«Сформировать правительство надо прямо сейчас, но без Либермана»

Прошло девять месяцев с момента формирования правительства во главе с Нафтали Беннетом и Яиром Лапидом. Председатель партии «Еврейство Торы», депутат кнессета Моше Гафни не спешит подводить итоги сложного периода пребывания в оппозиции.


Несмотря на уход Идит Сильман из коалиции, Гафни раз за разом отказывается подтверждать, что нынешнее правительство дошло до конца своих дней, и у его партии будет возможность скоро вернуться к власти.

«Я уже давно вижу, что работа не движется, как в комиссиях, так и на пленарных заседаниях кнессета, – говорит он в специальном интервью Walla. – Это совершенно неестественная коалиция, потому что разрыв между всеми составляющими ее такой, которого никогда не было.

В последний месяц зимней сессии им не удалось  ничего провести в кнессете, невозможно так править. У Идит Сильман много мужества, но она – верхушка айсберга, она не единственная. Судя по тому, что я слышу, в Израиле уже давно нет правительства. Я не рисковал раньше говорить о сроках окончательного падения, и сейчас тоже не рискну.

Правительство не протянет долго. Сколько это будет тянуться? Я не знаю. Конечно, правительство не может держаться на пропорции  60 на 60 в кнессете. Есть только две вещи, которые удерживают их вместе сейчас. Первое – это ненависть к Нетаниягу, а второе – нежелание идти на выборы, потому что там есть люди, которые закончат на этом свою политическую карьеру».

Интервью с Гафни также является своеобразным свидетельством критики в адрес его товарищей по оппозиции. На вопрос, что будет после очередного перебежчика, удастся ли сразу сформировать альтернативное правительство или придется идти на выборы, он не оставляет места для сомнений.

«Правительство должно быть сформировано в нынешнем кнессете, – говорит он. – Мы должны приложить усилия, а не спрашивать «как действовать?». Я говорю лидерам оппозиции, выборы это не решение. Нельзя сидеть сложа руки и говорить: «Мы пойдем на выборы, и все будет хорошо».

Это не выход, мы были на выборах, это прошло плохо, и мы потеряли власть. Поэтому необходимо приложить усилия для формирования правительства уже сейчас. В противном случае, даже если «Ликуд» получит больше мандатов, мы не дойдем до 61 голоса и получим тот же результат. Кто-то, у кого вообще нет мандатов, придет и станет премьер-министром, и мы все снова уйдем в оппозицию. Сейчас цель состоит в том, чтобы правые и религиозные могли сформировать правительство».

– Как может сформироваться правительство во главе с  Нетаниягу в нынешнем кнессете?

– Если бы месяц назад мы говорили о депутате Сильман, тоже возник бы вопрос «как», но оказалось, что у нее много смелости. Если мы сядем вместе, мы найдем решение. Мы можем сделать это.

– Возможно ли временное правительство, которое не возглавляет  Нетаниягу?

– Я этого не говорил. Об этих деликатных вещах я хочу говорить за столом переговоров, а не в СМИ. «Ликуд» должен решить, кто его лидер, но должен признать, что никто другой в политической системе не может принести столько мест на выборах, это факт.

Нет никого, кто мог бы сравниться с Нетаниягу, не знаю такого. Некоторые говорят, что если Нетаниягу уйдет, Саар и другие вернутся. Но надо учитывать, что если Нетаниягу не будет, «Ликуд» не будет в той же ситуации, что и сегодня с 35 и более местами.

Депутат Гафни воздерживается от критики  Нетаниягу, хотя считает, что в кнессете большинство у правых, и, возможно, именно Нетаниягу не дает им объединиться. Он использует это интервью, чтобы обвинить другого партнера в правом блоке, сердито заявив, что «история осудит того, кто стал причиной такого плохого и антирелигиозного правительство, это – Смотрич».

«Это он не позволил  Нетаниягу сформировать правительство,  Нетаниягу мог сформировать правительство, мы все это помним», напомнил Гафни.

– Да, с РААМом.

– Нетаниягу занимался формированием правительства. Помешал ему Смотрич. Это был не РААМ. Я спрашивал у  Нетаниягу, он сказал, что не собирается создавать с ними коалицию. Они сидели и говорили о других вещах, не о коалиции. Это Смотрич вмешался.

Тяжело в оппозиции, с гражданской точки зрения, — говорит Гафни. «Они [коалиция] ведут себя почти по-свински по отношению ко всем гражданам страны, среднему классу и слабым социальным слоям, но главное – по отношению к ультраортодоксальной общине.

Лично мне, если вы спросите, нравится быть в оппозиции. Я оппозиционер. Всевышний наделил меня умением говорить, терпением и всем, что нужно в оппозиции. У нас нет бюджетов, у нас нет руководящих должностей. Ультраортодоксальных политиков годами обвиняли в том, что нас интересуют деньги, а не идеология, поэтому мы пойдем в правительство с любым, кто позовет. Теперь выяснилось, что это неправда. Мы идеологическая партия».

– Является ли союз с  Нетаниягу идеологическим?

– Мы партнеры сторонников традиций. В израильско-еврейском обществе есть разделение. Есть традиционалисты и есть их противники, часть их антирелигиозна. Если бы сторонники традиций пошли бы с другой партией, а не с «Ликудом», мы бы с ней могли вступить в коалицию.

Сейчас эти люди в «Ликуде» и в правых партиях, они – часть блока, партнером которого мы являемся, и мы их не бросим.

– А Беннет? Он не представляет религиозную или традиционную публику?

– Беннет не подходит на пост премьер-министра, я не уверен, что он подходит на должность управляющего киоском. Все его поведение подвергается критике, особенно по религиозным вопросам. Премьер-министру Израиля, страны с таким количеством проблем, нужна общественная поддержка. Не было такого – премьер-министр, который не возглавляет большую партию или, по крайней мере, одну из двух больших и не имеет общественной поддержки, даже внутри своей собственной партии».

– Может ли он быть вашим партнером в будущем?

– Будет ли он вообще избран в кнессет? Не уверен. Если да, тогда мы поговорим. Пусть он будет партнером в качестве члена кнессета с задних скамеек.

– Есть ли кто-нибудь, с кем вы никогда не согласитесь войти в коалицию?

– Да, Либерман. Ему не будет прощения. Ни при каких обстоятельствах мы с ним не сядем. Я знаю этого человека много лет, я помогал ему, когда он обращался ко мне во время моего пребывания на посту председателя финансовой комиссии кнессета.

Я с ним сотрудничал по многим политическим и общественным направлениям, но как только он решил, что в политическом плане ему больше незачем  с нами сотрудничать, ни в экономике, ни в политике, ни в сфере безопасности, он решил, что лучше всего для него будет ударить по ультраортодоксам. Мы его не простим.

– Даже если он примет всю программу правительства, которое вы сформируете в будущем, или попросит у вас прощения?

– Либерман должен идти домой. Такой человек не должен быть в политической системе. Я его не прощу. Если он намерен покаяться в содеянном, пусть идет домой. Ему больше нечего продавать, что он скажет новому репатрианту из бывшего Советского Союза? Что он будет ему продавать? Какая у него повестка дня? Какая у него экономическая платформа? У него ничего нет.

Правительство еще не пало, но Гафни вздохнул с облегчением, ибо отставка Идит Сильман остановила все шаги, которые оно хотело продвигать в вопросах религии и государства: изменение правил гиюра, кашрута, молитвы у Стены плача, соблюдения субботы в общественном пространстве.

«Силман сильно притормозила все это. Как люди в кипах в этом правительстве делали такие вещи? Это люди, которые ассоциируют себя с религиозным сионизмом, как они могли это делать? Мне кажется, что они дали мне бой и сказали: «Здесь мы можем навредить ультраортодоксам».

Тормоз, который имеет в виду депутат Гафни, – это и сообщения, которые передали из «Объединенного списка» ультраортодоксальным партиям, о том, что они не будут поддерживать в кнессете предложения по вопросам религии и государства, которые наносят им вред.

«В течение многих лет, – говорит Гафни, – я сотрудничал с арабскими депутатами кнессета».

– Вы отрицаете партнерство с ними в коалиции?

– Я ничего не отрицаю. Когда дело дойдет до практического обсуждения, я буду знать, как ответить.

– Так почему, когда правительство намерено опираться на них, это не годится?

– У меня самая сильная критика, какая только может быть в адрес правительства. Оно одно из худших, что были в Государстве Израиль. Что бы они ни делали, они делают плохо.

Я не вижу, что они собираются опираться на арабов, я спрашивал у членов «Объединенного списка», и не слышал, чтобы они их поддерживали, как раз наоборот. Так что нет необходимости это обсуждать».

Яки Адамкер, Walla, И.Н. Фото: Оливье Фитусси⊥