Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Бессрочный вирус отбросил Израиль на два месяца назад

    За минувшие сутки в Израиле заболели 169 человек. На лечении остаются 2 654 инфицированных (114 из них в больницах). Умерли 298.


    Первая и самая существенная цифра 169 (вернувшая нас к апрельским показателям) доказывает, что за минувшую неделю кривая заболеваемости продолжила ползти вверх, и опасения второй волны эпидемии остаются вполне обоснованным. При том, что в Иерусалиме и в Тель-Авиве, не говоря об особо проблематичном Бней-Браке, большинство жителей не соблюдает основных требований минздрава, обходясь без масок и социального дистанцирования.

    В таком положении собравшийся на первое заседание 8 июня узкий кабинет по вопросам эпидемии принял следующие решения:

    1) отложить возобновление работы поездов еще на неделю до следующей проверки общего положения; 2) приостановить снятие всех прочих ограничений в июне; 3) утвердить закон о чрезвычайном положении, дающий правительству расширенные полномочия по ограничению свобод граждан.


    Как выразился глава правительства Биньямин Нетаниягу, «первым делом мы решили подтянуть ручной тормоз. Остановили все облегчения, которые собирались ввести в ближайшие дни. Проверим положение дел через неделю».

    Также кабинет обсудил продление срока действия закона, позволяющего Общей службе безопасности (ШАБАК) вести слежку за больными коронавирусной инфекцией, но заморозил его по личной просьбе директора ШАБАКа Надава Аргамана, не считающего нужным использовать возможности его спецслужбы для подобных целей.

    Тем временем выяснилось, что заявление нового министра здравоохранения Юлия Эдельштейна о массовых тестах на коронавирус для всех граждан (с симптомами и без) остается скорее пожеланием, нежели констатацией факта. Факт состоит в прямо противоположном: как только медики, перепуганные недавней вспышкой эпидемии в школах, бросились тестировать школьников, оказалось, что под грузом бесчисленных тестов, которые увеличились вдвое, в лабораториях не хватает сотрудников и аппаратуры. Соответственно, они не только не могут подготовиться ко второй волне, но и не в состоянии справиться с текущей работой. Тогда как весь смысл тестов состоит исключительно в быстрых результатах, о которых минздраву пока приходится только мечтать: вместо 24 часов такая проверка занимает обычно несколько дней.

    Как написал сегодня, 9 июня, Амос Харэль из «ХаАрец», «у Израиля все еще нет эффективного механизма для выявления больных, и его отсутствие может подтолкнуть правительство к новому введению карантина. Но, в отличие от понимания, с которым эта мера была встречена населением в марте, сейчас граждане с большим сомнением воспринимают резоны руководства».

    Поезда остались в депо

    Министерство транспорта уже четыре раза откладывало дату возобновления движения поездов, чего с нетерпением ждут сотни тысяч пассажиров, с недоумением взирая на рестораны, торговые центры, автобусы, отели и другие общественные места, которые вернулись к работе. Но даже когда поезда выйдут из депо, это будет происходить при условии ограничения числа пассажиров в вагонах и соблюдения санитарных норм.


    Проблемы: недостаточная вентиляция и скученность

    Число пассажиров — основная проблема, мешающая открытию железнодорожного сообщения. В поезде очень трудно соблюдать правила гигиены и социальной дистанции. Во-первых, сама конструкция вагона проблематична, так как там нет достаточной вентиляции воздуха. Во-вторых, сидения расположены так, что пассажиры сидят по четверо друг напротив друга. Даже такой простой процесс, как вход и выход пассажиров, является проблематичным, так как множество людей собираются в тамбуре перед выходом на каждой остановке, что делает железнодорожные вагоны опасными с точки зрения риска заражения. Если больной коронавирусом окажется в вагоне поезда, он потенциально может заразить гораздо больше людей, чем в любом другом месте.

    В эксплуатационном аспекте движение поездов сильно замедлится из-за того, что поезда будет необходимо дезинфицировать после каждой поездки, как того требует минздрав. Кроме того, соблюдение социальной дистанции замедлит посадку пассажиров в вагоны. Следовательно, поезда не смогут ходить по расписанию. Все эти факторы в совокупности оказывают огромное влияние на принятие решения, ведь железные дороги — самый сложный и разветвленный, а также массовый вид общественного транспорта.


    Решение: предварительное бронирование места

    Предлагаемые в настоящее время решения касаются контроля числа пассажиров в каждом поезде, причем министерство транспорта настаивает на ограничении до 650 пассажиров. Чтобы можно было это контролировать, принята рекомендация о предварительном бронировании места в поезде через мобильное приложение. Но, во-первых, скорость посадки будет снижена, и невозможно контролировать, что каждый пассажир садится в тот поезд, на который он заказал билет. Во-вторых, потребуется целый штат кондукторов и контролеров на перронах, которые будут проверять бронирование у каждого пассажира, что тоже создаст колоссальные задержки.

    Кроме того, раннее бронирование и покупка билета ограничат возможности пассажиров. Не каждый может заранее планировать свои маршруты, особенно, если он добирается на нескольких видах транспорта. Что будет, если он прибыл на станцию раньше запланированного времени? Или наоборот – опоздал? Все это кажется невыполнимым.

    Другие указания, которые должны выполнять железные дороги – установить на всех станциях тепловизионные камеры, которые будут проверять температуру всех входящих пассажиров. На входе должны стоять контролеры, которые будут проверять, что все в масках. Пока непонятно, насколько управление железных дорог готово взять на себя все эти обязанности по обеспечению общественного здравоохранения, ведь это не входит в ее обязанности согласно Закону о железных дорогах и Уставу железнодорожного управления. Кроме того, непонятно, какие полномочия будут у железных дорог против нарушителей указаний минздрава.

    Помимо технических требований, предъявляемых к железнодорожникам, и очевидных трудностей с соблюдением указаний министерства транспорта существует еще один аспект – смогут ли пассажиры при таком режиме работы полагаться на железнодорожный транспорт?

    На этом фоне весьма безответственно прозвучали заявления министра транспорта Мири Регев и министра здравоохранения Юлия Эдельштейна о возвращении железнодорожного транспорта к полноценной работе 8 июня. Тем более, что у министров нет таких полномочий, поскольку окончательное решение в этом вопросе должен принять Совет национальной безопасности.

    В Управлении железных дорог тоже ничего не знают — их сбили с толку противоречивыми слухами и указаниями. Чтобы вернуть пассажиров в поезда и убедить их в необходимости соблюдения всех указаний и правил предосторожности, руководству страны следует начать с себя, показывая серьезность отношения к делу на своем личном примере.

    Рафаэль Рамм, «Детали», Кейнан Коэн, Walla, Ц.З. Фото: Офер Вакнин˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend