Как Шерлок Холмс подсел на кокаин

В новом английском фильме о Шерлоке Холмсе показан знаменитый детектив, который, на самом деле, был наркоманом и его рука была «повреждена следами от уколов». Доктор Ватсон даже пытался помочь ему избавиться от наркозависимости.

К концу XIX века Вена стала мировой столицей офтальмологии – с тех пор, как там успешно провели первую глазную операцию под местным наркозом. Изобретатель этого нововведения, Карл Колер, использовал относительно новое средство для западной науки, полученное из куста, растущего в Андах.

Все произошло во время посещения пациента, к которому Колер пришел с одним из своих коллег, молодым врачом по имени Зигмунд Фрейд. Пациент, которому Фрейд прописал кокаин, сообщил, что его употребление привело к потере чувствительности языка и губ. Услышав об этом странном побочном эффекте, Колер вернулся в свою лабораторию, капнул себе в глаз одну каплю экстракта кокаина, а затем уколол глаз булавкой. Он ничего не почувствовал, кроме, по-видимому, сильного чувства триумфа: Колер открыл местную анестезию. Ее развитие превратило город в магнит для восторженных врачей-окулистов, которые приехали туда со всего мира. Одним из этих врачей, приехавшим из Шотландии, был Артур Конан Дойл, создатель самого известного в мире детектива Шерлока Холмса.

Фрейд начал использовать кокаин, чтобы помочь своему другу, который страдал от такой же зависимости. Он даже послал немного кокаина своей невесте Марте Берне, которая жаловалась на боли. В своих статьях «На коке», «Песня похвалы чудесному веществу» Фрейд заявил, что кокаин вызывает «нормальную» эйфорию и что «этим результатом можно наслаждаться без неприятных поздних эффектов, как, например, после распития алкогольных напитков. Кроме того, вещество не вызывает зависимости даже после многократного использования».

Конан Дойл был хорошо знаком с «неприятными» последствиями алкоголя, так как его отец-алкоголик оказался в психиатрической больнице. Будучи врачом и опытным офтальмологом, он тоже знал о достоинствах кокаина, но, в отличие от Фрейда, очень подозрительно относился к его опасностям и вызывающим привыкание свойствам еще в 1890 году.

Анна Фрейд слышала, что ее отец был заядлым читателем детективных романов, но нет никаких доказательств, что он читал Конан Дойла – ровно как и доказательств обратного.

Другой врач, добрый доктор Ватсон, очень внимательно относился к здоровью своего друга Шерлока Холмса. Ватсон наблюдал, как Холмс вводит семипроцентный раствор кокаина в свою руку, покрытую шрамами от бесчисленных уколов… Так было «три раза в день, на протяжении многих месяцев» («Печать четырех»). Ватсон утверждает, что «помимо того факта, что он иногда употреблял кокаин, у него не было никаких недостатков» («Желтое лицо»), но Ватсону это казалось настолько тревожным, что он несколько раз пытался отучить Холмса от этого.

На этом фрагменте доктор Дэвид Мосто построил вымышленную гипотезу, опубликованную в 1968 год в книге «Исследование кокаина: Шерлок Холмс и Зигмунд Фрейд». «Разве невозможно,– спрашивает Мосто, – что частое употребление кокаина вызвало у Холмса острейшую паранойю, зацикленную на одиноком профессоре математики по имени Мориарти, и что годы, в которые Холмс считался мертвым, якобы сброшенным этим Мориарти с Райхенбахского водопада, были всего лишь прикрытием его госпитализации в реабилитационном центре?

Но возможно ли, чтобы человеком, который заботился о Холмсе, был ни кто иной, как сам Зигмунд Фрейд? Некоторые из довольно забавных предположений Мосто были с радостью приняты Николасом Мейером, сыном психоаналитика Бернарда Мейера, и в 1974 году превратились в роман «Решение на семь процентов». В этом романе Ватсон и Майкрофт, брат Шерлока Холмса, похищают его и отвозят в Вену, чтобы подвергнуть гипнотическому лечению у молодого доктора Фрейда. Лечение позволяет обнаружить травмы из детства Холмса, а тот в благодарнсоть помогает Фрейду разгадать тайну пропавшего пациента.

Сходство между отправной точкой книги и предположением Мосто не осталось незамеченным последним, и в 1977 году, после выхода экранизации романа, он подал в суд на Мейера за плагиат и нарушение авторских прав (Мосто проиграл).

Но связь между Фрейдом и Холмсом не начинается и не заканчивается кокаином. В своей статье «Психоанализ и детективная беллетристика: рассказ о Фрейде и криминальном расследовании» Эми Янг утверждает, что «Шерлок Холмс дал Фрейду аналитическую модель», и отмечает, что параллельное развитие психоанализа и детективного романа в начале XX века отражает ту же эпоху превратностей. И аналитик, и детектив ищут крошечные, незначительные подсказки, указывающие на глубокие истины, как утверждает Карло Гинзбург в увлекательной статье «Морелли, Фрейд и Шерлок Холмс: ключи и научный метод».

В статье он обсуждает загадочного доктора и историка Джованни Морелли, чей метод, цитируемый Фрейдом, помог выявить многие подделки искусства, сосредоточив внимание на, казалось бы, тривиальных деталях, в которых выражается почти случайный отпечаток настоящего художника и его отсутствие в фальшивке. Жидкость для полоскания рта или сигаретный пепел, забытые имена или поцарапанные часы – все это фиксирует проницательный наблюдатель или слушатель-аналитик.

Хотя Холмс проявлял намного больше интереса к судебно-медицинской экспертизе, чем к хитросплетениям преступного ума, и имел дело больше с вопросом «как», нежели с вопросом «почему», он так же осознает связь между телом и душой, и другие понятия психоанализа, которые кристаллизировались в его время. «Вы знаете мои методы, – говорит он Ватсону, – используйте их». Ватсону этого никогда по-настоящему не удавалось, но, возможно, удалось Фрейду.

Действительно ли книги Конан Дойла стали источником вдохновения для Фрейда? У нас нет трости, порванного конверта или собаки, не лающей ночью, на которых можно проверить искусство дедуктивного метода. Так же, как нет паралича, вызванного истерией, ночных кошмаров или забытого слова, которые можно разгадать с помощью психоанализа.

Если так, были ли знакомы друг с другом эти два человека, два гиганта рубежа веков? Может быть, да, а может – нет. Доказательства косвенные, но возможность существует, и, как говаривал Шерлок Холмс, «После того, как невозможное исключено, то, что остается – как бы невероятно оно ни было – это правда».

Ноа Манхейм, «ХаАрец», Л.К. К.В.

На фото: иллюстрация Sindney Paget к рассказу о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне в журнале  Strand, 1892. Wikipedia public domain.


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend