Главный » Общество » Смерть демократических выборов в Израиле?

Смерть демократических выборов в Израиле?

Какими бы ни были его мотивы, в конце концов именно Либерман сорвал инициативу премьер-министра Биньямина Нетаниягу по разрушению верховенства закона. Не оппозиция, не кампания в СМИ, не  возмущение адвокатов и судей. Именно Либерман, который сам чудом избежал серьезных обвинений во взяточничестве, спас суды и израильскую демократию от длительного конфликта  и нового закона об иммунитете. Время, которое он выиграл для правоохранительной системы, должно быть достаточным для завершения процесса слушаний против премьера.

Но, кроме  Нетаниягу, Моше Кахлон тоже пострадал в этой истории. Он предпочел унизиться для получения только четырех мандатов - и наблюдал, как Либерман показал, каким образом всего с пятью мандатами можно выиграть  «полцарства за закон».

Вместо того, чтобы шесть месяцев назад присоединиться к списку «Ликуда» или «Кахоль-лаван» с обещанием второго места для него плюс четыре или пять реальных мест для его депутатов, Кахлон теперь в буквальном смысле слова ползает на животе,  чтобы получить пятое место в Ликуде плюс два или три места для своих коллег в лучшем случае. Под прицелом босса, который только и  ждет его  политической смерти.

Без ценностей, без уважения, без партнера, без политической поддержки и без электората - столько ошибок Кахлон совершил за полгода, и у него даже нет морально-идеологического наследия, которое можно было бы сохранить.

После Нетаниягу и Кахлона третьей жертвой перевыборов стала оппозиция, у которой отсутствует «инстинкт убийцы». Реальная оппозиция оказала бы противодействие роспуску Кнессета любой ценой, оказала бы давление как на Кахлона, так и на депутатов, стоящих в конце  партийного списка  «Ликуда», чтобы они выступили против, а затем оставила бы премьеру только два варианта: правительство национального  единства или отставка.

Нетаниягу, который без труда видит  карты у своих колеблющихся противников, подготовился к игре.  Он обманул Ави Габая обещаниями  спасти его  политическую карьеру. Таким образом, он подорвал серьезную оппозиционную коалицию за его спиной. Левоцентристский блок оказался  слишком анемичен и лишен политического воображения и решительности.

Как будут реагировать игроки за покерным столом, если один из них потребует, чтобы они продолжали пересдавать  карты,  пока он не получит лучший расклад? Вполне вероятно, что остальные игроки исключат его, чтобы обеспечить продолжение честной игры по правилам.

Но что, если этот наглый игрок – главарь местной банды и никто не решается с ним спорить. Тогда какое значение имеет игра, если  только у одного игрока есть выигрышная комбинация?

После кампании запугивания СМИ, ослабления судебной системы и попытки отменить разделение властей Нетаниягу фактически обозначил свою следующую цель: избирательную систему.

Требование о пересдаче карт только потому, что они не соответствуют интересам отдельного игрока, означает лишение игры всякого смысла. Так же, как исчезает смысл игры в покер,  пропадает смысл демократии без признания итогов свободных выборов.

Не Либерман потащил Израиль на перевыборы, а Нетаниягу. Он заключил союз с ультраортодоксами и "Альянсом правых партий" по своим собственным мотивам, хотя мог создать стабильное правительство с партией «Кахоль-лаван» в течение двух часов.

Перевыборы - результат произвольного политического маневра, своего рода перетасовка политических карт, а не знак  уважения воли  народа. Следует отметить, что «желание народа» видеть Нетаниягу лидером крупнейшей  партии  было точно таким же, как и желание народа увидеть Бенни Ганца на этом месте.

В данном случае перевыборы — это нарушение демократических правил игры. Таким образом, самый большой вред в этой коллизии  - не финансовые затраты и паралич власти, а утрата законности подобных процедур. 

Ави Бар-Эли, «TheMarker», В.П. К.В.

Фото: Томер Аппельбаум


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend