Секрет успеха ЛГБТ-протеста

Две недели назад в Тель-Авиве прошла демонстрация против закона о национальном характере государства. Это была срочная демонстрация против утверждения закона, который касается почти любого аспекта жизни в Израиле и официально дискриминирует пятую часть израильских граждан. Несмотря на это, в акции приняли участие примерно тысяча человек, и она не оставила практически никакого следа в общественной дискуссии. Неделю спустя в этом же городе прошла демонстрация, посвященная одной из самых эзотерических тем, которые только можно себе представить — право однополых семей на услуги суррогатной матери. Надо помнить, что в Израиле ежегодно происходят всего лишь десятки родов посредством суррогатов, меньше тысячной части от общего числа родов. И несмотря на это, в демонстрации приняли участие до ста тысяч человек.

В чем причина такого отличия между двумя демонстрациями? Вялый протест против закона о национальном характере государства не удивляет сам по себе. Вот уже несколько лет демонстрации, посвященные палестинским темам — проживающим на территориях или же в Израиле — не интересуют никого, кроме нескольких тысяч человек, и в прессе к подобным протестам относятся с подозрением. Гораздо более интересный вопрос — это объяснение широкой поддержки, которой удостаивается ЛГБТ-коммьюнити. В последние годы демонстрации геев и лесби, а также парады гордости традиционно являются самыми массовыми мероприятиями, проходящими в Тель-Авиве. Неделя гордости превратилась в национальный праздник города, с широким визуальным присутствием в виде радужных флагов на каждом проспекте и почте на каждом бизнесе. На общеизраильском уровне мероприятия ЛГБТ могут сравниться по массовости разве что с демонстрациями ортодоксов в Иерусалиме. Так что на данный момент идеи равенства для представителей секс-меньшинств являются главными темами для борьбы либерально-светского лагеря в Израиле. Эта тема настолько завладела умами либералов, что уже можно смело говорить о ЛГБТ-зации светского самосознания. 

В чем же секрет успеха борьбы сексуальных меньшинств, на фоне неудач других проектов борьбы либерального лагеря? Каким образом эта группа собирает вокруг себя такую огромную поддержку, в то время, как журанлисты и многие люди искусства опасаются высказывать свои взгляды по многих спорным темам? Можно найти этому несколько объяснений. 

Прежде всего, израильской публике нравятся брутальные методы и отсутствие стыда, которые являются отличительными чертами борьбы ЛГБТ-коммьюнити. Их лидеры никогда не довольствуются уже достигнутым и постоянно расширяют спектр своих требований. Подобно поселенцам, лидеры ЛГБТ создают непропорциональную панику по поводу несуществующих несправедливостей, чтоб приблизить общественный консенсус как можно ближе к своим целям. Десять лет назад практически никто не говорил о гей-браках в Израиле. Сегодня, когда политик с задних рядов выражает свой протест по поводу однополых браков, он получает хорошую взбучку от прессы. Даже ортодоксальные политики опасаются сегодня высказываться слишком резко против геев и лесбиянок. 

Далее, позиция ЛГБТ не ассоциируется в обществе со старой левой ненавистной политикой. Геи и лесби — это не старые элиты. Наоборот — у них имеется современный имидж, асоциирующийся с молодежной динамикой. Этот имидж очень популярен среди молодежи, в среде которой поддержка левых как правило стремится к нулю. Это политика эстетов. Требование прекратить оккупацию или требования феминисток и социалистов требуют значительных уступок и вложений со стороны власть придержащих и людей, обладающих силой и влиянием в обществе. Требования ЛГБТ о равенстве не требуют ничего. 

Третье — идеи ЛГБТ с восторгом поддерживаются бизнес-сектором. Общественный протест 2011-го года угрожал многим концернам и предприятиям в бизнес-секторе, которые постарались усыпить его на определенном этапе. Протест ЛГБТ учел ошибки прошлых акций протеста и позаботился о том, чтобы превратить бизнесы в соратников. На том же этапе была изобретена практически беспрецедентная формула: забастовка под эгидой работодателей и с их однозначной поддержкой. Таким образом бизнес-сектор демонстрирует свою силу, и предупреждает тем самым националистические и реакционные силы в правительстве, чтобы не перетягивали веревку слишком сильно. 

В-четвертых, протест суррогатов понятен и симпатизирует представлениям стрейт-большинства. Государственная политика Израиля по отношению к геям асексуальна. Параллельно с тем, как ЛГБТ-сообщество расширяло свои права и свое гражданское представительство, так оно становилось все более пуританским и постепенно очищалось от флера свободной любви и вседозволенности, с которыми ранее ассоциировались ЛГБТ. В других странах геи ведут борьбу за более дешевый PreP — лекарство, предотвращающее заражение СПИДом и фактически позволяющее секс без презерватива. И в Израиле многие геи принимают PreP, но на данном этапе никто и не думает выносить тему удешевления препарата на повестку дня. То, что выводит сотни тысяч людей на демонстрации — это святость семейных ценностей. Скрытый смысл поддержки демонстраций в поддержку суррогатного материнства прост: давайте позволим геям делать детей, и тогда они прекратят заниматься сексом». 

И в-пятых — парадоксальным образом, эффективность протеста в том, что он занимается вопросом, не являющимся самым главным. Политика в последнее время находится в состоянии безумной белки в колесе. Беженцы на самом деле не являются самой главной проблемой, угрожающей Европе, и несмотря на это лидеры, такие как Дональд Трамп и Биньямин Нетаниягу посвящают большинство своего свободного времени для борьбы с этим явлением. Протест ЛГБТ это протест в стиле «камп», это перформанс-протест. И это то, что превращает его в аттрактивный для такого большого количества людей.

Офри Илани, Ха-Арец, И.М. Фото: Моти Милрод

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend