Главный » В Мире » Ближний Восток » Сирийского олигарха №1 решили скормить российскому медведю?
Фото: Khalil Ashawi, Reuters

Сирийского олигарха №1 решили скормить российскому медведю?

Почему Рами Махлуф, самый богатый человек Сирии, двоюродный брат президента Башара Асада и банкир режима, в конце прошлой недели сделал драматическое заявление в Facebook, в котором утверждал, что с него ни за что-ни про что требуют выплатить 255 млн. долларов налоговой задолженности, а заодно расстаться с жемчужиной в его короне – коммуникационной компанией Syriatel?

Вот несколько объяснений, как менее, так и более вероятных:

(1) Махлуф действительно должен деньги налоговому ведомству. Он самый влиятельный бизнесмен в Сирии, и до того, как в 2011 году началась гражданская война, считалось, что он контролирует 60 процентов экономики страны. Даже если с тех пор страна была разрушена, он по-прежнему контролирует Syriatel, крупнейшего в стране оператора сотовой связи, и множество других предприятий.

(2) Жена Асада Асма позарилась на активы Махлуфа. Как сказал Махлуф о своем налоговом счете: «Богом клянусь, мы не уклоняемся от уплаты налогови не обманываем государство. Как же можно обворовывать свою собственную семью?» Сирийская экономика, как и сирийское государство - семейный бизнес Асада. Асма просто хочет побольше отхватить для своей семейной ветки.

(3) У сирийского правительства так плохо с наличными, что приходится выжимать их даже из олигархов. Экономика в тяжелом положении, и крах ливанского фунта, а теперь и коронавирус усугубили ситуацию. Война разрушила инфраструктуру Сирии, почти 12 миллионов человек стали беженцами, о восстановлении Сирии остается только мечтать. Но должен же кто-то оплачивать счета.

(4) Россия требует оплатить долговые векселя и рассчитаться за материально-технические ресурсы, которые она, начиная с 2015 года, потратила на поддержание режима Асада. Москва вступила в сирийскую гражданскую войну в первую очередь по геополитическим соображениям, но Путин, заслуженно пользующийся  репутацией крохобора, конечно же, не упустит шанса заработать на контрактах и концессиях 5 млрд. долларов, которые он потратил на поддержку режима.

В конечном счете, объяснения, почему Махлуф решил доказывать свою правоту именно в соцсетях, не более достоверны, чем рассуждения о том, почему северокорейский лидер Ким Чен Ын исчез на несколько недель, а потом внезапно объявился без всяких официальных объяснений.

Однако из всех версий более всего несомненно интригует российский след, который при нынешних обстоятельствах представляется вполне правдоподобным. В последние недели появилось множество сообщений СМИ и полуофициальных аналитических центров, что Асад не спешит возрождать  Сирию после войны и восстанавливать некое подобие нормальной жизни в стране.

«Становится все более очевидным, что режим не хочет или неспособен создать систему правления, которая может обуздать коррупцию и преступность, и перейти от военной экономики к нормальным торгово-экономическим отношениям», — сказал один бывший дипломат.

Но почему Асад не хочет восстановить страну?

Одна из причин, возможно, состоит в том, что его второй покровитель, Иран, предпочитает слабых союзников, чьи правительства должны делиться властью с боевиками, поддерживаемыми Тегераном, и политиками-прихлебателями. Посмотрите на Ирак, Ливан и Йемен. Восстановление Сирии потребовало бы сильного центрального правительства и уступки влияния в Дамаске другим державам с гораздо большим количеством денег и технических ноу-хау, чем Иран мог бы когда-либо надеяться предоставить Сирии.

К счастью для Тегерана, складывается впечатление, что и сам Асад не слишком заинтересован в восстановлении страны на таких условиях. Будучи по натуре диктатором, он предпочитает иметь сильное правительство, но не спешит открывать сирийскую экономику для посторонних и уж, конечно, для тех, кто требует прозрачности, подотчетности и подавления коррупции.

В любом случае, восстановление потребовало бы возвращения многих, если не большей части беженцев, в чем Асад совершенно не заинтересован из опасения, что они станут источником постоянного недовольства его политикой, а в будущем, возможно, и ядром мятежа.

Тем временем, русского медведя надо кормить. Никакого восстановления Сирии не наблюдается, поэтому Россия не может получить возврат от своих инвестиций. Ни у России, ни у Ирана нет денег на финансирование возрождения страны. США и Европа также не намерены за это платить, если восстановление Сирии не будет сопровождаться политическими реформами, которым Асад противостоит. Китай охотно инвестирует в странах, где риск высок, но едва ли китайским компаниям понравится конкурировать за контракты там, где Россия и Иран сильно влияют на политику.

Пока экономический взлет, связанный с реконструкцией страны, даже не маячит на горизонте, Асаду придется перетряхнуть те немногочисленные активы Сирии, которые чего-то стоят. Похоже, что Россия уже выбила из Ирана согласие предоставить ей контроль хотя бы над частью сирийской фосфатной промышленности. Syriatel — еще один ценный актив. Случайно ли Асад следует путинской схеме, облагая грабительскими налогами олигархов, чтобы добиться контроля над их активами?

Все эти маневры предвещают Сирии мрачное будущее. То, что сейчас происходит, это перераспределение активов: сирийские олигархи и Иран проигрывают, а Россия побеждает, в то время как среднестатистический сириец смотрит со стороны, не в силах что-либо сделать.

Если и есть хорошие новости, то в области геополитики: сочетание  экономического кризиса в стране с непрекращающимся ударами Израиля по военным объектам Ирана, а также невозможность хоть как-то заработать на своих мощных  инвестициях в гражданскую войну и режим Асада (по оценкам — около 50 млрд. долларов) убедят Тегеран, что ставка на Сирию было неудачной затеей и пора уменьшить ненужные траты.

Дэвид Розенберг «ХаАрец», М.Р. Фото: Khalil Ashawi, Reuters˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend