Фото: TT News Agency/Reuters

Шведские евреи — между джихадистами и неонацистами

Когда Каринна Сьоберг распустила еврейскую общину города Умео на севере Швеции, она знала, что слух об этом разойдется далеко за пределы маленькой общины, на создание которой она потратила десятилетия. Произошло это в мае. Впервые за несколько десятилетий еврейская организация в Западной Европе признала, что вынуждена прекратить свою деятельность из соображений безопасности.

Как сообщает JTA, начиная с 2016 года неонацисты прикрепляли наклейки с фашистской символикой к стенам еврейского общинного центра Умео, «что вызывало ассоциации с Хрустальной ночью», — сказала Сьоберг.

«Для меня это был нелегкий шаг», — говорит Сьоберг о решени закрыть еврейский центр. «Тяжело признать, что неонацисты одержали победу. Но я не могу брать на себя ответственность за жизнь 70 членов общины города», — сказала она.

Закрытие еврейского центра вызвало реакцию на уровне страны и широко освещалось в шведской прессе.  В своем выступлении премьер-министр страны Стефан Лефвен осудил этот факт как проявление действий антидемократических сил в Швеции. Однако остается фактом, что рост экстремистских настроений в мусульманской среде и в крайне правых кругах являются составной частью более широкого круга проблем, стоящих перед еврейской общиной Швеции. И это заставляет некоторых шведских евреев опасаться за свое будущее. «Даже в Стокгольме, где существует полная жизни еврейская община, мы сталкиваемся со множеством угроз, от проявления мусульманского экстремизма до насилия со стороны крайне правых», — сказал Арон Верстедиг, президент Совета шведских еврейских общин.

В этих проблемах нет ничего исключительного, касающегося только евреев Швеции: евреи ряда общин в Восточной Европе также ощущают, что от неонацистских организаций исходит угроза, многие евреи на Западной Европы стали жертвами насилия со стороны мусульман, принадлежащих к радикальным течениям этой религии. Не связаны эти проблемы и с тем, что евреи составляют религиозное меньшинство в ультрасекулярном обществе, что вообще характерно для Швеции; подобное происходит как в Скандинавии, так и за ее пределами.

Но Швеция, возможно, единственная европейская страна, где, согласно сообщениям  евреев, сочетание этих негативных факторов приближается к критической точке. Так, евреи Франции не считают насилие со стороны правых экстремистов реальной проблемой, и это при том, что начиная с 2012 года более десяти евреев  погибли в нападений мусульман. Напротив, украинским евреям мусульманский экстремизм не представляется серьезной проблемой, при том, что в стране зарегистрировано несколько случаев нападений на евреев.

Именно поэтому в глазах некоторых лидеров еврейских общин в Европе шведское еврейство является чем-то вроде варианта того, что может произойти на континенте в целом. «Проблемы, с которыми сталкивается сегодня еврейская община в Швеции, свидетельствуют о гораздо более широких явлениях, происходящих в Европе», — сказал Моше Кантор, президент Европейского еврейского конгресса.

В провинции Скане на юге страны 15-летний еврейский подросток, который учился в средней школе недалеко от Мальме, стал жертвой преследований как со стороны этнических шведов, так от мусульманских иммигрантов. Его отец – израильтянин, приехавший в Швецию 8 лет назад в связи с работой, рассказал, что во главе одной из банд стоит афганский подросток. В прошлом году его сына избили за то, что он отказался играть в футбол, где дети разделились на команды «евреев» и «палестинцев».

Стефан Доцци, генеральный секретарь Ассоциации шведско-израильской дружбы, также испытал на себе опасности, стоящие перед шведским еврейством. Во время ежегодной политической конференции, сотоявшейся недавно в Альмедалене, что на острове Готланд, он и еще один активист подверглись физическому насилию со стороны неонацистов, которые попытались разместить свой баннер на флажке ассоциации в павильоне группы.
Об этом широко сообщалось в шведских СМИ. «Но никто не написал ни единого слова о том, что среди нападавших были мусульмане», добавляет Доцци. По меньшей двое из них, по описанию Доцци, были мусульманами, и они пообещали сжечь израильский флаг, выставленный в павильоне ассоциации. «У нас есть два вида врагов, — сказал Доцци, у которого, по его словам, есть еврейские корни. «Я думаю, что из-за мусульман и неонацист здесь будет только хуже. В конце концов нам придется бежать из страны». Доцци, признался, что в Тзраиле он чувствует себя «большей безопасности». Что касается Умео, Сьоберг рассказывает, что она сталкивается с различными проявлениями антисемитизма, от угроз со стороны неонацистов и заканчивая случаем, когдда «арабы на улицы плюнули в мою сторону, потому что у меня был кулон со Звездой Давида ».

Но есть куда более серьезные инциденты, связанные с насилием со стороны мусульман.

Так, в прошлом месяце прошел суд над тремя арабами, которые бросали бутылки с зажигательной смесью в в синагогу в городе Гетеборге на юге Швеции после того, как президент Дональд Трамп объявил о переносе посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. И это был лишь один из случаев нападений на синагоге, происшедших на юге Швеции за последние годы. Особенно часты подобные инциденты в Мальме, где  треть населения города — 350 000 человек – составляют мусульмане, и лишь 1000 — евреи. «В Швеции  джихад и неонацистский антисемитизм «подпитывают друг друга», говорит Сьоберг.

Приток сотен тысяч мусульман в Швецию, начавшийся в 1970-х годах, «привел к снижению толерантности по отношению к тем, кто воспринимаются как чужаки, что способствовало усилению правых», говорит она. «Не думаю, что подобное было возможным 15 лет назад». Наглость, с которой ведут себя неонацисты в Швеции, не характерна для Западной Европы, где хорошо помнят нацизм и потому правоохранительные органы проявляют минимальную терпимость к крайне правым. В 2015 и 2017 годах скинхеды дважды прерывали лекции, которые проводили в  шведских школах те, кто пережил Катастрофу. В прошлом году в Гетеборге сотни неонацистов приняли участие в марше в Йом-Кипур, чтобы продемонстрировать свою идеологию ненависти. Городские власти запретили им пройти рядом с синагогой. Проблема, по словам Сьоберг, отчасти состоит в том, что после Второй мировой войны Швеция не прошла процесс денацификации: официально она сохраняла нейтралитет, но на практике сотрудничала с нацистской Германией.

По словам Сьоберг, у властей Умео не хватает решимости встать на защиту еврейской общины. Переговоры о переносе еврейского центра в безопасное место прервались, после того как городские власти неожиданно сдали в аренду помещение, которое предполагалось отвести под еврейский центр. «Они морочили нам голову, не соблюдали соглашений, оставили нас беззащитными перед угрозой, исходившей от неонацистов, и у меня не было иного выхода, кроме как закрыть общинный центр», — рассказывает Сьоберг. Однако заместитель мэра Умео Маргарета Реннгрен видит ситуацию иначе. «Муниципалитет не несет ответственность за то, что они решили распустить свою общину. Действительно, возникли проблемы, муниципалитет пытался помочь общине, но в на тот момент найти решение, отвечающего требованиям общины, не удалось».

Город «фактически предложил еврейскому общинному центру другое помещение,  проверенное отделом безопасности муниципалитета, но общине оно не подошло», — сказала она. «Закрытие еврейского общинного центра Умео – печальный факт; то, что причиной этому стали угрозы и преследования, вызывает тревогу».

Другая проблема, с которой сталкиваются шведские евреи, это секуляризм со стороны властей, которые выступают против следования еврейским обычаям и обрядам. Таким, как ритуальный убой животных и обрезание. Первое считается в Швеции незаконным, второе хотя и разрешено, но запрещение этого обычая является предметом обсуждения в шведском обществе. Еврейской паре в Гетеборге – раввину-хаббаднику и его жене – угрожают штрафы в размере сотен тысяч долларов: они настаивают на том, чтобы дать детям домашнее образование. В марте два члена кабинета министров призвали закрыть религиозные школы.

Однако в Стокгольме, по словам представительницы местной общины Петры Кан Норд, еврейская жизнь цветет. В столице три синагоги, еврейский культурный центр с кошерным магазином и недавно открывшейся еврейской библиотекой. Есть также детский сад и школа, на запись в которые выстроилась длинная очередь. Община в Стокгольме растет – отчасти за счет упадка общин в таких городах, как Мальме и Гетеборге,  где евреев осталось так мало, что в еврейских детских садах преобладают дети не евреи. Евреи этих городов предпочитают перебраться в более безопасный Стокгольм. «В то время, как еврейская община в Стокгольме находится на подъеме, в остальной Швеции она тихо угасает», — говорит в заключение Кан Норд.

Кнаан Липшиц, «ХаАрец», М.Р.

На фото: марш сторонников неонацистского движения Нордического сопротивления в г. Людвика, Швеция.
Фото: TT News Agency/Reuters


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend