Фото: Alkis Konstantinidis, REUTERS

Шахматы по правилам перетягивания каната

Не успел министр экономики Турции (и по совместительству зять Эрдогана) закончить пресс-конференцию, посвященную антикризисной программе, как последовал очередной ход противника. Президент Трамп объявил о введении новых санкций против Турции, включающих повышение тарифов на импорт стали и алюминия почти на 50%.

Турецкая лира не выдержала удара и рухнула на 18%, достигнув исторического дна, что потянуло за собой весь турецкий экспорт. За два дня до этого президент попытался вразумить граждан, бросившихся скупать доллары, пламенной речью, в который прозвучал воодушевляющий лозунг: «У них есть их доллары, а у нас – наш народ и Аллах».

Но Аллах был, видимо, занят другими делами, и Эрдоган обратился по более доступному адресу. Он позвонил президенту Путину. Вряд ли турецкий лидер надеялся, что после этого звонка в кассу потекут доллары или даже рубли. Скорее, он хотел продемонстрировать твердость и показать, что готов искать новых союзников, поскольку США «не ценит союз, испытанный временем».

Параллельно с угрозами в Вашингтон направилась представительная делегация, которая попытается разрулить серьезный политический кризис, обострившийся на прошлой неделе. США ввели персональные санкции против министров внутренних дел и юстиции Турции в знак протеста против продолжающегося заключения американского пастора Эндрю Бронсона.

Бронсон обвиняется в поддержке попытки июльского переворота 2016. Однако Вашингтон требует освободить его и ряд других заключенных, имеющих американское гражданство, угрожая новыми санкциями начиная с 15 августа. Все эти обмены ударами и угрозами являются лишь эпизодами в затянувшемся кризисе отношений между странами, начавшемся два года назад. Тогда правительство Обамы не выдало Турции проповедника Фетхуллу Гюлена, являвшегося, по мнению Эрдогана, вдохновителем военного переворота против его режима.

Президент полагал, что Трамп, победу которого он приветствовал, выполнит эту просьбу, но этого не случилось. Масла в огонь подлил конфликт в Сирии, в ходе которого США упорно поддерживали курдов, ставших оплотом борьбы с Исламским государством. Для Эрдогана курды — враги не меньшие, чем Исламское государство. Вооруженные курды, находящиеся вблизи границ Турции, представлялись ему угрозой, аналогичной Рабочей партии Курдистана, которая объявлена в Турции террористической организацией.

Еще одним поводом для конфронтации стал договор о поставке Россией ракетных комплексов S-400. Принять на вооружение ракеты производства вероятного противника НАТО — это серьезный вызов военно-политическому блоку, в который Турция входит с 1950-х годов. Предложение американцев приобрести вместо этого ракеты «Патриот» пока осталось без ответа.

Турция ведет мало внятную двойную, а то и тройную игру, пытаясь показать, что она не зависит ни от США, ни от России, ни от Европейского союза. И в этой игре Эрдоган сделал еще один ход, заявив, что несмотря на угрозы, Турция продолжит покупать нефть у Ирана. «Мы покупаем нефть по приемлемым ценам и не собираемся отказываться от нее», — подтвердил министр иностранных дел Турции. Турция закупает у Ирана до половины потребляемой нефти.

Нынешняя ситуация в отношениях между странами напоминает шахматную партию, однако обоим игрокам недостает качеств, присущих хорошим шахматистам — терпения и таланта. При этом у обеих стран по-прежнему есть много общих интересов. А оба лидера известны способностью мгновенно менять свои позиции.

Остается вопрос, способно ли само по себе примирение с Америкой вытащить турецкую экономику из кризиса. Пример Ирана, в котором падение риала вывело на улицы демонстрантов, вряд ли вдохновляет президента, который мечтает стать султаном.

 Цви Барэль, «ХаАрец«, В.П.

Фото: Алкис Константинидис, Reuters

 

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend