Соцсети в арабских странах – палка о двух концах

Сколько смелости должна набраться 18-летняя девушка, дочь губернатора одного из городов Саудовской Аравии, чтобы сбежать из дома – от физических и душевных мук, которые ей приходилось там испытывать? Рахав Аль-Канун, по-видимому, наделена незаурядной отвагой, а также недюжинной сообразительностью. Преодолев полный опасностей путь, она добралась через Кувейт в Бангкок, сумела заручиться помощью журналистов и правозащитников со всего мира, и, в конце концов, получила убежище в Канаде. Так она не только спаслась сама (будем надеяться), но и сорвала еще одну часть золотой драпировки, в которую пытается укутаться Саудовская Аравия.

Конечно, Аль-Канун – не Джамаль Хашогги. Но и в Канаде она не может чувствовать себя в полной безопасности от «длинной руки» саудовского правителя, который старше ее лишь на 15 лет. Он претендует на то, чтобы понять душу молодого поколения своего королевства. На родине Аль-Канун оставила восемь братьев и сестер, и миллионы других женщин, которые наверняка хотели бы сбежать вслед за ней. Но покинуть пределы страны они могут только в сопровождении мужчины или опекуна. Та, кто решит искать убежище за границей, должна будет отказаться от своей семьи.

Поэтому большинство саудовских женщин вынуждены по-прежнему изливать душу в «Фейсбуке» и «Твиттере». В последние годы эти социальные сети стали ареной их глухого восстания. Но и здесь за ними присматривают, им угрожают, их очерняют, а некоторых даже арестовывают.

Эта участь постигла саудовскую журналистку Рим Сулейман . Она также была вынуждена покинуть свою страну, и сейчас ей приходится искать убежище в Голландии. В интервью сайту Middle East Eye Сулейман сообщила, что летом ей вручили вызов на допрос, подписанный Саудом Аль-Кахтани – тем самым советником наследного принца, который подозревается в организации убийства Хашогги. «В ходе допроса меня осыпали ругательствами и угрозами», – рассказала она. Затем полицейские провели обыск в доме журналистки в Эр-Рияде.

Вследствие всего случившегося Сулейман перестала писать. Но она до сих пор не понимает, какое преступление ей вменяется в вину. Журналистка предполагает, что, возможно, она нарушила правила, установленные для прессы Саудом Аль-Кахтани, но при этом она не оскорбляла и даже не критиковала власти королевства. Сейчас, находясь в Голландии, Сулейман продолжает писать в соцсетях: у ее «Твиттера» около 40 тысяч подписчиков.

«Проклятый» интернет послужил и Рахав Аль-Канун. Она распространила в «Твиттере» восьмисекундную видеозапись, где сотрудник посольства Саудовской Аравии в Бангкоке говорит: «Лучше бы вместо паспорта у нее отобрали телефон». Это не только является доказательством того, что, вопреки утверждениям саудовских властей, паспорт у Аль-Канун все-таки отобрали. Это также наглядно демонстрирует, какой ужас наводят на официальный Эр-Рияд социальные сети.

Недавно власти Саудовской Аравии опубликовали постановление, в соответствии с которым «распространение с помощью интернета или иных технических средств материалов, содержащих насмешку или иную провокацию, угрожающую общественному порядку, карается пятью годами лишения свободы и штрафом в размере 3 миллионов реалов (800 тысяч долларов)». В этом драконовском постановлении не разъясняется, что именно считается угрожающей порядку провокацией. Исключительное право на его трактовку предоставляется саудовским властям.

В то же время социальные сети – это палка о двух концах. Они могут служить и распространению протеста, и притеснению граждан. В интервью курдскому сайту «Рудау» депутат иракского парламента Мухаммед Карим Абдель-Хасан рассказал, что интернет в Ираке используется для торговли женщинами. По его словам, до недавнего времени социальные сети служили «Исламскому государству» для вербовки девушек. Но сейчас иракские власти обнаружили, что в «Фейсбуке» и «Твиттере» идет оживленная торговля живым товаром. Там даже публикуются прейскуранты. Цена на девушку или девочку составляет 3-4 тысячи долларов.

Несмотря на поражение, «Исламское государство» продолжает торговать женщинами в Сирии и в Турции с помощью социальных сетей. По данным Центра защиты езидских женщин, в городе Дохук в иракском Курдистане боевики «Исламского государства» по-прежнему удерживают около 3 тысяч девушек, похищенных во время войны. Иракским полицейским удалось добиться определенного успеха в борьбе с торговцами живым товаром. Для этого они сами переодеваются в женщин и служат приманкой для преступников. Но, несмотря на это, масштабы этого явления в Ираке только расширяются.

Сирийские женщины используют социальные сети для рекламы косметологов и пластических операций, которые вошли в моду в этой стране. В «Фейсбуке» и «Твиттере» можно найти множество специалистов, предлагающих свои услуги в этой области. Сирийский хирург Умар Шаабан указывает на две причины этого явления. «Во-первых, гибель тысяч мужчин на войне обострила конкуренцию между женщинами, – говорит он. – Во-вторых, многие женщины сами пострадали в ходе боевых действий и сейчас хотят устранить ущерб, нанесенный их внешности". По словам Шаабана, Сирия постепенно превращается в косметологическую державу: здесь появилось много хирургов, специализирующихся на проведении пластических операций. Свои услуги они предлагают за совсем небольшие деньги.

Женщины арабских стран могут сами оценить вклад социальных сетей в решение их насущных проблем.

Цви Барэль, «ХаАрец», Б.Е. К.В.

На фото:  Рахав Аль-Канун (в центре).Фото: Carlos Osorio, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend