Шесть военных угроз ХАМАСа

«Я полагаю, что ХАМАС готовит своих хакеров к кибервойне с Израилем». В интервью «Деталям» бывший комендант Газы рассказал, насколько серьезное сопротивление террористы могут оказать Израилю, если на юге вновь вспыхнет война.

Полковник запаса Гриша Якубович был комендантом (начальником гражданской администрации) города Газа — то есть, фактически, мэром, вплоть до заключения соглашений Осло и передачи всего сектора ПА. Службе в ЦАХАЛе он отдал 30 лет, из них 27 провел на территориях Иудеи, Самарии и Газы.

— Каков сегодня военный потенциал ХАМАСа? Что он может противопоставить ЦАХАЛу?

— Я скажу лишь то, что имею право говорить. У них тысячи бойцов, которых я предпочитаю называть террористами. ХАМАС инвестировал немало средств в военное снаряжение, в оружие, в технологии производства ракет и мин, в строительство туннелей и в разработку новых для них технологий ведения боя. Потому я полагаю, что если все же придется проводить военную операцию в Газе, она будет очень интенсивной и чрезвычайно сложной.

— Вы не можете сказать всё, но те, «кому надо знать», осведомлены о реальных возможностях ХАМАСа? Или, как в прошлый раз, могут возникнуть неприятные неожиданности?

— Мы знаем достаточно, от нас большую тайну не скрыть. Но не исключаю, что могут быть неожиданности.

— У них есть беспилотники. Они представляют реальную угрозу?

— Об этом точнее знают в разведке. Но я напомню, что ХАМАС еще во время операции «Нерушимая скала» пытался задействовать и беспилотники, так что это, в сущности, одна из угроз. Но ХАМАС тогда воевал с нами на земле — без успеха, пытался использовать туннели — без успеха, действовать морским путем — без успеха, бить ракетами среднего радиуса — без успеха. Что у них получалось лучше – так это атаковать нас минометами, и они использовали это средство до последних дней операции.

Что более существенно, и полагаю, что ХАМАС это направление развивает — я бы на их месте это делал! — хакерские подразделения. Киберугроза – это для нас серьезно. И если говорить о будущей войне, то, возвращаясь к предыдущему вопросу о неожиданностях, я скажу: есть шесть угроз, к которым мы должны быть готовы. Не поручусь, что не будет седьмой, неожиданной угрозы, но шесть известны. Наземная, подземная, ракеты среднего радиуса действия, мины и ракеты ближнего радиуса действия, морская, и киберугроза. Полагаю, мы сможем справиться со всеми.

— Может ли какая-нибудь другая сила в Газе сместить ХАМАС военным путем?

— Всегда надо думать, существует ли альтернатива. Может ли ЦАХАЛ, самая сильная армия на Ближнем Востоке, войти в Газу шестью, семью или десятью дивизиями, и свергнуть ХАМАС? Да, это возможно. Почему этого не происходит? Потому что так мы увидим Газу свободной от ХАМАСа, но не видим ему альтернативы. Мы хотим видеть там «Исламский джихад»? Хотим там видеть ИГ? Где замена?

На Абу Мазена надеяться бессмысленно, ибо Абу Мазен не вернется в Газу на нашем танке. Поэтому надо решить, чего мы хотим. Если мы хотим иметь террористическую структуру, которая находится в Газе, но управляет ею эффективно, блокирует другие террористические организации и заботится, чтобы не было обстрелов Израиля, то можно найти с ней взаимопонимание. Либо силой, либо через экономику, через инфраструктуру, через переговоры с помощью посредников… А иначе мы будем иметь дело с гидрой, у которой на месте одной отрубленной головы будут вырастать две новых.

— Если ХАМАС начнет войну, другие террористические группы и организации, конкурирующие сейчас с ним за влияние в секторе, пойдут под его начало?

— Есть разные группы, их называют «фронт отказа» — такие, как «Исламский джихад», это сильная организация, как салафиты и ИГ. Это суннитские организации. ХАМАС заинтересован, чтобы они не обстреливали Израиль. Потому мы не видим после недавнего обнаружения туннеля каких-либо интенсивных обстрелов или других вооруженных действий против Израиля. ХАМАСу удалось сдержать эти группы. Но если возникнет война в Газе, все эти пойдут вместе с ХАМАСом.

— Но все-таки: есть ли там силы, которые, без всякой оглядки на наш интерес, способны свергнуть ХАМАС?

— В Газе две главные силы — это ХАМАС и «Исламский джихад». Он значительно меньше, и разница между ними весьма существенна. ХАМАС действует с головой, «Джихад» — скорее, эмоционально и по наитию.

— Иногда замечают, с упреком, что ЦАХАЛ, реагируя на террор, не атакует богатые районы Газы. Это правда?

— ЦАХАЛ атакует цели, из которых исходит угроза. Места, откуда запускают ракеты или мины, или дома, в которых сидят те, кто отдает приказы. Без всякой связи на то, где находятся цели — в богатых районах или в кварталах бедноты.

Лев Малинский, «Детали». Фотоиллюстрация: Илан Асаяг

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend