Интервью с анархистом: много ли их на улице Бальфура? | detaly.co.il
    Вторник 29.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    _DSC8449_Balfoure_Maxim_Reider

    Интервью с анархистом: много ли их на улице Бальфура?

    «Причина, по которой члены правительства так часто используют слово «анархисты» по отношению к протестующим, проста: они скопировали это с США! Президент Трамп и исполняющий обязанности министра внутренней безопасности Чад Вулф охарактеризовали так демонстрантов в Портленде, и теперь даже Джо Байден их так называет. Это — типичная уловка Трампа, призванная делигитимизировать протест. Израильские власти используют слово «анархисты» по той же причине», — сказал в интервью «Деталям» Ури Гордон, анархист и преподаватель политической теории в университете Дарем в Великобритании.

    Гордон — вероятно, главный израильский эксперт по анархизму. Он работал со многими местными и международными организациями, включая «Анархисты против стены» и «Народное глобальное действие». Он защитил докторскую диссертацию в Оксфорде о теории и практике анархизма, а основанная на этой диссертации книга «Анархия жива!» переведена на 13 языков.

    — Слово «анархия» часто, по ошибке или умышленно, используется как синоним слова «хаос» или «беззаконие». В израильских СМИ каждые 2-3 года повторяется один и тот же цикл, когда этот термин применяется вне контекста и без связи с настоящей политической идеологией анархизма, — поясняет он. — Например, леволиберальный лагерь называет анархистами еврейских поселенцев-экстремистов на Западном берегу, потому что они, якобы, не признают авторитета государства и не уважают верховенство закона. Но эти люди строят теократию — их никак нельзя назвать анархистами!

    Другой пример: когда муниципалитет Рамат-Гана ограничил въезд в город жителям соседнего Бней-Брака из-за боязни распространения коронавируса, колумнист Ави Дабуш, критикуя расизм городских властей по отношению к ультраортодоксам, в своей статье в «ХаАрец» назвал это «анархистским буйством». То есть теперь и муниципалитет может быть анархистом?! 

    Алуф Бен, главный редактор той же «ХаАрец», недавно написал, что сам Нетаниягу - анархист, потому что больше других преуспел в уничтожении верховенства закона. Это - заведомо упрощенное употребление термина, которое оторвано от ценностей и принципов, связанных с анархизмом: солидарности, построения бесклассового общества, в котором отсутствует угнетение.

    Среди тех, кто протестует сегодня, очень немного идеологических анархистов. Зато есть ветераны протестного движения, которые выходили на улицы в 2011 году, регулярно участвуют в демонстрациях и вовлечены в движения против оккупации, за права животных или в другие движения солидарности. Некоторые из них не будут возражать, если назвать их анархистами.

    — Но протестующие в Иерусалиме, напротив, требуют, чтобы государство взяло на себя управление кризисом и начало действовать! Разве это не противоречит самой идее анархизма?

    — Конечно, повестка израильских протестов совсем не связана с анархизмом. Взгляды большинства очень далеки от этого. Но если отбросить антигосударственные и антикапиталистические лозунги, останутся идеи, которые близки многим демонстрантам: антисексизм, антирасизм, забота об экологии.

    За последние 20 лет методы, разработанные анархистами, стали все больше использовать в протестах по всему миру, даже если они не предусматривают требования уничтожения государства и создания бесклассового общества. Самоорганизация и принятие решений методами прямой демократии; низовые инициативы, в которых нет лидера; прямое действие; ненасильственное сопротивление; даже артистичная и музыкальная природа протестов вместо скучных маршей — все это пришло из анархистской культуры. Мы видели это в США во время протестов «Оккупируй Уолл-стрит», на Ближнем Востоке во время «арабской весны», сейчас это происходит в протестах движения «Жизни черных важны». И то же самое можно увидеть на улице Бальфура в Иерусалиме. 

    Каждый раз, когда начинается новая волна протестов, появляются люди, которые впервые участвуют в популярном политическом движении. У них нет опыта самоорганизации без иерархии и соревновательности, потому что капиталистическое общество учит нас только таким отношениям. Это становится настоящим откровением, которое к тому же связано с идеями солидарности, взаимопомощи, ответственности. И чем больше демонстранты сталкиваются с полицейским насилием и силовым подавлением протеста; чем больше они понимают, что существующие проблемы систематические, а не связанные исключительно с Нетаниягу — тем более критичным становится их взгляд на всю капиталистическую систему.

    — Когда люди произносят слово «анархия», они часто имеют в виду «хаос», «беспорядок». Насколько эти черты действительно присущи анархизму?

    — Совсем не присущи!  Анархисты верны идеям взаимовыручки и солидарности, стремятся прийти к общему согласию в процессе принятия решений. Помимо прочего, идея анархизма связана с абсолютным уважением личности. В повседневной жизни мы постоянно сталкиваемся с примерами самоорганизации без лидера: это - любая группа людей, которые вместе собираются на пикник, всевозможные рабочие сообщества или клубы по увлечениям… Все это примеры «горизонтальной» организации. Только на макро-уровне мы видим распределение власти сверху вниз. Оно появилось вместе с иерархическим обществом, которое существует всего-то около 10 процентов времени нашего существования как вида. Древние люди как-то справлялись без иерархии.

    На самом деле, для человека очень естественно жить без лидеров. А если вы не верите, что люди могут справиться без внешнего контроля, как можно доверять им власть над другими? Анархисты не так наивны, чтобы не понимать человеческую природу. Мы не идеализируем людей. Но мы уверены, что власть и способность контролировать богатство и средства производства — это плохо.

    — Разве идея бесклассового общества, в котором нет иерархии и дискриминации, не наивна?

    — Наивно — это думать, что если вы дадите власть группе людей, они будут использовать ее справедливо. Наивно думать, что лучшее будущее для Израиля — это следующий генерал или начальник генштаба, который будет баллотироваться против Нетаниягу после того, как предыдущий присоединился к правительству. Я вижу много наивности в том, что люди все еще доверяют существующей системе.

    Есть множество примеров того, что анархизм работает. Самый очевидный — то, что происходит сейчас в Рожаве в сирийском Курдистане, где сотни тысяч людей живут по анархическим принципам. Стоит вспомнить о Каталонии во время гражданской войны в Испании в 1936. Еще один пример — махновщина в Украине в начале XX века.

    Но и в каждодневной жизни мы видим примеры того, как применяются принципы анархизма. В связи с "короной" много говорят о взаимопомощи, а ведь это термин, предложенный Кропоткиным! Анархисты первыми организовали помощь пострадавшим от ураганов "Катрина" и "Сэнди" в США, пока государство бездействовало. Набирают популярность по всему миру эко-деревни, автономные культурные и общественные центры, организованные анархистами. Анархизм повлиял на хакерское движение и идею предоставления бесплатного программного обеспечения.

    В общем, идеологическое анархическое движение, участники которого разделяют взгляды и ценности, о которых мы говорили — довольно малочисленно. Но его влияние на разные сферы жизни гораздо шире. Я думаю, что уровень оппозиции капитализму и государственным организациям, в том числе полиции, который мы сегодня наблюдаем, отчасти обусловлен борьбой анархистов в последние 20 лет.

    AP Photo/Ariel Schalit

    Трумпельдор, солидарность и панки

    — Небольшое, но последовательное анархистское движение появилось в восточном Средиземноморье уже в начале ХХ века и следовало по стопам международного движения, — рассказывает Ури Гордон. — Первые группы кибуцников считали себя коммунистами-либертарианцами, а Иосеф Трумпельдор называл себя анархо-коммунистом. Он даже переводил Кропоткина на иврит. Гуру кибуцного движения Аарон-Давид Гордон был очень близок к анархизму мистического толстовского типа. Но эта волна значительно ослабла к середине 20-х годов прошлого века, когда Давид Бен-Гурион подчинил себе сельское хозяйство и рабочее движение. Кроме того, у этих первых израильских анархистов было «слепое пятно» в том, что касалось их отношений с арабами. Они не понимали, что и сами являлись частью поселенческо-колониального проекта.

    После образования государства в Израиль перебрались выжившие в Катастрофе евреи-анархисты, которые говорили на идише. Они создали свой культурный круг, а их главной целью было сохранить язык. Израильская анархистская газета «Проблемен» была последним анархистским изданием на идише в мире — она издавалась до конца 1989 года. А ведь мировое еврейское анархическое движение XX века было огромным! Особенно в США и Великобритании, где они помогали организовывать забастовки рабочих фабрик и заводов.

    В 60-х - 70-х годах пошла другая волна. Ее представители, в основном, уже родились в Израиле. Анархистское движение этого периода строилось вокруг контркультуры и развивалось параллельно Западу. Пока в США протестовали против войны во Вьетнаме, в Израиле развивалось свое пацифистское движение, особенно после "войны на истощение" и первой ливанской. В этот период израильский пацифист венгерского происхождения Йешаяхгу Тома-Шик создал израильское отделение «Интернационала против войны».

    В конце 1980-х появилась израильское музыкальное панк-движение, чьи участники во многом разделяли ценности анархизма. Во время первой интифады они призывали отказаться от службы в армии. Когда началась вторая интифада, а особенно после начала строительства разделительного барьера, израильские анархисты были первыми, кто принял приглашение жителей палестинских деревень протестовать вместе с ними.   

    В конце 1990-х на первый план вышли экологические проблемы. Израильские анархисты протестовали против строительства транс-израильского шоссе (шоссе №6), порой перекрывая дорогу бульдозерам своими телами.

    Сегодня организованного анархистского движения в Израиле нет, хотя по-прежнему отдельные люди участвуют в протестах, поддерживают экологические проекты, сохраняют организационную культуру, сформированную под влиянием анархизма.

    — Раз протестующих уже называют "анархистами", может, им действительно стоит таковыми стать? Нынешний протест от этого выиграл бы?

    — Наверняка! Хотя в случае с Израилем я думаю, что нам нужно сначала разобраться, что такое демократия, и понять, что она несовместима с удержанием миллионов людей под оккупацией без политических прав. Может быть, после этого можно будет говорить об анархизме.

    Но я надеюсь, что для многих протестующих это станет возможностью узнать больше об идеях анархизма и увидеть, что многие из них ,в самом деле, им близки. В конце концов, вопрос не в том, как отрицать, что мы анархисты — вопрос в том, почему мы еще ими не стали?

    Александра Аппельберг, «Детали». Фото: Максим Рейдер

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend