Вторник 20.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    shay1

    Шай Габриэли и 50 его женщин

    «Израильский мир искусства очень нелиберален», - печально констатирует один из самых известных израильских фотохудожников Шай Габриэли. Что это значит?

    «Например, когда администратор бизнес-центра приходит и говорит, что ему очень понравилась выставка «Женщины в ванной» и он очень хотел бы показать ее у себя, но не может, потому что среди их арендаторов есть  ультраортодоксы. Им не понравятся изображения женщин в ванных, даже несмотря на то, что все они одеты. От редактора одной абсолютно светской газеты я тоже услышал нечто подобное! К моей радости, конкурирующее с ними издание оказало информационную поддержку выставке, и благодаря этому я смог привлечь новых спонсоров.

    Дефицит либерализма в нашей стране – тяжелая проблема. Израиль очень либерален только в светской общине Тель-Авива, но отдались от него на метр – и попадешь в крайний консерватизм».

    Выставкой «Женщины в ванной» Шай удивил Израиль в 2014 году. За две с половиной недели эту экспозицию - 50 портретов, каждый 1.2 на 1.8 метра - посетило более 20 тысяч человек. Потом они неоднократно выставлялись вновь.

    «Тайные желания карьеристок»

    - Я снимал женщин из мира рекламы, моды, театра, кино. Тех, которые заставляют многих в конце недели покинуть свои дома и пойти отдыхать в ночные клубы или театры, - вспоминает Шай Габриэли в интервью «Деталям». – Каждая из них известна в своей отрасли, хотя и не широкой публике. И в каждом снимке была зашифрована их фантазия, мечта, жизненные устремление, порой - другие профессии, которыми они хотели бы заняться. Иногда даже травмы, которые они получили в прошлом. Это – та их сторона, которую никто прежде не видел и не знал.

    Самой молодой модели было 16, самой старшей - 78 лет. Но всех их характеризовало и объединяло нечто общее: у них не было жизни. Ни дня, ни ночи. Они почти не спали, решая по 30-40 рабочих задач каждую неделю, каждый день, включая выходные и праздники. Они выжали себя полностью, благодаря чему и смогли построить блистательные карьеры, заняв самые высокие места в своих отраслях.

    В то время я учился днем, а ночью работал – у меня был ночной клуб. Возвращался домой в 5 утра, успевал поспать 2-3 часа, и шел на учебу. Поэтому я знаю, что чувствует человек, живущий в таком режиме: желание залезть в ванную, а потом сразу упасть на кровать, не раздеваясь. Потому у меня они все – в одежде.

    50 женщин. На работу с каждой уходил полный съемочный день. Но до него я проводил исследование, интервьюировал их, чтобы узнать из их рассказов, что подойдет для моей интерпретации.

    Долго искал место – не каждое подходит, нужно пространство, ведь уже вступив на ковер у входа, зритель должен попасть в атмосферу экспозиции. Всего на подготовку этой выставки ушло 5,5 лет.

    Всюду деньги, которых нет

    Фотохудожникам и прежде нелегко жилось, а коронакризис подкосил их окончательно. Выставок нет, продажи упали. Новая выставка Шая Габриэли, «Вид из утробы» планировалась в этом году в Израиле, также он должен был представить работы крупным галеристам в Лондоне. Все планы рухнули. Но несколько работ уже ушли в частные коллекции.

    Экспозиция «Вид из утробы» - 27 снимков девяти женщин с совершенно разными физические данными: есть худые и полные, низкие и высокие, светлые и темнокожие. Одна из них в момент съемок была беременна.

    - Идея была в том, чтобы показать, что мы не рождаемся одинаковыми. Еще в утробе мы уже разные. Не только отец и мать, но также место рождения, время и эпоха, конкретный родильный дом, люди, которые окружают наших родителей, социально-экономический статус семьи и самой местности, где мы родились – все это формирует нас еще до появления на свет. Поэтому утверждение, что при рождении все одинаковы – неверно. Различия между нами глубже, чем мы себе представляем, - рассказывает Шай.

    - На этом можно заработать или такое искусство - всегда что-то дополнительное к основной работе?

    Организовать выставку «с нуля», оттолкнувшись только от идеи – трудно, долго, дорого. Например, на выставку «Женщины в ванной» было потрачено 350 тысяч шекелей – и это при том, что место для съемок я получил от мэрии в бесплатное пользование! Один лишь каталог фотографий обошелся в 60 тысяч.

    Проблема в том, что если у тебя самого этих денег изначально нет, никто другой тоже не вложится. Израиль не испытывает нехватки в домах культуры и галереях; некоммерческие организации и коммерческие галереи инициируют проекты и занимаются продвижением работ; архитекторы крупных зданий оформляют их вестибюли скульптурами, инсталляциям и картинами, иногда обновляя коллекции. Но никто не финансирует фотохудожников. Агентов, которые занимались бы фотомастерами, в Израиле тоже нет – в отличие от многих других стран.

    Часть расходов потом покрывается спонсорами, часть – продажами, ведь работы могут продаваться еще многие годы после первого показа. Это - долгосрочная инвестиция. Кроме того, успешная выставка «делает имя», благодаря которому могут прийти спонсоры и предложить новый проект. Так случилось и со мной: после «Женщин в ванной» израильский Центр помощи незрячим предложил создать выставку о слепых. Затраты на нее составили около 240 тысяч шекелей.

    «Если ты можешь видеть – это еще не значит, что ты лучше работаешь»

    Я привлек одного из лучших осветителей Израиля и многих звезд. Идея была следующей: показать, как в разных ситуациях зрячий может допустить ошибку там же, где человек, лишенный зрения, справится. Чтобы подчеркнуть их дееспособность.

    Здесь, например, Керен Берг в роли парикмахера, она была директором международного центра Кабаллы. Как видите, она выстригла «клиенту» клок волос, поцарапав даже кожу - видно, что это место кровит.

    Другой пример: на скамеечке певец и музыкальный продюсер Хаим Цинович что-то вяжет. И ничего у него не получается, в отличие от незрячих, сидящих рядом. На велосипеде – тоже незрячие, они за время съемок дважды падали с него. Опять же – все реально, никакого фотошопа. Мы представили эту выставку в 2017 году.

    Серию с незрячими снимали по 1 съемочному дню в месяц, 4 месяца. А готовились почти два года! В этой работе приняли участие более 350 человек.

    «Я работаю с болью»

    Габриэли говорит, что фотографов и других деятелей искусств поддерживает только мэрия Тель-Авива. Уже хотя бы тем, что творческие студии почти полностью освобождены от уплаты муниципального налога. Иногда фотографы объединяются, чтобы обеспечить материалами кого-то из коллег.

    - У фотографов могут быть разные специализации: съемка для СМИ, съемка мероприятий, съемка рекламных и модных сетов, и – концептуальное искусство. В каждой из специализаций есть подлинные профессионалы, чей труд заслуживает уважения. Но рынок очень мал, так что я почти не знаю фотографов, которые были бы деятелями искусства в чистом виде. Я называю такими тех, для кого первична концепция выставки, и уже под нее создаются работы. Таких можно пересчитать по пальцам. Если фотограф, долго работающий для медиа или, например, снимающий модные показы, потом делает выставку своих лучших снимков – это не искусство, пусть даже каждый из них великолепен. Это не значит, что он плох, но это не делает его деятелем искусства в сфере фотографии. А я еще до того, как появилась фотография, знаю, как она будет выглядеть, - объясняет Шай.

    Сейчас он работает на трех проектах сразу, а также готовит новый концептуальный проект, который станет сочетанием физических элементов, фотоснимков и рисованных картин. Тема – гибель людей в результате неоправданных действий полиции.

    - Если речь идет, скажем, о человеке, которого хотели задержать – пусть даже несправедливо, и применили силу – эта история в проект не попадет, нет. Только совершенно непричастные ни к чему люди. Только случаи, которые вообще не должны было произойти – но, тем не менее, были раненые или даже убитые. Конечно, на поиск таких ситуаций ушло много времени и труда.

    Я приведу пример: Бриона Тайлор. Парамедик, в квартиру которой в два часа ночи вломились полицейские. Некоторые из них были не в форме, а в «цивильном». Без предупреждения. Она и ее друг спали в это время в своей спальне. Они просыпаются – и в темноте видят незнакомых вооруженных людей, вломившихся к ним в дом. У друга Брионы было разрешение на хранение оружием. Он схватил пистолет и открыл по ним стрельбу. В итоге полицейские ранены, он тоже ранен, а в Бриону в ходе перестрелки попало восемь пуль - ее убили прямо в кровати.

    Почему к ним вломились? По данным полиции, схваченный двумя днями ранее продавец наркотиков бывал в этом многоквартирном доме – и следователи решили, что там располагается «хаза», где торгуют наркотиками.  Но Бриона и ее друг не имели никакого отношения ни к наркотикам, ни к их продавцу.

    Недавно суд оправдал этих полицейских. Это укрепило меня в намерении создать такую выставку. Ведь повода для такой спешки у полицейских не было, но в итоге невинная женщина, работавшая парамедиком – мертва... Я не касаюсь вопросов расовой дискриминации, или конфликта между черными и полицейскими, но хочу показать боль саму по себе, какая она есть. Эта боль станет главной темой моей новой работы.

    Эмиль Шлеймович, «Детали». Фотографии предоставлены Шаем Габриэли

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend