Sunday 05.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Оливье Фитусси
    Фото: Оливье Фитусси

    Секретный ингредиент, который объясняет разницу в зарплате у евреев и арабов

    Нередко разрыв в зарплатах между евреями и арабами в Израиле объясняют разницей в полученном образовании. Но это лишь частичное объяснение. На самом деле он может быть связан с прохождением срочной воинской службы.


    То, что существует разрыв в доходах между евреями (не ультраортодоксами) и арабами, давно не новость. Но он увеличился из-за кризиса, вызванного эпидемией коронавируса. От него больше всего пострадали арабские мужчины. Их достаточно много было трудоустроено в наиболее пострадавших сферах экономики – тех, где более востребованы неквалифицированные сотрудники без профессионального или высшего образования. В то же время арабских мужчин очень мало в сферах, которые почти не пострадали, – хайтек, финансы, госслужба.

    Проблема образования – одно из объяснений, почему существует разрыв в заработной плате, но оно не полное. Главный экономист министерства финансов опубликовал на прошлой неделе исследование о разнице в размере заработной платы, который показывает, что в 2018 году средний разрыв в заработной плате между еврейскими и арабскими мужчинами составлял 4425 шекелей в месяц. Это означает, что доход евреев на 45 процентов выше. В результате доход от работы в арабской семье составляет половину дохода еврейской семьи – 13 023 шекеля в месяц для арабов по сравнению с 23 429 шекелями для евреев.

    В минфине попытались понять, в чем дело, и пришли к выводу, что разница в уровне образования составляет лишь четвертую часть от общего разрыва в доходах. Вторая причина – распределение занятости по отраслям (это влияет на 19 процентов от разрыва). Среди других причин: район проживания (17 процентов), уровень дохода родителей (12 процентов), оценки на выпускном экзамене и результаты психометрического теста (7 процентов). Таким образом, представленная минфином модель объясняет причину образования 65 процентов разрыва в доходах. А что же с остальными 35 процентами?


    Представьте себе заступающего на работу арабского сотрудника, которому предложили гораздо более низкую зарплату, чем его коллеге-еврею. Работодатель может сослаться на уровень образования и квалификации его коллеги, и это будет иметь смысл. Район проживания – тут ничего особо не поделаешь. Евреи, живущие на севере и юге, тоже зарабатывают меньше. И даже финансовое состояние родителей работника может прозвучать разумно. Но наступит время, когда работодатель не сможет объяснить треть разницы в заработной плате. Или он будет знать, как объяснить, но предпочтет этого не делать.

    Все дело в службе

    Когда я пытался проанализировать эту ситуацию, мне пришла в голову одна догадка, и я решил проверить ее в минфине: служба в армии.

    Израильские арабы освобождены от обязанности проходить срочную службу в ЦАХАЛе. Они могут использовать это время для получения образования или опыта работы, что даже даст им преимущество по сравнению с евреями, которые служат. Но это только с одной стороны. С другой, воинская служба дает служащим несколько серьезных преимуществ на рынке труда: профессиональную подготовку (знания в области технологий и безопасности, опыт командования и знания таких профессий, как повар, водитель и журналист), связи и первоначальную финансовую поддержку, которую получают демобилизованные солдаты.

    Разумеется, существует огромный разрыв в способности зарабатывать между теми, кто получил технические знания и навыки, и теми, кто получил другие знания. Речь идет о сфере высоких технологий, которая предлагает зарплаты выше средних в национальной экономике. Да, немногие демобилизованные солдаты ЦАХАЛа получают предложение работы в хайтеке вскоре после завершения службы, о чем мечтают. Большинство на гражданке сами ищут свой путь на рынке труда, при этом у них остаются связи из армии и профессиональный опыт, полученный за годы службы.

    У тех, кто служит, есть еще одно преимущество. Вскоре после учебы в школе они попадают в новые рамки. Даже если это и забирает два-три ценных года жизни, это предоставляет им множество возможностей для личного развития и дает опыт функционирования в стрессовом окружении, что на рынке труда ценится.


    У молодых арабов этого нет. После школы их не ждет такая мощная и крупная организация, как Армия обороны Израиля, и они не знакомятся с новыми методами работы, технологиями и людьми. Это вредит им на рынке труда.

    Преимущество арабов в том, что они не служат, не реализуется должным образом, потому что арабская система образования недостаточно хороша для оснащения своих выпускников инструментами, необходимыми для интеграции на рынок труда. ЦАХАЛ же имеет дело в том числе и со слабым еврейским населением, служащим в армии, и знает, как помочь многим молодым людям, которых система образования потеряла на своем пути. Это своего рода второй шанс для молодых людей, которые не смогли проявить себя в системе образования. В арабском обществе такого второго шанса не дают.

    На практике даже арабская молодежь, преуспевающая в учебе и получившая то образование, которое востребовано в сфере высоких технологий, не всегда может найти там себе работу. И одна из причин – они не служили в армии. У них нет такого профессионального опыта, как у молодых евреев, отслуживших в технологических подразделениях, и у них нет таких связей. Большинство технологических компаний набирают команду по методу «друг приводит друга», и в итоге многие компании нанимают людей из одной и той же военной части. Это не дискриминация арабов, а просто предпочтение знакомых и проверенных людей с соответствующим опытом и знаниями.


    В минфине попытались изучить влияние прохождения воинской службы на неравенство в оплате труда, но эксперты пришли к выводу, что это невозможно измерить. Но даже если способ измерить был бы найден, проблему бы это не решило, потому что большинство арабов не служат в армии, и это факт.

    Возможно, частичное решение проблемы предоставляет альтернативная –гражданская – служба, которая позволяет молодым арабам после школы попадать в другую структуру, где они могут приобретать и развивать знания, повышать профессиональную подготовку и заводить связи. Альтернативная служба дает символический доход в 810 шекелей в месяц, но это окупается за счет облегчения должной интеграции на рынке труда.

    Сами Перец, The Marker, «Детали», А.У. Фото: Оливье Фитусси √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend