных.

    «Он болен. У него в голове что-то происходит, и из-за своей болезни он бродит повсюду. В Газе, знают, что он болен. Мы специально передали туда медицинские документы, чтобы Хишаму давали лекарства, – рассказывает «Деталям» Шаабан ас-Саид. – Про него сказали, что он, якобы, солдат, который воевал в Газе. Это неправда! Тогда не было никакой войны, а Хишама хотя и призвали в армию по закону, после полутора месяцев службы его комиссовали из-за болезни».

    Шаабан ас-Саид пояснил, что сначала сына пытались вернуть, не привлекая государство – действовали через ООН, общественные организации и даже влиятельных бедуинских шейхов в Газе. Шейхи сначала откликнулись и подтвердили, что его сын жив.

    «Но затем на них начал давить ХАМАС, и они отступились. Сказали, что больше не могут вмешиваться. Мы перестали с ними общаться, – добавил Ас-Саид-старший. – ХАМАС хочет вести переговоры с государством. Он пытается повлиять на наши чувства. Говорят, будто пленники пострадали при израильских бомбардировках, чтобы мы начали давить на правительство. Это нехорошо».

    Фото: Хишам Шаабан ас-Саид, семейный архив

    «Мы не хотим, чтобы в обмен на нашего сына выпустили убийц, – подчеркнул Шаабан ас-Саид. – Хишам ушел в Газу, потому что любит ее. Он пришел туда вовсе не как враг. Он знает людей, это - хорошее место. Но сейчас там всем заправляет ХАМАС и нам не с кем говорить. Мы пытались выяснить что-то через знакомых, но это не помогло».

    По его словам, он знает, что израильские службы безопасности сейчас делают все, чтобы вернуть его сына. «Я не думаю о том, что пишут в СМИ. И не хочу критиковать другие семьи [родственников других пленников], у каждого своя история. Нам важно, чтобы не было повторения «сделки Шалита» (обмена похищенного израильского военнослужащего Гилада Шалита на 1027 палестинских заключенных в октябре 2011 года – прим. «Детали»), – сказал Шаабан ас-Саид. – Мы хотим, чтобы не было такого, когда каждый раз захватывают пленника и требуют в обмен за него тысячу. Поэтому мы стараемся меньше привлекать к себе внимания».

    «Мы хотим, чтобы его просто отпустили, потому что он никому ничего плохого не сделал. Да, он незаконно пересек границу, но он болен. Согласно исламу, если человек болен, его нельзя наказывать и задерживать даже на час. То, что делают с моим сыном, идет вразрез с религией. Использовать такого человека в качестве козыря на переговорах – тяжелый грех. Они должны править по законам религии, а не силой. Его должны отпустить, потому что он – не солдат. Будь он солдатом во время войны, было бы другое дело.Но здесь все иначе. Не надо называть его солдатом и менять на заключенных. Если надо, мы готовы ждать еще, но пусть его просто вернут».

    Авера Менгисту: солдаты решили, что он – не израильтянин

    7 сентября 2014 года 28-летний житель Ашкелона, представитель общины евреев-выходцев из Эфиопии Авера Менгисту, ушел в Газу. В прошлом он многократно уходил из дома. Как минимум трижды его долго не могли найти.

    А в тот день он перепрыгнул через забор на пляже Зиким, немало удивив палестинских рыбаков. Военный патруль прибыл на место с опозданием в 40 минут, потому что наблюдатели решили, что речь идет о палестинце, а не израильском гражданине.

    Позже палестинский источник подтвердил, что Авера удерживается службой безопасности ХАМАС.

    Другие подобные случаи

    Случаи, когда израильтяне пытались попасть в сектор Газа, происходили и раньше. В конце 2009 года 34-летний Якир Бен-Мелех был застрелен сотрудниками службы безопасности, когда попытался попасть в сектор через КПП «Эрез». По словам его родственников, Якир был душевнобольным. Он говорил всем, что собирается в Газу, чтобы освободить удерживаемого ХАМАСом Гилада Шалита.

    В 2010 году житель Хуры с подобными проблемами перелез через пограничное ограждение в северной части сектора. До этого он пытался уйти в Газу, Египет и Иорданию. Несколько часов спустя его вернули в Израиль.

    Почему они уходят в Газу?

    Как минимум, трое из четырех ушедших в Газу страдают душевными болезнями. Мы попросили прокомментировать ситуацию психиатра Виктора Розенберга.

    «К сожалению, в СМИ публикуется очень скудная информация об их диагнозах, потому приходится только гадать. Более точно можно сказать, лишь изучив их медицинские карты, – отметил психиатр. – Причин подобного поведения может быть множество.

    Это может быть эпилепсия. При ней люди в полупомраченном состоянии путешествуют по всему свету, а потом неожиданно обнаруживают себя в другой стране и не понимают, как они туда попали.

    Это может быть нарушение импульс-контроля. У некоторых людей с подобным с диагнозом есть стремление устраивать поджоги, у других это выражается в стремлении путешествовать.

    Это может быть психоз, когда галлюцинации и бред подталкивают человека убегать от чего-то, скрываться. Возможны аффиктивные нарушения. Человек в депрессии постоянно убегает, ему везде плохо.

    Как вариант – то, что в советской медицине называлось олигофрения – умственная недоразвитость. Когда человек не понимает последствий собственных действий. Не отдает себе отчета, насколько происходящее опасно. Ведет себя, как маленький ребенок. В общем причин может быть великое множество.

    Почему их притягивает именно Газа? Тут могут проявиться психопатические черты, склонность к опасности, приключениям и аферам. Известно множество случаев, когда люди пытались таким образом попасть в Иорданию или другие соседние страны. И хотя от них отмахиваются, – «псих какой-то!» – это вовсе не означает, что у них обязательно есть какое-то психическое заболевание».

    Роман Янушевский, Алла Агаронова, «Детали». Фото: Моти Мильрод˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend