Tuesday 26.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Mahmoud Hassano, Reuters
    Фото: Mahmoud Hassano, Reuters

    Юбилей палача: первые 20 лет Башара Асада

    Двадцать лет назад, 10 июня 2000 года, через месяц после вывода израильской армии из Ливана, Ближний Восток был потрясен известием о смерти Хафеза Асада. Но для правящей верхушки это не было неожиданностью. Диктатор, который контролировал Сирию около тридцати лет, начал готовить страну к своему преемнику за несколько лет до смерти после ряда инфарктов.


    В 1994 году Хафез Асад сообщил о своих планах сыну Башару, когда тот учился на офтальмолога в Лондоне. Изначально Башар не должен был получить власть. Отец предопределил эту роль для энергичного старшего сына Басселя, который любил автогонки и наслаждался всем, что может предложить жизнь. Но Бассель погиб в автокатастрофе, оставив неуклюжего Башара, у которого не было опыта в политике и военных вопросах, единственным вариантом для руководства страной.

    Через месяц после того, как отец умер, Башар Асад был приведен к присяге как президент, и на выборах, состоявшихся в том же году, уже одержал уверенную и очевидную победу,  получив почти 98 процентов голосов.

    Высокий молодой человек, вернувшийся из Лондона, за короткое время стал надеждой Сирии и всего Ближнего Востока. Он оказался в компании двух других молодых людей, которые унаследовали престол от своих отцов годом ранее. Это были король Иордании Абдалла, который был коронован в июне 1999 года, и король Марокко Мохаммед VI,  коронованный в июле 1999 года, ровно за год до пришествия к власти Асада.


    Двадцать лет спустя, начало правления Башара Асада выглядит сказкой. Хотя его окружали ветераны-офицеры, он разрешил политические дебаты и статьи, критикующие систему правления.

    Его поведение создало надежду, что Сирия под его началом станет современной, открытой, экономически процветающей страной. На публичную сцену вышли такие либеральные интеллектуалы, как экономист Ареф Далила, социолог Бурхан Галлун, бизнесмен Риад Сеиф и многие другие, кто верил, что Сирия возвращается в свое далекое прошлое, где светские интеллектуалы занимали почетное место.

    Однако «дамасская весна» закончилась через несколько недель. Молодому президенту дали понять, что правящая иерархия рухнет, семейное богатство исчезнет, как и «правильный» порядок, если он продолжит позволять левым и либералам продвигать демократические идеи.

    Также не было недостатка в угрозах военного переворота — это заставило Асада-младшего понять, что Сирия – не Англия, и политическая, военная и экономическая элита не намерена отказываться от своего статуса и тех преимуществ, которые она получила при его отце. Политические дебаты были прекращены, многие интеллектуалы арестованы, некоторые из них были приговорены к тюремному заключению по обвинению в «причинении вреда общественному порядку», другие — высланы из страны.

    Из трех новых молодых лидеров, которые достигли вершины правления в своих странах, Асад стал самым жестоким еще до того, как в марте 2011 года вспыхнула гражданская война, в результате которой на сегодняшний день погибло около полумиллиона мирных жителей.

    «Закон Цезаря» против Асада


    В этом месяце Соединенные Штаты должны ввести ряд жестких санкций в отношении Сирии в рамках «закона Цезаря о защите сирийского гражданского населения», принятого в декабре 2019 года и позволяющего американской администрации вводить санкции в отношении иностранных компаний и стран, которые помогали сирийскому режиму в его операциях против мирных жителей.

    «Цезарь» — это кодовое имя сирийского полицейского, который дезертировал в 2013 году и обнародовал 50 тысяч фотографий, сделанных в сирийских тюрьмах и больницах, и содержащих свидетельства военных преступлений, совершенных режимом. Фотографии сломанных конечностей, изуродованных гениталий и расчлененных тел «Цезарь» распространил по всей Европе после бегства из Сирии.

    Это законодательство включает санкции против любого лица, компании или государства, которые участвуют в торговле с Сирией или помогают режиму любым иным способом (аналогично законам, накладывающим санкции на Иран).


    Соединенные Штаты установили семь критериев для снятия санкций: Сирия и Россия должны прекратить использование сирийского воздушного пространства для нанесения ударов по мирному населению; зоны, контролируемые Сирией, Россией и Ираном, будут открыты для передачи гуманитарной помощи; Сирия освободит всех политзаключенных; сирийские, российские и другие силы не будут бомбить медицинские центры; сирийский режим предаст суду тех, кто совершал военные преступления, разрешит возвращение беженцев и выплатит компенсацию гражданским лицам за смерть их родственников.

    Этот подробный закон охватывает всю экономическую и военную деятельность не только Сирии, но также Ирана и России. Тем не менее, он не объясняет, как Соединенные Штаты намерены обязать Россию и Иран придерживаться этих положений, и не упоминает, намерен ли Вашингтон ввести дополнительные санкции против Ирана и России в то время, когда американцы ведут переговоры с Москвой о будущем Ливии, и пытаются найти совместное решение для десятилетнего кризиса в Сирии.

    Можно с уверенностью предположить, что Россия и Иран не испугаются запретов и наказаний, установленных в законе, в то время как сирийский режим уже подвергнут жестким санкциям: это означает, что новые дополнения существенно не изменят состояние его экономики.

    Вашингтон ясно дал понять, что контролируемые курдами районы на севере Сирии будут освобождены от санкций, но курды ведут широкую торговлю с сирийским режимом, продавая ему нефть, пшеницу и другие продукты.

    Как ни парадоксально, в законе вообще не упоминается Турция, которая оккупировала часть северной Сирии и контролирует ее вместе с Россией.

    Политика санкций Америки до сих пор не привела к достижению тех дипломатических результатов, к которым она стремится. Иран и Сирия не изменили свою политику, и ни одна из санкций, наложенных на обе страны, не привела к смене режима.

    Согласно некоторым теориям, для того, чтобы санкции были успешными, они должны ясно дать понять режимам, что последние не смогут продолжать управлять своими странами, если не выполнят требования тех, кто инициировал санкции. Успешные санкции нацелены на то, чтобы вызвать гражданское восстание против режима или заставить его бояться такого восстания. И в Иране, и в Сирии эта угроза не работает, так же, как она не сработала в отношении Ирака.

    После девяти лет самой смертоносной войны, которую когда-либо видел арабский мир, режим президента Сирии Башара Асада восстановил контроль в большинстве районов страны и признан большинством стран, как единственный реалистичный вариант для управления Сирией.

    Удивительно, но американские санкции создали взаимозависимость между Ираном и Сирией, в которой каждая страна должна придерживаться своей политики, чтобы не допустить краха другой страны, и твердо противостоять американским санкциям.

    Для Асада это — новый опыт международных отношений. Это еще один этап в его развитии: правитель, который был изгнан из Лиги арабских государств, потерял контроль в Ливане, оказался в жесткой игре сверхдержав и остался единственным лидером, не свергнутым в ходе «арабской весны». Вероятно, его отец гордился бы им.

    После двадцати лет правления, половину которых он провел в войне против своих граждан, бывший офтальмолог создал вокруг себя «зону безопасности», в которой Иран и Россия являются партнерами по своим причинам, оставив Америку при президенте Трампе вне игры и с пакетами санкций, за которые заплатят граждане.

    Цви Барэль, «ХаАрец», Л.К.˜
    На фото: портрет Асада на стене полицейской академии в Алеппо,
    захваченной повстанцами. Фото: Mahmoud Hassano, Reuters

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend