Friday 17.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Щедрый подарок семье миллионеров – за наш с вами счет

    Что важнее: предоставить владельцам компании «Эль-Аль» ссуду из общественных средств более чем на миллиард шекелей под государственную гарантию, при том, что контроль за ней по-прежнему останется в руках семьи Мозес – или выдать около тысячи ссуд по миллиону шекелей каждому владельцам малых бизнесов? Иными словами, важнее любой ценой спасти одного национального перевозчика – или спасти тысячу предприятий, на каждом из которых занято до 10 рабочих?

    Ответ на этот вопрос был дан премьер-министром Биньямином Нетаниягу, генеральным директором министерства финансов Шаем Баабадом, главным аудитором Рони Хизкиягу и руководителем бюджетного департамента Шаулем Меридором. Ответ однозначен: важнее помочь семье миллионеров сохранить свой контроль над компанией «Эль-Аль».

    В этом – суть плана, который разрабатывает сейчас минфин: авиакомпании дадут кредит в размере 350-400 млн. долларов США, государственная гарантия составит 75 процентов от суммы. Сначала государство не собиралось удовлетворять запрос «Эль-Аль», потому что их план «рационализации» казался оторванным от действительности как в оценке будущих доходов, так и в графе сокращения рабочей силы – ни то, ни другое не было достаточным. Но потом Нетаниягу приказал минфину подготовить «спасательный круг» для «Эль-Аль».

    Но всегда задается вопрос: что случится с Израилем, если «Эль-Аль» перестанет существовать? Ответ – ничего особенного! Как почти при любом банкротстве, владельцы утратят свои права, банки-кредиторы спишут часть задолженности и продадут компанию новым владельцам. Иными словами, все, что случится в этом «худшем» случае – то, что контроль над компанией утратит семья, возглавляемая Тами Мозес-Борович – сестрой Арнона (Нони) Мозеса, обвиняемого по делу №2000 в даче взятки премьер-министру.

    Что взамен получит налогоплательщик? Ничего. «Эль-Аль» обязуется провести оптимизацию, но это и так в интересах владельцев. Активы компании и так заложены в иностранных банках. Даже то, что стало бы минимальным требованием любого потенциального инвестора за такое большое и рисковое вложение, минфин потребовать забыл! План еще не оформлен до конца, но принцип виден уже сейчас: от владельцев акций никто не потребует отказаться от контроля за компанией.

    На эти деньги можно было бы спасти много малых бизнесов – но у них, в отличие от семьи Мозес-Борович, нет лоббистов. Они не являются родственниками Нони Мозеса (или Дуди Боровича), они не могут в нужный момент «улучшить билеты» нужных и важных пассажиров, чтобы перевести их в бизнес-класс. Они не могут трудоустроить высокопоставленных директоров, консультантов и бухгалтеров. В минфине в упор не видят косметологов и владельцев кафетериев, которых закрытие лишило куска хлеба. Зато они внимательно смотрят на Тами Мозес.

    «Эль-Аль» уже сегодня получает от государства 250 миллионов долларов в год – на обеспечение безопасности. Еще до корона-кризиса компания терпела убытки из-за избыточной рабочей силы, очень высоких зарплат некоторых сотрудников, нареканий клиентов на плохое и медленное обслуживание, и т.п. Биржевая стоимость компании – всего 390 млн. шекелей. То есть государство готовится дать «Эль-Аль» ссуду, втрое превышающую ее стоимость! Если в будущем компания все-же рухнет из-за этих или других проблем, государству от выделенного кредита вернутся сущие крохи.

    Нет причин, чтобы все оставалось так и впредь. Корона-кризис может стать триггером к изменению этой ситуации. И с точки зрения экономической целесообразности, и с точки зрения морали государство должно было в первую очередь помочь малым предприятиям – пусть даже если из-за этого семья миллионеров и владельцев газет потеряла бы контроль над одним из своих активов.

    Эйтан Авриэль, TheMarker. Фото: Нир Кейдар

    На снимке: Тами Мозес-Борович˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend