Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Сильному Израилю – сильный шекель!

    По любым общепринятым меркам для Израиля это был ужасный год. Бушующий коронавирус, два тотальных карантина и, возможно, третий на подходе, худший в истории Израиля экономический спад, и вдобавок ко всему – правительство, которое так и не смогло утвердить годовой бюджет, полгода находясь у власти. Единственная хорошая новость – это нормализация отношений с Эмиратами, Бахрейном и Суданом, хотя последнее, похоже, вызывает определенные сомнения.


    Тем не менее, странная реакция шекеля на неизбежный крах правительства была типичной для того, как национальная валюта вела себя весь этот год. Несмотря на все кризисы, с марта шекель вырос почти на 15 процентов по отношению к американскому доллару. Обменный курс доллара на уровне 3,256 шекеля сделал его самой крепкой израильской валютой, начиная с 2008 года.

    Несколько факторов оказали определяющее влияние на укрепление шекеля в этом году, в том числе, ослабление доллара по всему миру, а также рекордно высокие показатели фондового рынка, что заставило израильских институциональных инвесторов продавать доллары, чтобы уменьшить свои долларовые риски. Даже ущерб, нанесенный коронавирусом, помог шекелю, удержав израильтян от поездок за границу, а стало быть, и от многочисленных покупок, что означает меньший спрос на иностранную валюту и меньший импорт.

    Однако самый важный фактор – это высокие технологии. Любые опасения по поводу того, что глобальная пандемия скажется на отрасли хайтека, давно прошли. Экспорт высокотехнологичных продуктов и услуг растет, несмотря на сильный шекель. Стартапы мобилизуют рекордные капиталы, а темпы международных сделок слияний и поглощений по-прежнему остаются высокими.


    Словом, все сводится к тому, что доллары в Израиль текут бурной рекой. Так, прямые зарубежные инвестиции – в то время, когда пандемия крушила экономику – достигли почти 16 млрд долларов в первой половине этого года, что практически равно общей сумме инвестиций за весь 2019 год. Подавляющая часть этих денег идет в компании высоких технологий. То есть, если рассуждать с точки зрения глобальной экономики, Израиль – это технология, а технология – это Израиль.

    Но так ли это? Недаром в ходу шутка, что Израиль и Тель-Авив – это два разных государства. Однако если и есть два разных государства, это, скорее, Израиль и Startup Nation – «нация стартапов».

    Да, компании основаны израильтянами, и большинство сотрудников – израильтяне, но израильская индустрия хайтека действительно принадлежит глобальной, мировой экономике.

    Другая страна

    Израильские компании, работающие в сфере высоких технологий, продают практически всю свою продукцию за границу. Нередко они открывают штаб-квартиры за границей, даже если их исследования и разработки остаются в Израиле. Многие проживают за границей. Венчурный капитал, на который они полагаются, поступает из-за границы. Когда они размещают свои акции, то обычно делают это на Уолл-стрит. И когда эти акции приобретают, покупателем почти всегда оказывается иностранная компания.

    К чести израильского правительства, оно оставило отрасль в покое. Главный вклад государства в развитие высоких технологий состоит в том, что технологические подразделения ЦАХАЛа становятся своего рода школой для будущих инженеров и предпринимателей. Израильские технологии не полагаются на государственные контракты и почти не подпадают под действие местного законодательства.


    Словом, правительства могут падать, как карточные домики, их может лихорадить, как больного с высокой температурой, они могут утверждать бюджет, а могут и не утверждать, они могут эффективно бороться с пандемией, а могут и пустить ее на самотек, выборы могут проводиться с такой частотой, с какой этого пожелает Биби.

    Что же касается израильской индустрии высоких технологий и зарубежных инвесторов, деловых партнеров и клиентов, то в данном случае Израиль – это другая страна. Вот почему именно сюда продолжают вкладывать деньги, несмотря на то, что у Израиля сейчас столь отвратительные показатели.

    Взгляд на высокие технологии, как на проживание в другой стране, во многом проясняет происходящее, но все же не полностью раскрывает суть двусторонних отношений. Было бы правильнее сравнить их с отношениями между Израилем и евреями диаспоры. Евреи из диаспоры могут жить в другой стране, но они помогают Израилю материально (больше в прошлом, чем сегодня) и связаны с ним на уровне сильных эмоций.


    С финансовой точки зрения, израильские технологии сегодня поддерживают Израиль больше, чем его когда-либо поддерживала диаспора, и хотя предприниматели хайтека – граждане мира, они все равно остаются на удивление патриотичными. Лишь немногие уезжают в Кремниевую долину или другие зарубежные технологические центры и прерывают связи с Израилем.

    Поэтому всем остальным следует вздохнуть с облегчением. Дело не только в том, что мировые высокие технологии игнорируют COVID – они процветают. Коронавирус ускорил технологический переход ко всеобщей дигитализации, робототехнике и удаленным услугам. Все это, с одной стороны, делает мир более глобальным, а национальные границы - все менее актуальными; с другой стороны, израильские технологии кажутся такими же физически укоренившимися в Израиле, как и всегда, хотя бы по той причине, что они полагаются на местные инновации. Израильские технологии и сильный шекель никуда не денутся.

    Давид Розенберг, «ХаАрец». М.К. Фото: Томер Аппельбаум˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend