Thursday 20.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Нир Кейдар
    Фото: Нир Кейдар

    Как 7-летняя девочка угрожает Израилю

    Похоже, образ Айелет Шакед как сильного и эффективного министра выдуман и родился тогда, когда она возглавляла министерство юстиции. Именно в тот период ей удалось импортировать в Израиль модель американского Верховного суда, куда судьи назначаются не на основании их опыта и профессионализма, а с учетом их политических взглядов.


    Но эта модель себя не оправдала. Она низвела Верховный суд США, считавшийся одним из важнейших правовых институтов в мире, до нелепой структуры, которую более не принимает в расчет ни одно другое демократическое государство.

    Предпочтение политической лояльности профессиональным навыкам оказалось деструктивным, и настойчивое стремление Шакед пересадить эту систему на нашу почву вряд ли может считаться успехом, скорее, наоборот.

    Вообще министр юстиции – работа не пыльная. Министерство - своего рода штаб-квартира, и все, что должен делать министр – заботиться о назначениях и руководить министерской комиссией по законодательству. Достаточно политических и риторических способностей, чтобы преуспеть, а этого добра у Шакед хватает с лихвой. Другое дело, что его недостаточно, чтобы руководить таким министерством как министерство внутренних дел, где одних разговоров мало, требуются управленческие способности и конкретные действия.


    Но Шакед руководит МВД так, как она руководила министерством юстиции:  заигрывает со своим  базовым электоратом, - говорит на камеру, которая показывает ее с видом на  Негев, утверждая, что, мол, «именно здесь будут созданы пять еврейских поселений в противовес незаконным бедуинским», - но при этом закрывает глаза на проблемы местного самоуправления в Негеве, как бедуинского, так и еврейского.

    Особенность Шакед, - много говорит, но мало делает, - чуть не привело к фиаско в случае с Даниэль, дочкой Котильды Лев, маленькой израильтянки, которой грозила депортация. В последнюю минуту Шакед очнулась и предотвратила абсурдное решение, но, похоже, не сделала никаких выводов, что в вопросах гражданства и в процессе принятия решений иммиграционной службы она явно не на высоте.

    Абсурдные аргументы от МВД

    Даниэль Лев, семи с половиной лет, - гражданка Израиля, поскольку ее отец - израильтянин Шмулик Лев, и родилась она, росла и училась в Израиле. Однако Лев умер, когда его дочке едва исполнилось восемь месяцев, а ее мать-таиландка так и не успела завершить процесс натурализации.

    В связи с кончиной мужа, - невзирая на то, что речь шла о супругах, к тому же родивших ребенка, - Управление народонаселения и иммиграции прекратило процесс предоставления гражданства, поясняя, что речь идет о «всего лишь» депортации матери, а дочь может остаться.

    Уровень аргументации отражает уровень принятия решений властями: Даниэль – несовершеннолетняя, она должна быть рядом с матерью, и, если мать депортируют, то и дочка уедет вместе с ней.


    Как мы дошли до такого положения, что государство депортирует израильскую гражданку? Это с особой остротой ставит на повестку дня вопрос, какую цель ставит перед собой Израиль в Законе о гражданстве, и почему существует фобия, связанная с сохранением еврейского большинства.

    Именно из-за этой фобии гражданство беспрепятственно получают только евреи. А неевреям нужна веская причина, чтобы гражданство это получить, и одна из них – брак с гражданином Израиля. Она основана на том, что израильтяне имеют право строить здесь дом и создавать семью даже в том случае, если их вторая половина израильским гражданством не обладает.

    Согласно постановлению Верховного суда, израильтяне имеют право вступать в брак с неевреями, и Управление народонаселения и иммиграции неохотно выполняет данное постановление. Неохотно, то есть делает все для того, чтобы путь к получению гражданства для супруга-нееврея был долгим и сложным, включая неоднократные проверки на протяжении от четырех до семи лет - на предмет «искренности отношений», а также на наличие «общего хозяйства».


    Хотя по данным Управления, в последние годы ежегодно подавалось около 6 тысяч просьб о получении гражданства по причине заключения брака, и около 4500 из них было одобрено, тем не менее, вырисовывается четкое намерение этого учреждения - попытаться отсеять как можно больше запросов.

    Таким образом, как только у Управления появилась возможность помешать матери Даниэль получить гражданство, оно моментально этим воспользовалось, не считая, что нарушает права девочки и покушается на ее интересы. Маленькую израильтянку поставили перед дилеммой: выбирать между сиротством в Израиле и депортацией вместе с матерью.

    Какой же национальной цели служит эта дилемма? У государства есть на это три ответа. Во-первых, опасение, что Израиль наводнят иммигранты из стран третьего мира. «Все развитые страны захлестнула волна иммиграции, и все они весьма ужесточили свою иммиграционную политику», - утверждают в правительстве.

    Во-вторых, боязнь укрепить «стимул рожать детей для получения израильской визы» и даже страх навредить благополучию детей, которые «родятся не по правильной причине».

    В-третьих, главная забота: объединение семей арабских граждан Израиля с палестинскими супругами, которые, не дай Бог, будут использовать возможность вступления в брак как средство осуществления права на возвращение.

    Но все эти аргументы не выдерживают никакой критики. Начнем с того, что объединение семей палестинцев и арабов блокируется Законом о въезде в Израиль – тем самым, чье действие Шакед пытается продлить в последние месяцы, - и он, начиная с 2003 года, запрещает предоставление гражданства или даже вида на жительство в Израиле супругам-палестинцам. То есть «право на возвращение» блокируется в любом случае.

    Страх миграции из стран третьего мира реален, однако во всех развитых странах этот страх не препятствует предоставлению гражданства супругам и уж точно не распространяется на родителей, у которых есть дети.

    И, наконец, верх абсурда – аргумент «стимул рожать детей для получения израильской визы». Невольно возникает вопрос: сколько людей действительно готовы рожать ребенка ради получения израильской визы? Фиктивные браки ради получения гражданства – проблема, широко известная, но рождение ребенка ради получения гражданства – вещь беспрецедентная, и вряд ли можно предположить, что кто-то собирается воспользоваться этой лазейкой.

    Напомню, что общее количество заявлений о предоставлении гражданства в связи с браком составляет 6000 в год – показатель, который вряд ли угрожает большинству в 7,5 миллионов евреев, живущих в стране.

    Не делая выводов

    На протяжении многих лет Управление ведет судебную тяжбу с матерью Даниэль, чтобы депортировать ее из страны, будто бы она злейший враг, от которого необходимо во что бы то ни стало избавиться. Это война без правил, от нее попахивает расизмом (а если бы, к примеру, эта женщина была бы не таиландкой, а голландкой, государство так же пыталось бы ее депортировать?) и отдает беззаконием, а по отношению к ребенку и нарушает подписанные Израилем международные конвенции.

    Война Управления народонаселения и миграции за сохранение еврейского большинства сводит его с ума и заставляет принимать необоснованные и незаконные решения. Но это – придуманная война, она бессмысленна, поскольку еврейскому большинству ничто не угрожает, и уж тем более – не горстка матерей из-за рубежа, у которых дети родились в Израиле, и по праву считаются израильтянами.

    Министр внутренних дел имеет право по своему усмотрению предоставить израильское гражданство, и в последнюю минуту Шакед пришла в себя, отменив депортацию Котильды Лев. Тем самым, министр спасла Израиль от унижения и позора, но ничего не сделала, чтобы исправить ситуацию в целом: уточнить цели и задачи Закона о гражданстве и сделать серьезный вывод о несостоятельности бюрократии Управления народонаселения и иммиграции.

    Мейрав  Арлозоров, TheMarker, М.К. Фото: Нир Кейдар

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend