Шанс, что Нетаниягу сядет в тюрьму, все еще существует. И он это знает

Несмотря на довольно большие успехи адвокатов Биньямина Нетаниягу в «деле 4000», вероятность того, что его дела закончатся обвинительными приговорами и даже фактическим тюремным заключением, все еще высока.


Противоречивые показания государственного свидетеля Шломо Фильбера по существенным вопросам, лежащим в основе обвинения, подорвали (но не до конца) шансы прокуратуры доказать взяточничество в «деле 4000», но статьи о мошенничестве и злоупотреблении доверием все еще представляют реальную опасность для Нетаниягу.

Стандарт доказательной базы по этим статьям в суде значительно ниже, чем по взяточничеству. Будет достаточно самого факта, что, будучи министром связи, Нетаниягу занимался делами Шауля Аловича, с которым, по собственному признанию Нетаниягу, у него были дружеские отношения.

Что касается «дел 1000» и «2000», рассмотрение которых находится еще в зачаточном состоянии, то там обвинения выглядят очень прочными, они подкреплены записями, свидетельскими показаниями и квитанциями. Этого может быть вполне достаточно, чтобы отправить Нетаниягу в 10-й отсек (VIP) тюрьмы «Маасиягу».

Приближаются пятые выборы и опросы выглядят очень оптимистично для Нетаниягу, поэтому уголовный процесс против него снова стал серьезной угрозой для будущего Израиля как современной демократии, основанной на взаимном контроле и разделении властей. В большинстве сценариев, в которых Нетаниягу формирует следующее правительство, ожидается, что его новая каденция начнется с принятия законов, которые изменят Израиль до неузнаваемости. При этом первой и главной мишенью будет Верховный суд.


Возможно, Нетаниягу попытается уволить юридическую советницу правительства, чтобы заменить ее покорной марионеткой, которая заморозит или аннулирует все обвинения против него. Возможно, он попробует заблокировать судебный процесс с помощью законодательства в кнессете. Но препятствием для любого такого шага является конституционный надзор со стороны Высшего суда справедливости. Остановить судебный процесс невозможно, пока в Израиле действует суд, который осуществляет надзор за деятельностью кнессета и правительства.

Следует учитывать, что Нетаниягу придется также расплачиваться со своими союзниками и партнерами по коалиции из мессианско-каханистского крыла Бецалелем Смотричем и Итамаром Бен-Гвиром. Это может включать в себя имплементацию элементов иудейского религиозного права в израильскую юридическую систему, либо откровенно расистские законы, закрепляющие привилегии евреев над неевреями, в духе прошлых высказываний этих политиков.

Самым распространенным у нас является убеждение, что основная политическая борьба происходит между сторонниками Нетаниягу и его противниками. Публичная риторика действительно вызвана эмоциями, которые пробуждает у людей Нетаниягу, а также противоборством различных этно-религиозных секторов.

Но настоящий выбор здесь носит качественный характер. Вопрос не в том, будет ли Нетаниягу главой правительства. На самом деле вопрос в том, станем ли мы «нелиберальной демократией» в стиле Венгрии Виктора Орбана? Или чисто формальной демократией в стиле эрдогановской Турции?

Станет ли Израиль государством, где главным принципом правления является воля большинства, или же он останется государством, в котором права человека имеют ценность, а у любого гражданина есть адрес, куда он может обратиться, столкнувшись с несправедливостью и произволом? Предотвращение возвращения Нетаниягу к власти – это борьба против конституционного переворота, который переместит Израиль в позорный клуб полудемократий.

Прозрачность и чистота власти

«Правительство перемен» действительно было свежим веянием во всем, что касается поведения политических лидеров, не говоря уже об историческом участии арабской партии в правительственной коалиции. Но если говорить о прозрачности и борьбе с коррупцией, «правительство перемен» никаких перемен нам не принесло.

Массовое использование «норвежского закона», раздутое правительство, которое постоянно платило «выкуп» своенравным депутатам вроде Джиды Ринауи-Зоаби, пытаясь стабилизировать коалицию.

Все это является противоположностью того, что мы желали бы видеть в нашей культуре власти. Это бросается в глаза при подведении итогов деятельности правительства Яира Лапида и Нафтали Беннета.

Поэтому более правильным было бы название «правительство сдерживания Нетаниягу». Главная роль и основной вклад этого правительства заключались в том, чтобы остановить разрушение демократической системы, которую Нетаниягу угрожал уничтожить из-за суда над ним. Словом, им было не до морально-нравственных вопросов.

Лапид показал, что в вопросах чистоты власти он не сильно отличается от Нетаниягу, когда выступил против законопроекта о публикации деклараций об имуществе израильских политиков. Лапид заявил, что это сутяжничество и популизм. Лапид не сильно отличается от оригинальной версии Нетаниягу – до начала уголовных расследований против него. Тогда возле Нетаниягу крутились пара частных адвокатов, которые зарабатывали деньги на своей близости к правительству – Ицхак Молхо и Давид Шимрон.

Вокруг Лапида крутится мультимиллионер Гиллель Кобринский из Савьона. Так в чем же разница? Конечно, Кобринского не уличили в том, что он делает крупный бизнес с израильским государством, он всего лишь советник. Но сама политическая культура, позволяющая возводить в ранг близкого советника человека, который является частным бизнесменом, является здесь корнем зла. И Лапид не искоренил ее.

Конфликт интересов и другие нарушения

О министре финансов Авигдоре Либермане говорить особо не приходится. Буквально на этой неделе была публикация о том, что после заявления Беннета и Лапида о роспуске кнессета он прекрасно проводил время в роскошном отеле в Иерусалиме в компании миллиардера Мартина Шлаффа.

Напомню, что в прошлом Либермана подозревали в получении взятки от этого человека. Недавно опубликованное соглашение с Либерманом о недопущении конфликта интересов еще раз подтвердило то, что было известно всем на основании его связей – он очень любит дружить с олигархами.

Среди его друзей и Барак Розен из компании по торговле недвижимостью Canada Israel, и акула горнодобывающей промышленности, состоящий в розыске в Великобритании и США Дан Гертлер, и миллиардер Михаил Черной.

Двое последних также фигурировали в деле Либермана о фиктивных компаниях, которое потом было закрыто. Но, согласно подозрениям, Либерман мог получать от них взятки. В список его друзей можно добавить известного «махера» Исраэля Йегошуа, который был осужден по так называемому «делу НДИ» и получил исправительные работы.

Можно добавить и олигарха Владимира Гусинского. Вся эта «дружба» с олигархами никогда бы не существовала, если бы не высокое положение Либермана как политика, ведь он занимал министерские посты в большинстве правительств за последние 20 лет.

Одно из значительных назначений, которое Либерману удалось продвинуть за свой короткий срок на посту министра финансов, это начальник Управления государственных компаний. На эту должность была назначена Михаль Розенбаум, супруга «махера» Эли Камира, одного из самых приближенных к Либерману.

Это назначение стало возможным лишь после того, как гендиректор минфина Рам Белинков подал в отставку при невыясненных обстоятельствах, в том числе он ушел с поста председателя комиссии по найму госслужащих, которая утверждала это назначение.

В прошлом году выяснилось, что Камир попросил 300 тысяч евро за услуги «стратегического советника» у Мики Ганора, инициатора взятки в «деле 3000» (подлодки). Помощник Либермана Шарон Шалом встречался с Ганором и порекомендовал ему нанять Камира, чтобы продвинуть сделку с подлодками.

Мало кто обратил внимание, что в апреле Либерман странным образом слетал в Азербайджан, где он уже много лет культивирует связи с правящей семьей, якобы для обсуждения сделки по импорту пшеницы в Израиль. Действительно, чем же еще должен заниматься министр финансов, если не лично торговать пшеницей?

Уходящая министр внутренних дел Айелет Шакед также не принесла новый дух перемен. Она продвигала ускоренный проект по строительству тысяч единиц жилья в комплексе «Глилот» и «не заметила», что решение приносит пользу, которую можно оценить в десятки миллионов шекелей, если не больше, одному из интересантов – владельцу земли, ее близкому другу Бараку Розену (да, тот самый Розен из соглашения Либермана о недопущении конфликта интересов). А недавно Шакед решила разделить муниципальные власти, чтобы у нее появились синекуры для раздачи своим приближенным.

При всем этом поведении, которое является прямым продолжением культуры власти Нетаниягу, многие делают скидку «правительству перемен» исключительно потому, что альтернативой ему было бы возвращение Нетаниягу к власти, что более ужасно. Возможно, это осознанный, но все же удручающий выбор.

Гур Мегидо, TheMarker, Ц.З. На снимке: Нетаниягу на предвыборной прогулке по иерусалимскому рынку. Фото: Эмиль Салман⊥

Популярное

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

«Битуах леуми» выплатит по 1046 шекелей на подготовку детей в школе: кому положено пособие

В пятницу, 12 августа, Служба национального страхования («Битуах леуми») выплатит годовое пособие на...

МНЕНИЯ