Он обыграл судьбу в шахматы

Государственная премия Израиля, присужденная на неделе бывшему министру «Ликуда» Давиду Леви, удивила многих – как тех, кто его забыл, так и тех, кто помнил.

Но присуждение госпремии председателю «Сохнута» Натану Щаранскому было  воспринято, как самая подобаюшая награда самому подобающему человеку в самой подобающей области – репатриации. На иврите к ней добавлено «кибуц галуёт» или собирание евреев из всех стран рассеяния, но это можно было не добавлять, ибо как еще евреи могут собраться в Израиле, если не путем репатриации.

Выбор Щаранского, как лауреата госпремии «за дело всей жизни», бесспорно точен, ибо всей своей жизнью он доказал преданность евреям и еврейскому государство, за которую заплатил девятью годами тюрьмы и лагеря. Так «наградила» Щаранского советская власть, с которой он боролся в рядах двух противоположных движений – еврейских «отказников» и диссидентов. Первые хотели покинуть Россию, вторые – ее перестроить. Как показало время, то, что получилось у первых, не получилось у вторых.

Но Щаранский не ограничился борьбой с советской властью. Выйдя из лагеря в возрасте 38 лет, он прилетел в Израиль, где у трапа самолета его поджидали тогдашний премьер-министр Ицхак Шамир и министр иностранных дел Шимон Перес. Они встречали его по протоколу с подлинно королевскими почестями, ибо за долгие годы неволи Натан Шаранский с помощью жены Авиталь стал символом неволи и борьбы советского еврейства.

Немало других «узников Сиона» говорили по приезде в Израиль, что они хотят «просто жить». Но Щаранскому этого было мало. Он хотел помогать другим новым репатриантам, а для этого требовался политический рычаг. И он его создал – партию «Исраэль ба-алия», которая метеором ворвалась в израильскую политику, всех ошеломив дерзостью «этих русских» и, особенно, этого  низкорослого, улыбчивого человека по имени Натан Шаранский, который с тех пор покорял одну вершину за другой: он возглавлял пять разных министерств и был вице-премьером. Он участвовал в принятии решений по самым судьбоносным вопросам Государства Израиль.

Да, судьбоносным. Если судьба играет в шахматы, кандидат в мастера Натан Шаранский ее обыграл. С Каспаровым он сыграл вничью, а судьбу обыграл.

В этом году Шаранскому исполнилось 70 лет. А через два месяца такой же юбилей отметит Государство Израиль. И на этом юбилее Натан Щаранский получит самую высокую награду, установленную для граждан страны. Он по праву ее заслужил, доказав правоту девиза Герцля: «Если вы захотите, это не будет сказкой». Правда, последнее касается лично Щаранского, потому что созданная им партия распадась и исчезла, как и все этнические партии, чье время прошло.

А у Щаранского с 2009 года начался новый этап – на посту председателя «Сохнута», где он уже имел дело не только с соратниками, и не только с Государством Израиль, но со всем мировым еврейством, всегда отдававшим должное его мужеству, принципиальности, порядочности и исключительной щепетильности – короче, всему, чем не могут похвастаться многие бывшие и действующие израильские политики.

Из всей российской биографии Щаранского израильские СМИ ограничились четырьмя словами: родился-учился-боролся-сидел. В самом деле, надо добавить, что Щаранский родился в 1948 году в Донецке и окончил мехмат московского физтеха.

«Щаранский – это история Израиля, – сказал в видеообращении председатель жюри госпремии, министр образования Нафтали Беннет. – Анатолий Щаранский стал символом для своих товарищей по заключению, мечтавших жить, как свободные и гордые евреи, и совершить алию в Израиль», – добавил он, назвав Щаранского его русским именем.

Беннет справедливо сказал, что жена Щаранского, Авиталь, в не меньшей степени, чем он, является символом «еврейской жертвенности и героизма».

«Это большая честь и большая ответственность, –  сказал Щаранский о награде. – В том, что касается собирания изгнанников, премия Израиля так же принадлежит Авиталь и всем активистам алии, и «узникам Сиона» в Советском Союзе, которые бесстрашно боролись за право репатриации в Израиль. Эта премия принадлежит всему еврейскому народу, который поддерживал борьбу отказников за свободу».

Он добавил: «Собирание изгнанников продолжается. Сегодняшняя алия – это алия свободного выбора: Израиль – лучшее место для самореализации еврея и для того, чтобы повлиять на будущее еврейского народа. Мы должны сделать все, чтобы Израиль оставался домом для каждого еврея в мире».

Щаранский получил множество поздравлений.

Президент Израиля Реувен Ривлин сказал: «Натан прошел долгий героический путь от «узника Сиона» и символа борьбы советских евреев за репатриацию в Израиль – до депутата кнессета, старшего министра в правительстве и председателя Еврейского агентства».

Спикер кнессета Юлий Эдельштейн, тоже бывший «узник Сиона», поздравил Щаранского, сказав, что он «заслужил госпремию Израиля, как никто другой».

Бывший министр «Ликуда» Гидеон Саар назвал Щаранского «одним из величайших евреев и сионистов, живущих среди нас, и символизирующих борьбу за свободу и решимость возвращения в Сион».

Яков Хагоэль, зам. председателя Всемирной сионистской организации, назвал Щаранского «образцом для подражания для всего народа Израиля».

В случае Щаранского это обилие похвал никак не испортило общей картины. Наоборот:  оно говорит о единодушной симпатии к этому человеку, вокруг которого сразу стихают любые еврейские войны. Иными словами, изъезженное вдоль и поперек слово «консенсус» – это он.

А поскольку по поводу Натана Щаранского есть такое национальное согласие, ему осталось преодолеть последнюю вершину в своей карьере.

Если первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион был такого же роста и говорил с таким же русским акцентом, нет ни малейшего противопоказания тому, чтобы Натан Щаранский стал президентом. Во всяком случае, на данную минуту в Израиле определенно нет более достойного кандидата.

Максим Рейдер, «Детали»

На фото: Натан Щаранский. Фото: Моти Мильрод.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend