Шок в Кремле и фантазии советских пропагандистов

9 июня 1982 года, на четвертый день Первой ливанской войны, в районе долины Бекаа состоялся крупнейший в истории Ближнего Востока воздушный бой. Израильским ВВС противостояли сирийские, действовавшие при поддержке 19-ти комплексов ПВО. В пике сражения в воздухе одновременно находились свыше 90 израильских и свыше 60 сирийских самолетов. Со времени Корейской войны 1950-53 годов в мире не разыгрывалось столь масштабных воздушных сражений.

Еще более впечатляющими оказались его итоги: 23 сирийских самолета – истребители МиГ-23 и МиГ-21 – были сбиты, все 19 прикрывавших их комплексов ПВО были уничтожены. Израильская авиация при этом потерь не понесла. Это был полный разгром грозного, казалось бы, противника.

Но насладиться плодами победы Израиль в тот момент не сумел. Первая ливанская только начиналась, в районе шоссе Бейрут-Дамаск шли ожесточенные бои, сломить сопротивление противника на земле было сложнее, чем в воздухе. 10 июня 1982 года на первых страницах израильских газет рядом с новостями об уничтожении сирийских сил ПВО в долине Бекаа соседствовали сообщения о похоронах 19 солдат, погибших в Ливане. Блестяще спланированная и проведенная атака осталась в тени тяжелых военных будней. Израиль и не стремился афишировать свой успех. Но операция, название которой – «Медведка 19» – было рассекречено лишь 20 лет спустя, вошла в историю военного искусства. Ей посвящены десятки исследований, ее изучают в крупнейших военных академиях мира.

Не утратила операция актуальности и в контексте последних событий. В Сирии все так же стоят на боевом дежурстве российские зенитно-ракетные комплексы, которые должны противостоять, главным образом, израильской авиации. Правда, на смену стареньким ЗРК «Квадрат», С-75 и С-125 пришли относительно новые «Панцири» и С-300, и даже разработанный уже в XXI веке С-400. Но и парк израильских ВВС за минувшие десятилетия существенно обновился.

Кроме того, для своего времени С-75 и С-125 были вполне передовой военной техникой. Армии арабских стран применяли их и в ходе Шестидневной войны, и во время войны Судного дня. Советские средства ПВО успешно прошли боевую обкатку во Вьетнаме и в Китае. Да что говорить, совсем недавно, в 2016 году, хуситы с помощью ЗРК С-75 сбили американский беспилотный летательный аппарат над Йеменом.

В июне 1982 года, сконцентрировав в долине Бекаа 19 зенитно-ракетных комплексов, сирийцы рассчитывали полностью прикрыть свои силы с воздуха. Но этого, как известно, не произошло. Израильская авиация сумела вывести из строя противостоявшие им ЗРК и самолеты противника благодаря успешному применению средств радиоэлектронной борьбы, заливавших «молоком» экраны мониторов сирийских и советских ракетчиков. Кроме того, в том бою, впервые в истории, израильтяне широко использовали беспилотные самолеты-разведчики. Они в режиме реального времени передавали на командные пункты картинку с места событий и вскрывали сирийские средства ПВО, подставляя их под удар самонаводящихся противорадиолокационных ракет «Шрайк». Затем месторасположение ЗРК обстреливалось артиллерией и ракетами класса «земля-земля».

Но обо всем этом израильские газеты в те дни не писали — из-за ограничений военной цензуры и по тактическим соображениям. Разумеется, ничего не писала о происходящем и советская пресса. Хотя разгром сирийской группировки ПВО, практическое руководство которой осуществляли советские военные, вызвал в Москве настоящий шок. Военные и руководители оборонных предприятий были вызваны на ковер в ЦК. В Кремле и на Старой площади лихорадочно обсуждали, что делать дальше.

15 июня газета «Правда» опубликовала заявление советского правительства, содержащее прямую угрозу в адрес Израиля: «Советский Союз не на словах, а на деле выступает на стороне арабов, добивается, чтобы агрессор убрался из Ливана. Тем, кто ныне вершит политику Израиля, не следовало бы забывать, что Ближний Восток — это район, расположенный в непосредственной близости от южных границ Советского Союза, и события в котором не могут не затрагивать интересов СССР. Мы предупреждаем Израиль об этом».

Непосредственно описывая происходящее в Ливане, советские средства массовой информации либо замалчивали огорчительные для Кремля и его арабских союзников события, либо давали волю фантазии. День спустя после операции «Медведка 19», 11 июня 1982 года московское радио коротко сообщило о том, что сирийские войска в долине Бекаа успешно отразили атаку противника. Зато в заявлении ТАСС, опубликованном 16 июля, говорилось уже о 67 сбитых израильских самолетах, в том числе, новейших истребителях F-15 и F-16. Откуда взялась цифра 67, можно только гадать. «С помощью советских ракет были успешно отбиты попытки израильских самолетов обстрелять сирийские позиции, — говорилось в заявлении ТАСС. – Эти данные свидетельствуют о качестве советского оружия и его возможностях, о том, что сирийский персонал продемонстрировал надлежащую выучку».

Лирическую струю в фантазии советских пропагандистов вносили репортажи специального корреспондента «Красной звезды» в Ливане Геннадия Кошубы. Например, с места боев в долине Бекаа он прислал следующее сообщение: «Истребитель сел на краю взлетно-посадочной полосы, и я залюбовался его обтекаемыми, совершенными формами. Когда он приблизился, я узнал наш МиГ. Его турбины дышали жаром. Из кабины пилота выпрыгнул крепкий парень в летном комбинезоне. Живые глаза, черные, как смоль, кудри над высоким лбом. Этот портрет мог бы служить собирательным образом сирийского военного. Мы представились друг другу. Его звали капитан Нафи Салму. Я попросил его описать бой, в котором он сбил израильский F-15… На страницах моего блокнота сирийский пилот начертил схему воздушной дуэли. Победа далась ему нелегко, у него был серьезный противник».

Спустя 6 лет, уже в годы перестройки, советские военные согласились снизить число мнимых израильских потерь в ходе операции «Медведка 19». Генерал-полковник Григорий Яшкин, занимавший в 1982 году должность главного военного советника в Сирии, опубликовал в журнале «Вестник ПВО» статью, в которой утверждал, что израильские ВВС потеряли в том бою 10 самолетов. Вместе с тем, Яшкин признавал, что победа осталась за Израилем: «Считаю необходимым более подробно рассмотреть боевые действия израильтян, тактику и технику их авиации в тот победный для них день». И тут же называл причину поражения сирийцев, и, в общем, собственного поражения: «Не восторгаться, а именно рассмотреть, причем с болью в душе. Восторгаться можно было бы тогда, когда на месте израильской авиации оказалась вдруг сирийская. Но этого «вдруг» быть не могло, ибо помощь наша – имею в виду оружие, технику – была крайне слабой и несвоевременной. Несвоевременность, опоздание – наша извечная болезнь».

К сожалению, тот победный, по словам генерал-полковника Яшкина, день, не стал праздником и в Израиле. Разгром сирийских ПВО в долине Бекаа не внес коренной перелом в ход Первой ливанской войны. Ни с психологической, ни с оперативной точки зрения Израиль не смог извлечь максимальную выгоду из этой победы.

Но, по мнению некоторых, «Медведка 19» имела более масштабные глобальные последствия. В 1991 году бывший командующий ВВС Израиля Давид Иври, осуществлявший непосредственное руководство операцией в долине Бекаа, посетил с визитом Прагу. Одним из собеседников Иври – в те дни генерального директора министерства обороны – стал чешский генерал, служивший в 1982 году в штаб-квартире Организации Варшавского договора в Москве. Вспоминая те дни, чешский военный сказал, что разгром, учиненный Израилем в долине Бекаа, убедил многих членов советского руководства в несостоятельности социалистической системы, подтолкнув их к мысли о неизбежности реформ. По его словам, именно блестящая операция израильской армии в Ливане привела к началу перестройки и распаду Советского Союза.

Аналогичную точку зрения выразил и российский политолог Александр Храмчихин. «Советская армия к концу 80-х очень серьезно отстала от западных армий по целому ряду важнейших параметров, — писал он в статье «Военное строительство в России», опубликованной в 2005 году. — До сих пор мало кто в нашей стране знает, что одной из главных причин перестройки стал разгром, который израильская авиация учинила сирийской системе ПВО в ливанской долине Бекаа 9—10 июня 1982 года. Списать катастрофу на обычную недееспособность арабов было нельзя: даже израильтяне признавали, что сирийцы воевали на этот раз хорошо, кроме того, в кабинах уничтоженных ЗРК сидели рядом с сирийцами и советские инструкторы. Просто противник воевал уже по-новому, а мы — еще по-старому.» Если это действительно так, то воистину, «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется» – и, главное, где.

Борис Ентин, «Детали»


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend