Сирия: решимость Ольмерта и бездействие США

На следующий день после того, как в Мосаде убедились, что в сирийской пустыне действительно существует ядерный реактор, его директор Меир Даган встретился в 8 часов утра в Тель-Авиве с премьер министром Эхудом Ольмертом. «Там ядерный реактор, — сказал главный разведчик премьеру. — Вопросительныж знаков больше нет —  только восклицательные».

Ольмерт вздохнул и спросил: «Что будем делать?». «Мы его уничтожим», — произнесли они одновременно.

Вскоре сотрудники израильской комиссии по атомной энергии уточнили, что речь идет о северокорейском реакторе, являющемся копией весьма устаревшей британской модели, созданной в 50-х годах прошлого века. Он производит плутоний в военных целях.

В окружении Ольмерта тоже были поражены: не так часто случается, когда к тебе приходят и говорят – рядом с твоим домом построено то, что может уничтожить все государство. Все вспомнили операцию по уничтожению ядерного реактора в Ираке в 1981 году по  приказу Менахема Бегина.

Между прочим, Эхуд Ольмерт был тогда весьма непопулярен – ему не могли забыть злосчастной второй ливанской войны. Операцей в Сирии Ольмерт надеялся стереть осадок той неудачи и вновь поднять свой престиж в глазах израильтян.

Он ввел в курс дела президента Израиля Шимона Переса, но тот предложил подождать с операцией ВВС и попытаться договориться с Дамаском. Ольмерт не принял точку зрения Переса.

В ЦАХАЛ, который тоже зализывал раны после второй ливанской войны, началась подготовка. Новоназначенный начальник генштаба Габи Ашкенази понял свою задачу: уничтожить ядерный реактор в Аль-Кибаре, но так, чтобы не привести к тотальной войне с Сирией. Существовали реальные опасения, что Асад. оскорблённый и загнанный в угол, может пойти на крайние меры.

Поэтому операция должна быть «тихой и спокойной», и далекой от прожекторов всех стран мира. Тогда сирийцы, быть может, отреагируют не так эмоционально. Но ответную реакцию Дамаска, включая возможные удары по военным и гражданским объектам на территории Израиля, нельзя было исключать. К такому пессимистичному развитию событий нужно было готовиться.

Ольмерт решил поделиться информацией с американским руководством. А вдруг президент США возьмет уничтожение сирийского реактора на себя? Советники Ольмерта Йорам Турбович и Шалом Турджеман вылетели в Вашингтон. Потом в Белый дом отправился и сам Эхуд Ольмерт. Сотрудники администрации Буша спорили между собой, но никаких мер не принимали. В конце концов, Буш объявил: «Недостаточно доказательств – бомбить мы не будем».

Он предлагал направить посланника к Асаду, чтобы усовестить его. Ольмерт уверял: подобный шаг ничего не даст, и только лишит Израиль важнейшего фактора, необходимого для успеха операции – неожиданности. Сирия установит в Аль-Кибаре новейшие зенитные ракеты. Надо действовать немедленно.

По рассказам одного из приближенных Джорджа Буша, последний уважительно сказал об Ольмерте: «За что я люблю? За то, что у него большие яйца!».

Амос Харэль, Алуф Бен, «ХаАрец», З.А.

На фото: Эхуд Ольмерт. Фото: Оливье Фитусси.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend