Monday 18.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Yonatan Sindel Pool via Reuters
    Фото: Yonatan Sindel Pool via Reuters

    Сицилия уже здесь

    Нет никакого мирного договора и не кончилась никакая война. Не было никакого «исторического дня, открывшего новую эру в отношениях Израиля с арабским миром», как заявил суперспец по рекламе с улицы Бальфура. Верно, что есть очень славное государственное достижение. Но суть дела выражена в таком заголовке: «Премьер-министр отказался от идеи аннексии, которая служила идеологическим оправданием утверждения, что он и только он должен стоят во главе правительства».


    Совершенно естественно, что Биньямин Нетаниягу и Дональд Трамп раздули соглашение о нормализации до размеров мирного договора, но нет никакой причины, чтобы политики и СМИ с ними сотрудничали.

    Государственные отношения с ОАЭ – это новости примерно пятилетней давности, когда там открылось израильское представительство. Дипломатические отношения с арабским государством, с которым мы никогда не были в состоянии войны, это – новости 90-х годов прошлого века, над которыми привыкли насмехаться в правом лагере. Мол, еще одна церемония на лужайке в Белом доме с этими «белыми рубахами», которая полностью оторвана от нашей настоящей жизни – твердили всегда Нетаниягу и иже с ним.

    Как это совмещается с включением Нетаниягу в узкую группу миротворцев «вместе с Бегиным и Рабиным»?


    Эти сантименты в отношении Нетаниягу вызваны ошибкой. Нормативные люди склонны думать, что если он плачет, у него, может быть, в самом деле, что-то болит – а если болит, пойдем ему навстречу. Но как сказал супругам Алович гендиректор Walla Илан Йешуа: Нетаниягу никогда не бывает сыт. Ты можешь ему потрафить раз, другой, третий, а он все еще будет причитать, пускать слезу и жаловаться.

    На долю Нетаниягу не пришлось и десятой части физических угроз, которые испытали и испытывают политики из левого лагеря, руководители правозащитных организаций и журналисты, которые о нем пишут. Ни у одного из них нет спецгруппы телохранителей из самых лучших в мире, и, тем не менее, никому из них не приходило в голову устраивать такую кампанию запугивания, переполненную жалобами в полицию и самыми дикими обвинениями в адрес юридического советника и генпрокурора Авихая Мандельблита.

    Когда Бени Ганц вошел в состав правительства, эти сантименты в соединении с гневом породили ужасающие политические последствия. Лапид и СМИ с одной стороны, Нетаниягу – с другой, изобразили Ганца гедонистом, жаждущим почестей.

    О Ганце можно сказать многое, но неужели кто-то всерьез мог подумать, что требование еще одной премьерской резиденции поступило от него? Ведь все прекрасно знают, что Ганц остался в Рош ха-Аин. Против него начали целую кампанию из-за «Ауди А8», хотя все прекрасно знали, что охраняемая персона не будет диктовать ШАБАКу, в какой машине он будет ездить и сколько она стоит.

    Один из новостных выпусков начали таким заголовком: «Ганц потребовал, чтобы на заседаниях правительства ему дали такое же кресло, как у Нетаниягу». Журналист признал, что это сообщение он получил от людей Нетаниягу, а из канцелярии Ганца ему сообщили, что министр обороны страдает болями в спине, поэтому нуждается в специальном кресле. Это ничего не изменило.

    Нетаниягу пытается очернить человека, который осмелился проверить его на прочность. Полуместь, полу-угроза. Нахума Леви, который был чересчур активен в офисе госконтролера, он сумел убрать. Когда Нира Хефеца арестовали, Нетаниягу неожиданно очень заинтересовали права арестованных. Реакция общественности была такая: тут хватает манипуляций и ханжества, но все это неправильно и надо исправить. Потом Нетаниягу очень заинтересовался процессом найма в полицию внешних консультантов. И мы сказали: просто невероятно, что Нетаниягу ведет кампанию против генинспектора полиции, которого сам назначил, но, действительно, зачем надо было нанимать внешних консультантов? Потом оказалось, что он очень заинтересовался «делом Харпаза» и требует обнародовать аудиозаписи Мандельблита?


    Теперь Нетаниягу очень заинтересовался планированием строительства, и здесь надо остановиться, потому что муниципалитет Рош ха-Аин пояснил, что нет ни малейшего нарушения в действиях семьи прокурора Лиат Бен-Ари (которая через четыре с половиной месяца появится в мантии обвинителя на процессе Нетаниягу).

    Но есть причина поважнее: Нетаниягу приближает нас к Сицилии. Эхуд Ольмерт всей душой ненавидел прокурора Ури Корба, но не осмелился вести против него такую омерзительную кампанию, полную угроз настоящей расправы.

    Нападки на Лиат Бен-Ари и ее семью – это предельно прозрачная попытка запугать ее и любого, кто осмелится ее заменить. Пришло время сказать «Хватит!» Хватит с нас мафии и ее методов.


    Равив Друкер, «ХаАрец». Р.Р. Фото: Yonatan Sindel Pool via Reuters˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend