Шекель слабеет: почему? И кто виноват?

Шекель слабеет: почему? И кто виноват?

Чем-то это напоминает спор о том, что ослабляет израильскую экономику: судебная реформа или и протест против нее? Это относится и к обменному курсу: должен ли страх перед последствиями реформы быть частью соображений при продаже или покупке иностранной валюты, даже когда данные – в пользу укрепления шекеля?

В пятницу был побит еще один рекорд: обменный курс преодолел отметку 3,72 шекеля за доллар, вновь достигнув одного из максимумов с момента объявления о продвижении судебной реформы. Потом, правда, курс немного снизился, но остался на высоком уровне. Многие экономисты связывают происходящее с укреплением доллара и евро на мировых валютных рынках, но не забывают упомянуть и о местной причине – продвижении отдельных элементов реформы юридической системы.

Мы уже не раз говорили в прошлом о бесспорной корреляции между ослаблением или укреплением шекеля и состоянием дел с правовой реформой: иногда для изменения хода валютных торгов бывает достаточно единственной фразы, произнесенной премьер-министром или одним из высокопоставленных членов правительственной коалиции.

Если раньше кто-то думал, что против реформы выступают только демонстранты, выходящие на демонстрации по всей стране, то теперь совершенно ясно, что своего рода демонстрации проходят и на местном валютном рынке. Их устраивают менеджеры пенсионных касс, страховых компаний и финансовых фондов – те, кого принято называть «институциональными инвесторами».



Глупость или предвидение?

«Рост курса доллара объясняется исключительно судебной реформой, — говорит Йоси Франк, генеральный директор компании Energy Finance. – Ничего особенного в бизнес-секторе сегодня не происходит. Нет, подобно тому, как это было в прошлом, ни бегства капиталов, ни прекращения инвестиций. Наоборот. Мы видим, как наращивают темпы мобилизации капитала совсем молодые стартапы, у которых еще недавно были проблемы с привлечением средств – 20 миллионов тут, 60 миллионов там, и это явление становится все более распространенным. То, что происходит на валютном рынке – результат деятельности спекулянтов и институциональных инвесторов».

— Но в чем причина?

Спекулянты, иностранные банки и их клиенты, которые видят экономический хаос в Польше и Турции, делают ставки против шекеля, и по мере роста слухов о продвижении реформы местная валюта слабеет. Они понимают, что правительство намерено внедрять реформу поэтапно, шаг за шагом. Волна спекулятивной активности не схлынет. Мы видели, что как только пошли разговоры о приостановке реформы, курс шекеля немедленно подскочил.

— Но ведь и местные инвесторы опасаются реформы и делают ставки против шекеля?

— Нет, на израильском рынке спекулянты исходят из обратного – предполагают, что в конце концов все наладится. Те, кто активен на израильском рынке, и это меня как профессионала удивляет, это инвестиционные менеджеры, покупающие доллары, чтобы защитить наши пенсионные и иные накопления. На протяжении многих лет достаточной считалась 15-процентная защита инвестиционных портфелей, но с 2015 года, после того как американская биржа начала быстро расти, нормой стал считаться 50-процентный уровень защиты от валютных рисков. Институциональные инвесторы превратились в крупнейших участников израильского валютного рынка.

— Что изменилось за последнее время?

— В последние полгода, с тех пор как началось продвижение судебной реформы, эти менеджеры покупали акции за рубежом и уменьшали защиту от валютных рисков. Почему это меня удивляет? Потому что институциональным инвесторам не пристало спекулировать на наших деньгах и делать ставку на то, что правовая реформа будет утверждена. Снижая защиту от валютных рисков, они, по сути, делают ставку на реформу. Менеджеры фактически посылают четкий сигнал правительству о позиции, которую они занимают в отношении шансов на проведение реформы.

— Почему в происходящее не вмешивается Банк Израиля?

— Во время предыдущей волны роста доллара высказывались предположения, что Банк Израиля начнет продавать доллары, потому что его не устроят столь высокие курсы инвалют, способствующие инфляции и заставляющие повышать ключевую ставку, Такое вмешательство выглядело бы логичным.

— Так почему же этого не происходит?

— Сам Амир Ярон заявил, что если бы не реформа, обменный курс составлял бы 3,10-3,40 шекеля за доллар. Я на рынке уже 30 лет, и ни один управляющий Банком Израиля никогда не говорил, каким именно должен быть обменный курс, можете меня проверить. Мне кажется, что центробанк должен проявить ответственность и продать часть своих валютных резервов, которые сегодня составляют около 200 млрд шекелей. Ради всех нас я надеюсь, что это произойдет уже на следующей неделе.

Лиат Рон, Walla. Фото: Pixabay

 

Новости

Родители заложника обратились к сыну: «Будь сильным и выживи»!
Израильский фильм внезапно сняли с кинофестиваля в Пекине
11-й канал: в Израиле пытаются придумать новый план сделки с ХАМАСом

Популярное

Гендиректор «Авиационной промышленности»: «Такой эффективности ПВО мы даже не обещали покупателям»

Успешным отражением иранской атаки Израиль в первую очередь обязан противоракетному комплексу «Хец»...

Израильский международный аэропорт готовится к рекордным нагрузкам

Уже в ближайшее воскресенье израильский аэропорт«Бен-Гурион» обслужит более 50 тысяч пассажиров, а спустя...

МНЕНИЯ