Сирия-Израиль: большая гуманитарная политика | detaly.co.il
    Вторник 29.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Khalil Ashawi, Reuters
    Фото: Khalil Ashawi, Reuters

    Сирия-Израиль: большая гуманитарная политика

    «Когда я был ребенком, мы все очень любили датский сыр, который можно было купить в каждом магазине. На упаковке было написано «От датского народа – палестинским беженцам». Сыр предназначался палестинцам, однако продавался повсеместно. Я боюсь, что если вся гуманитарная помощь будет поступать в Сирию через Дамаск, то и она по большей части окажется в руках лоялистов режима, или будет продана на рынках» говорит доктор Шади Мартини, сирийский беженец, директор гуманитарного фонда Interfaith Alliance for Syria.

    На границе с трагедией

    Раньше, находясь на Голанских высотах, израильтяне могли наблюдать за войной в прямом эфире: в считанных километрах отсюда люди убивали друг друга, взрывались бомбы и гремели залпы. Из-за границ иногда прибывали кареты скорой помощи как правило, они привозили женщин и детей, а иногда бойцов оппозиционной «Свободной сирийской армии» на лечение в израильские больницы. ЦАХАЛ раздавал жителям близлежащих сирийских деревень детское питание, продукты и теплые одеяла.

    За последние несколько лет звуки взрывов в приграничном районе слышны все реже. С помощью России и Ирана Башар Асад вернул себе контроль над значительной частью сирийской территории, в том числе на юге страны, неподалеку от израильской границы.

    Вместе с тем, последствия этой войны оказались чуть ли не страшнее, чем сама война: в Сирии царит разруха, целые города лежат в руинах, не хватает продуктов питания и медикаментов, школ и больниц. Целое поколение сирийцев практически не посещало учебные заведения на протяжении последних 9 лет. Сегодня они мечтают не о стипендиях или престижных местах работы, а о куске хлеба и крове над головой, а дети-первоклассники побираются на улицах иначе им не выжить.

    По данным ООН, из-за пандемии и без того плачевная гуманитарная ситуация в Сирии продолжает ухудшаться.

    «По нашим оценкам, около 80 процентов сирийцев нуждаются в гуманитарной помощи», сказал «Деталям» доктор Шади Мартини. В прошлом гендиректор больницы в Алеппо, ныне он беженец, а также глава гуманитарного фонда Interfaith Alliance for Syrian Refugees.

    Безработица в Сирии составляет около 50 процентов, по данным ООН, а экономика в год короны сократилась, как минимум, на 7 процентов. Миллионы сирийцев стали «перемещенными лицами» они оторваны от своих домов и городов, их семьи разбросало по всей стране, а также по бесчисленным лагерям беженцев в соседних странах. Цены на продукты питания выросли на 240 процентов.

    Очевидно, что Сирия нуждается в возрождении, в грандиозном плане по восстановлению, подобном плану Маршалла. Однако даже не претендуя на роль провидца, можно с уверенностью сказать, что в ближайшем будущем послевоенное восстановление, которое оценивается в 350 млрд. долларов, Сирии пока не грозит. Традиционные доноры – США, ЕС и арабские страны – отказываются инвестировать в Сирию до тех пор, пока президент Асад и его режим остаются на своих местах. США лишь недавно ввели против Дамаска и сотрудничающих с ним корпораций жесткие санкции («закон Цезаря»). Россия не в состоянии оплатить этот дорогостоящий план, а Китай предпочитает выжидать и не торопится оплачивать восстановление Сирии на фоне непрекращающейся напряженности в регионе.

    Доктор Шади Мартини. Фото: Interfaith Alliance for Syria

    Соответственно, в ближайшие годы сирийцы смогут выжить исключительно благодаря международной гуманитарной помощи. Среди тех, кто продолжает оказывать насущную помощь обездоленным людям, есть и израильские организации. Их сотрудники убеждены, что милосердие не имеет границ, и Израиль не имеет права молчать, когда у его порога разыгрывается одна из величайших гуманитарных катастроф с начала XXI века.

    В разговоре с «Деталями» Йотам Пулицер, исполнительный директор израильского фонда Israid, и доктор Шади Мартини рассказали, почему работать в Сирии становится все тяжелее, что на самом деле там происходит и что грозит сотрудникам гуманитарных миссий.

    Кто контролирует поток помощи

    Как доставить помощь населению в стране, где идет война, где одни границы контролируются повстанцами, террористическими группировками или криминальными элементами, а другие – тем самым режимом, который методично истребляет свое собственное население уже больше 9 лет?

    Сегодня вопрос о доставке гуманитарной помощи встал ребром, поскольку режим Башара Асада при поддержке России и Китая настаивает на том, чтобы она шла исключительно через Дамаск. В ходе голосования 11 июля в Совбезе ООН была принята резолюция, по которой гуманитарные агентства смогут поставлять грузы через КПП Баб аль-Хава на границе Сирии и Турции, находящийся под контролем оппозиционных сил – но в Москве и Дамаске заявили, что «Баб аль-Хава контролируется террористами», и Дамаск имеет право знать, что именно содержит гуманитарная помощь, которая попадает на территорию страны и «используется террористами». Однако и западные аналитики, и главы международных гуманитарных агентств считают, что таким образом Асад и его союзники пытаются перекрыть доступ помощи в районы, подконтрольные оппозиции, что лишь усугубит страдания мирных граждан.

    Йотам Пулицер считает, что многие страны выступают против трансграничной помощи, потому что это мешает им полностью контролировать ситуацию, а также потому, что в их глазах гуманитарная помощь является политическим орудием. «Некоторые страны отказываются от гуманитарной помощи просто потому, что не хотят выглядеть слабыми», утверждает Пулицер, который и сам обладает немалым опытом помощи странам, пострадавшим в результате природных явлений или войн.

    По словам Шади Мартини, бывшего директора госпиталя в Алеппо, бежавшего из Сирии в 2012 году в Европу, а затем в США, Россия пытается способствовать тому, чтобы вся гуманитарная помощь шла в Сирию через Дамаск для усиления Асада но может добиться противоположного результата.

    «Мы стараемся ввозить в Сирию помощь через те границы, которые неподконтрольны режиму. Иначе она попадет в руки лоялистов Асада или будет продана на рынках. За эти годы ООН предоставила Дамаску помощь на сумму 30 млрд.  долларов, однако ситуация на подчиненных режиму территориях ужасна. Резолюция ООН касается только той помощи, которую ввозят в Сирию под ее эгидой. Наша организация не связана с ООН, и мы можем использовать другие границы. В течении ближайшего года КПП Баб аль-Хава на границе с Турцией продолжит функционировать, а это значит, что и Россия пока не получила все, что хотела. Возможно, в следующем году страны-доноры просто начнут работать с другими фондами, не связанными с ООН. К сожалению, ситуация в Сирии постоянно ухудшается».

    «Белые каски», политика и информационные войны

    На войне как на войне: пострадать могут не только участники сражений, но и все, кто находится в непосредственной близости – мирное население, врачи, журналисты, а также сотрудники гуманитарных агентств. Более того, многие режимы всячески пытаются очернить тех, кто действует на «враждебной территории», пытается помочь тем, кого как раз сейчас бомбят по приказу центра и становится очевидцем, оказавшимся в самой гуще событий.

    Так произошло с всемирно известной гуманитарной организацией «Белые каски». Сирийские пропагандистские каналы и их партнеры в мире тратят немало времени и средств, чтобы создать ей негативный образ, обвинить ее в фальсификации фактов, сотрудничестве с террористами и других прегрешениях.

    «Очевидно, что в глазах режима Башара Асада журналисты и сотрудники гуманитарных миссий нежелательные свидетели военных преступлений и зверств. Я наблюдаю крайне тревожные тенденции и в том, что произошло с «Белыми касками», и в демонизации Джоржа Сороса – одного из главных доноров, который жертвует миллионы на гуманитарную помощь. Не могу сказать, что не существует гуманитарных агентств с политической окраской разумеется, бывает и такое. Однако подавляющее большинство приходит, чтобы помочь местному населению», считает Йотам Пулицер.

    Израильская гуманитарная помощь, которую ISRAID и другие агентства оказывают сирийским беженцам, тоже не всем приходится по вкусу. Пропалестинские активисты видят в ней попытку «обелить израильскую оккупацию» и «улучшить образ Израиля за рубежом», хотя речь идет о неправительственных организациях, которые постоянно борются за собственное выживание и лишь изредка получают какую-либо помощь от государства.

    Да и сам Израиль частенько обвиняет международные гуманитарные агентства в сотрудничестве с ХАМАСом и другими террористическими организациями. А в момент расцвета трансграничной помощи, предоставляемой Израилем активистам «Свободной сирийской армии», а также сирийским гражданам, пострадавшим в ходе войны, сирийские СМИ обвиняли Израиль в пособничестве ИГ, «Джабхат а-Нусра» и прочим террористическим организациям.

    Йотам Пулицер. Фото: Israid

    Удочка для беженца

    Совсем недавно один из моих друзей посмотрел сюжет про ситуацию в Йемене, где бушуют война, голод и эпидемии, и решил внести пожертвование в фонд помощи йеменским детям. «Но как убедиться, что эти деньги найдут своего адресата, и приобретенные на них продукты не будут потом продаваться на рынках?» спросил он.

    В самом деле, как узнать, куда и кому уходит гуманитарная помощь, и не способствует ли она увековечиванию проблем беженцев?

    «Сегодня существует немало возможностей отследить, куда и кому идет гуманитарная помощь. Организации используют специальные электронные карточки, на которые можно купить муку или другие продукты питания, и проверить, на что были потрачены деньги. Есть и другие способы. Большие и известные организации, такие, как «Врачи без границ» умеют наладить работу так, чтобы помощь действительно получали нуждающиеся. Например, многие предпочитают выдавать деньги или продуктовые карточки матери, а не отцу, так как опыт показывает, что матери лучше распоряжаются этими средствами и заботятся о благосостоянии детей.

    Но, конечно, не все организации способны досконально проверить каждую мелочь, особенно в тех регионах, где идут военные действия. В отношении Сирии я лично слышал об ужасающей коррупции, которая проникла и в эту сферу. Работать в регионах, которые были подконтрольны ИГ или сирийскому режиму, крайне тяжело. Поэтому наша организация предпочитает работать в лагерях беженцев за пределами Сирии, там, где есть наши сотрудники и мы можем держать руку на пульсе», говорит Йотам Пулицер.

    ISRAID предпочитает научить обездоленных людей ловить рыбу, нежели снабжать их рыбой, поэтому эта организация предоставляет беженцам возможность пройти профессиональные курсы, создает школы для детей – одна такая школа была построена на греческом острове Лесбос – ведь значительная часть сирийских школьников, в особенности беженцев, была лишена возможности получить хоть какое-то образование.

    «Наша помощь носит долгосрочный характер, и я убежден, что работать надо именно так. То, что происходит обычно в таких ситуациях, это огромный поток помощи, который идет в первые недели после катастрофы или войны. Как правило, никакой синхронизации действий между странами нет, и через несколько недель или месяцев эта помощь иссякает», говорит Пулицер.

    Почему израильтяне помогают сирийцам?

    Почему Израиль отправляет гуманитарную помощь во время землетрясения в Непал? Предлагает помощь Египту, Турции, даже Ирану, а сейчас Ливану? Почему государство Израиль и неправительственные организации, такие, как ISRAID, тратят деньги и время, чтобы помочь людям, живущим во враждебных странам?

    Доктор Шади Мартини говорит, что, кроме милосердия и сострадания, гуманитарная помощь и сотрудничество создают незаменимые мосты солидарности и взаимопонимания. «За последние годы я 5 раз бывал в Израиле, мы координировали гуманитарную помощь для моих соотечественников. А вот в Сирию я, который там родился и которую горячо люблю, попасть сейчас не могу».

    За последние 30 лет Израиль значительно сократил объем бюджетного финансирования гуманитарной помощи, и сегодня выделяет на нее меньше средств, чем любая другая страна-член OECD. Однако количество доноров – как крупных бизнесменов, так и обычных людей, которые пытаются сделать мир чуть лучше – как раз возросло.

    Очевидно, что гуманитарная помощь всегда будет носить ту или иную политическую окраску, выступать орудием в информационных и настоящих войнах, и служить разменной монетой в большой политике. Ее всегда будет слишком мало, а тех, кто жертвует, будут обвинять в попытке «понравиться» или «повлиять».  Нет сомнений и в том, что механизм отслеживания предоставления помощи должен работать намного лучше, чем сейчас.

    И все же, чтобы понять и осознать, что такое гуманитарная деятельность и гуманитарная помощь, нужно сначала оказаться в лагере сирийских беженцев, где без помощи извне не будет ни продуктов питания, ни воды, ни медикаментов. Нужно побывать в разрушенном Бейруте или в холерных бараках в Йемене. Примечательно то, что те, кто «резко осуждают» и пытаются ограничить доступ к этому ресурсу, сами, как правило, ни в чем не нуждаются и никогда не страдали от преследований, голода или жажды.

    Ксения Светлова, «Детали». Фото: Khalil Ashawi, Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend