Monday 27.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Nasser Nasser
    AP Photo/Nasser Nasser

    Силовые структуры Израиля: сеанс разоблачения

    Вопрос не только в том, когда и где будут пойманы бежавшие заключенные, но и в том, как и какой ценой. Рабочее предположение в руководстве силовых структур заключается в том, что можно будет выследить шестерых заключенных, сбежавших из тюрьмы «Гильбоа», самое большее, в течение нескольких недель.

    Шесть беглецов до своего заключения жили в районе Дженина. За исключением, возможно, нескольких тоталитарных государств, Западный берег является зоной самых интенсивных разведывательных и оперативно-розыскных действий. Рано или поздно, вероятно, ШАБАК, найдет, где скрываются эти шестеро.

    Побег из тюрьмы – необычное и унизительное событие для тюремной службы и правительства, но охота за беглецами мало чем отличается от попытки поймать террориста после теракта. Причем в этом случае личности тех, за кем ведется погоня, уже известны, и их связи с внешним миром наверняка в последние дни подробно проанализированы. Можно предположить, что ШАБАК и разведка ЦАХАЛа прочесывают все виды визуальной документации (различные видеокамеры) и средства связи (сотовая и интернет), имеющие отношение к беглецам и путям их побега.

    В мае этого года палестинец по имени Мунтасир Шалаби застрелил на перекрестке Тапуах учащегося йешивы Иехуду Гуэту. Шалаби был арестован в районе Рамаллы после розыска, продолжавшегося менее недели.

    В июне 2014 года террористы ХАМАСа захватили и убили трех израильских подростков, которые ловили попутку на перекрестке Гуш-Эцион. Тела их были найдены захороненными к западу от Хеврона 18 дней спустя, но прошло еще почти три месяца, прежде чем убийцы были выявлены и убиты бойцами ЯМАМа в их укрытии в Хевроне.

    Израильская общественность с опозданием узнала о некоторых возможностях ШАБАКа – только по случаю коронакризиса. Тогда благодаря использованию этой службы для определения контактов выявленных носителей вируса стали известны мощные инструменты ШАБАКа – способность быстро отслеживать и анализировать почти весь трафик электронных средств связи в Израиле и на территориях.

    Похоже, что судьба шести беглецов во многом будет определяться районом, в котором они скрываются. Если выяснится, что им удалось пересечь границу с Иорданией (возможность, которая была описана как менее вероятная), вполне вероятно, их жизни будут спасены. Иордании будет сложно вернуть в Израиль тех, кого уже считают популярными палестинскими героями. И она, конечно же, не сделает этого без израильских гарантий их безопасности.

    Если шестеро все еще находятся в пределах «зеленой черты», о чем свидетельствуют обыски, проведенные в Галилее, это может снизить вероятность того, что они смогли вооружиться. И пока они не вооружены, есть шанс, что их обнаружат и арестуют без боя.

    Если же они сумели попасть на север Западного берега, то, возможно, решили свою судьбу. Самый известный из беглецов, один из командиров «Танзима», боевой организации ФАТХа, Закария Збейди, провел большую часть жизни в лагере беженцев в Дженине, пока не был арестован Израилем два с половиной года назад. Збейди всегда ходил с личным оружием. Если он вернется домой, вероятно, найдется кто-нибудь, кто снова вооружит его. В таких обстоятельствах инструкции по открытию огня по разыскиваемым беглецам не будут слишком жесткими.

    Даже и раньше каждый вход израильских сил в район Дженина и, конечно, в местный лагерь беженцев, сопровождался в последние месяцы интенсивными перестрелками с палестинскими боевиками. Силы безопасности ПА почти полностью воздерживаются от входа в лагерь по той же причине. Если эта история с побегом, которая кажется взятой из претенциозного киносценария, закончится в лагере беженцев, у нее будет только один конец – кровавый бой.

    Поразительный побег заключенных уже вызвал волнения в отделениях израильских тюрем, где содержатся заключенные, опасные для государства, особенно после того как руководство ШАБАСа решило перевести в другие камеры заключенных «Исламского джихада» в ответ на побег (все беглецы, кроме Збейди, являются членами этой организации).

    Судьба заключенных чрезвычайно важна для борьбы палестинцев, и любое резкое развитие событий в тюрьмах отрицательно скажется на напряженности на территориях. Конечно, если при попытке задержания пострадают сами беглецы, это еще больше обострит ситуацию.

    Опасность заключается и в возможной эскалации конфликта в секторе Газа. «Исламский джихад» и ХАМАС уже пригрозили запустить ракеты, если беглецы пострадают. Для ХАМАСа такой инцидент мог бы стать прекрасным предлогом для возобновления конфронтации с Израилем.

    Провал за провалом

    Цепочка упущений, которая постепенно раскрывается вокруг побега заключенных, перенаправила огонь в средствах массовой информации и в обществе на верхушку ШАБАСа. Сам побег отражает пугающую ситуацию, из публикаций в СМИ вырисовывается тяжелая картина халатности и бездействия.

    Более того, в последние годы появлялись сообщения о постоянном участии активистов «Ликуда» в назначениях на руководящие должности в ШАБАСе, а также о неприятных инцидентах в рядах этой организации. И хотя правые министры и депутаты призывали «ухудшить условия содержания террористов», на практике ШАБАС старался не вступать в конфликт с заключенными, чтобы поддерживать искусственную тишину.

    Некоторые обстоятельства, которые позволили совершить побег из тюрьмы «Гильбоа», – перевод Збейди по его просьбе в камеру с заключенными «Исламского джихада», отказ от использования глушилок сотовой связи, хотя они были установлены в тюрьме, – вероятно, свидетельствуют о проведении именно такой политики.

    Но является ли такое функционирование ШАБАСа необычным для израильских силовых структур? Чаще всего сравнение проводят с полицией, которая в последние годы также продемонстрировала слабость, отчасти по схожим причинам: ослабление и преднамеренное разрушение со стороны правительства Нетаниягу. А что происходит в ЦАХАЛе, организации, которая пользуется престижем, бюджетами и качеством личного состава неизмеримо выше, чем у ШАБАСа?

    Часто бывает трудно понять, как в одной организации, в ЦАХАЛе, могут сочетаться такие противоположности. Высокоточное выполнение сложных авиаударов, основанных на превосходной разведке, вдали от границ Израиля, – с одной стороны, а с другой – неисправности и ошибки, выявляемые после терактов, кражи оружия с армейской  базы или другие неприятные открытия (например, как армия завышала данные об ультраортодоксальных призывниках, чтобы удовлетворить требования политического руководства).

    Вспоминается предупреждение генерал-майора Ишая Бера свежеиспеченному премьер-министру Эхуду Ольмерту во время его первого визита в генштаб в июле 2006 года, за день до начала Второй ливанской войны. «ЦАХАЛ, – сказал Бер Ольмерту, – это армия среднего уровня. Здесь по-прежнему есть небольшие островки совершенства, но эти острова окружены большим морем посредственности».

    Амос Харэль, «ХаАрец», И.Н. На снимке: мотоциклист с портретами бежавших заключенных. AP Photo/Nasser Nasser √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend