Фото: Pascal Rossignol, Reuters

Популисты и демагоги всех стран, соединяйтесь!

После промежуточных выборов в США следующее столкновение между демократией и популизмом произойдет в Европе

С учетом результатов национальных голосований и при поддержке таких политических деятелей, как Стив Бэннон, ультраправые силы ожидают серьезные успехи на парламентских выборах в ЕС — результат, который, вероятно, будут приветствовать Вашингтон и Иерусалим.

Если промежуточные выборы в США рассматривались, как референдум о президентстве Дональда Трампа, выборы в следующем году в Европе можно назвать референдумом о будущем Европейского союза.

Выборы в парламент ЕС, которые пройдут с 23 по 26 мая и охватят весь континент, станут ареной между партиями основного направления и нарастающими националистическими движениями; при этом ожидается, что последние достигнут больших успехов.

По мнению экспертов, если накануне выборов умеренные силы не вернутся к прежнему уровню, Европа может быстро сместиться в сторону жестких антимиграционных законов, протекционистской торговой политики и усиления политической и экономической нестабильности.

«Это тот же самый разрыв, который мы наблюдали на промежуточных выборах — явное столкновение между либеральными и нелиберальными силами, — сказала Николетта Пироцци, руководитель исследовательской программы по ЕС в римском Институте международных отношений.

Евроскептики и крайне правые политики уже давно присутствуют в Европейском парламенте, часто используя свои места, как  трамплин для атаки ЕС и его бюрократии.

Но теперь у них есть реальный шанс начать оказывать серьезное влияние на политику ЕС, благодаря растущей поддержке в их странах и, возможно, с помощью Стива Бэннона, бывшего советника Трампа, который формирует движение с целью объединить популистские силы Европы перед майскими выборами.

«Перед Европой стоит опасность – как национализм, так и риск оказаться во власти иностранных держав», — предупредил в интервью на прошлой неделе президент Франции Эммануэль Макрон. У Макрона есть основания опасаться, так как его популярность резко падает, и его партию, судя по опросам, может обойти «Национальный фронт» крайне правой Мари Ле Пен, которую он без труда победил на президентских выборах.

Итальянская партия «Лига» — антииммигрантская партия вице-премьера Маттео Сальвини – достигла в опросах 35 процентов, за ней следуют ее партнеры по коалиции, движение «Пять звездочек» с 29 процентами.

Популисты уже у власти в таких странах, как Венгрия и Австрия, и те, кто к власти только идут, могут рассчитывать на подобный успех. Добавьте к этому неопределенность в отношении запланированного выхода Великобритании из ЕС в марте следующего года — Brexit может нанести ущерб экономике как самой Британии, так и оставшихся 27 стран блока, а это лишь подольет горючего в огонь популизма.

Бэннон, чья популистская организация The Movement планирует оказать поддержку в проведении опросов и рассылке сообщений политическим единомышленникам, заявил, что сомневается в шансах националистов выиграть  большинство из 705 мест в Европарламенте, но на треть они могут рассчитывать.

Такой результат «возможен», — говорит Хосе Игнасио Торребланка, глава мадридского отделения Европейского совета по международным отношениям.

Контроль над такой большой группой делегатов позволил бы популистам влиять на политику ЕС — либо путем создания союзов с умеренными консерваторами, либо переманить другие партии на свою сторону, чтобы перехватить их избирателей, говорит он.

Как минимум, это также обеспечило бы национальным правым правительствам защиту от возможных санкций со стороны Брюсселя, для наложения которых требуется большинство в две трети голосов, пояснил Торребланка.

Большинство экспертов сомневаются, что Бэннон может сыграть ключевую роль, поскольку ультраправые лидеры равнодушны к проявляемым им усилиям.

«Я сомневаюсь, что у Бэннона есть возможность объединить эти силы, потому что националистические движения склонны избегать заключения союзов в масштабах всего ЕС, — сказала Пироцци.- Тем не менее, очень важно, что такой эксперимент ведется. И хотя он не принесет плодов сейчас, это может произойти в долгосрочной перспективе».

С Бэнноном или без него, присутствие популистов в Европе будет  ощутимым, говорит Пироцци, и умеренным политическим силам, похоже, нечем ответить. «Оппозиция волне национализма оказалась намного слабее, чем ожидалось».

Возможно, потому, что партиям центра удалось остаться у власти в самом сердце Европы — с Макроном во Франции и канцлером Ангелой Меркель в Германии — «люди не осознают опасности», — сказал журналист Франк Пол Вебер, в прошлом пресс-секретарь министра финансов Германии Вольфганга Шойбле.

На выборах в ЕС это прекраснодушие может представлять смертельную опасность: явка на них традиционно низкая, что автоматически дает преимущество высокомотивированным избирателям экстремистских партий, предупреждает Вебер.

Несмотря на то, что законодательный орган ЕС может оказывать влияние на решения по любым вопросам, «большинство людей не знает, чем занимается Европарламент», — говорит Вебер. «Никто не понимает, что именно поставлено на карту».

«Прогрессистам в Европе следует учиться у Демократической партии США, которая только что восстановила контроль над палатой представителей, во многом благодаря мобилизации активистов на низовом уровне и привлечению молодежи», — сказал Жан-Пьер Дарнис, профессор международных отношений в университете Ниццы. «Они также должны быть открыты для альянсов с новыми движениями и нетрадиционными партиями».

Но какую политику предпочтет Европейский парламентом с сильным блоком евроскептиков?

Крайне правые партии быстро попытаются ужесточить пограничный контроль и перейдут к депортации иммигрантов, что является их козырной картой, говорит Торребланка.

Они также попытаются отменить санкции в отношении России и улучшить отношения с Москвой, восхищаясь политикой президента Владимира Путина и его поддержкой, которую он оказывает националистическим силам по всей Европе.

Наконец, возможны попытки остановить продвижение или даже отменить валютный союз, и предоставить каждому государству большую свободу выбора в проведении экономической политики.

«Эти правые группы объединяет желание вернуть власть государству», — сказал Одед Эран, бывший посол Израиля в ЕС, а теперь старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности в тель-авивском университете.

На международном уровне такой результат, скорее всего, будет приветствоваться Вашингтоном и Иерусалимом, отмечает Эран. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу отлично уживается с популистскими партиями Европы, например, в Польше и в Венгрии, несмотря на антисемитские заявления или неонацистские корни некоторых из их членов.

«Ослабление Брюсселя сыграет на руку как Израилю, так и Вашингтону, которые, проводя свою внешнюю политику в различных сферах, предпочитают иметь дело с отдельными государствами», — объяснил Эран.

Причины, по которым Израиль и США равнодушны к судьбе Европы, различны.

По мнению Эрана, Вашингтоном движет ощущение, будто торговля, которую  европейцы ведут с США, давно несбалансирована, что Европа не вносит достаточно средств в обеспечение своей собственной защиты, равно как и в НАТО, и лишь пользуется военным присутствием США, которое создает эффект  сдерживания.

«В глазах Израиля Брюссель отождествляется с наложением ограничений на сотрудничество с израильскими компаниями на Западном берегу и с тем, что он не выступает против групп, которые Израиль обоснованно определяет, как террористические организации».

Ариэль Давид, «ХаАрец», М.Р.

На фото: Стив Бэннон, Марин Ле Пен. Фото: Pascal Rossignol, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend