Понедельник 18.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    511221_Arie_Deri_Tomer_Appelbaum

    Сделка, после которой Арье Дери уйдет из политики

    Похоже, однажды уже отсидевший в тюрьме лидер ШАС сделает все, чтобы заключить сделку, лишь бы не оказаться снова на скамье подсудимых.

    Трудно поверить, но первый залп по делу министра внутренних дел Арье Дери был дан более пяти лет назад. Отдел по борьбе с отмыванием денег проинформировал тогдашнего генпрокурора Иехуду Вайнштейна, что на банковский счет брата Дери, адвоката Шломо Дери, с иностранных счетов были переведены огромные суммы денег, а оттуда – на счет Арье Дери. Безо всякого энтузиазма Вайнштейн распорядился начать расследование против Дери, одного из своих любимых политиков, который в его глазах был уравновешенной и умеренной силой на заседаниях кабинета министров.

    Через несколько недель после того, как Авихай Мандельблит сменил Вайнштейна на посту генпрокурора, он дал указание полиции расширить расследование против Дери. Основное подозрение состояло в том, что министр брал взятки, а его брат выступал посредником между Дери и заинтересованными сторонами. Полиция также подозревала, что семейство Дери, пуская в ход изощренные уловки, набивало карманы за счет миллионов шекелей, поступавших от филантропов и государства в благотворительные организации, которыми управляет жена Дери Яффа.

    Уже на ранней стадии расследования сотрудники правоохранительных органов поняли, что эти подозрения не выдерживают никакой критики. Однако совместное расследование, проведенное полицией и налоговой службой, выявило другие правонарушения, которые, возможно, совершал Дери, такие как систематическое внесение наличных на его банковский счет и различные – возможно, сомнительные – уловки в сделках с недвижимостью, которые Дери придумывал вместе со своим братом. По словам источника, знакомого с деталями расследования, действовал он подобно мелкому меняле. 8 января, после невероятно долгой задержки, Мандельблит решил предъявить Дери обвинение в налоговых преступлениях, в зависимости от результатов слушания.

    Неужели за пять лет, что велось расследование, Мандельблит не задумывался над тем, какое разрушительное воздействие оказывает на лидера политической партии висящая над ним черная туча подозрений в совершении уголовных преступлений? Неужели Мендельблит не осознавал, что, откладывая предъявление обвинения на такой долгий срок, он, прокуратура и полиция только подливают масла в огонь критики премьер-министра Биньямина Нетаниягу в адрес правоохранительных органов, который обвиняет их в заговоре против избранного правительства и в том, что они держат политиков в заложниках? В любой должным образом управляемой стране не было бы никаких оснований пять лет держать министра или любого другого гражданина в чистилище. Ибо это весьма серьезное нарушение его прав.

    В последний раз подобное произошло в случае с бывшим министром, председателем НДИ Авигдором Либерманом, когда миллионы были депонированы на банковские счета близких ему людей на Кипре и Виргинских островах. В этом случае Вайнштейн и высокопоставленные представители прокуратуры также годами изучали материаламы дела. Но в деле Либермана был ряд обстоятельств, хоть как-то оправдывавших задержку: в расследование было вовлечено несколько стран, часть из которых отказалась сотрудничать с Израилем. Ключевые свидетели погибали, исчезали, заявляли о праве на молчание или отказывались от данных показаний. В отличие от дела Либермана, дело Дери, в основном, носит локальный характер – оно разворачивается между ультраортодоксальными районами Хар Ноф и Гиват Шауль в Иерусалиме, и решение по нему уже давно следовало принять.

    Хотя Мандельблит начал с заявления, что подозрения в коррупции в отношении Дери не подтвердились, едва ли министр внутренних дел может вздохнуть с облегчением. Если будет установлено, что он совершил приписываемые ему налоговые правонарушения, то для него, единственного политика в истории Израиля, который, выйдя из тюрьмы, занял пост в кабинете министров, это будет означать конец карьеры. Согласно обвинительному заключению, которое предъявил Мандельблит, Дери различными способами уклонялся от уплаты налогов на сумму в сотни тысяч шекелей, обращаясь к помощи посредников и пуская в ход «мошенничество, хитрости и всевозможные уловоки».

    Дери, который вел агрессивную кампанию против правоохранительных органов, когда ему было предъявлено его первое обвинительное заключение, на этот раз проявил похвальную сдержанность. Некоторые полагали, что тот факт, что Дери не встал плечо к плечу с Нетаниягу в войне против прокуратуры и полиции, оказал позитивое психологическое воздействие на Мандельблита, который не рвался выносить обвинительное заключение. Но сам Мендельблит в разговоре с коллегой опроверг подобное мнение, сказав: «Нельзя принимать в расчет такие вещи».

    Если по результатам слушания Дери предъявят обвинение, то решение по его делу будет вынесено через несколько месяцев после приведения к присяге нового правительства. Когда генпрокурор решит предъявить ему обвинение, не удивляйтесь, если в результате сделки Дери уйдет из политики. В отличие от Нетаниягу, он приложит все усилия, чтобы избежать затяжного судебного разбирательства, обвиняемым в котором будет он сам.

    Гиди Вайц, «ХаАрец». М.Р. Фото: Томер Аппельбаум˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend