Monday 25.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Самое слабое место Израиля

    О силе Израиля писали все: одна из самых мощных армий в мире, лучшая медицина, невероятный хайтек, блистательная наука и далее везде.


    Поэтому поговорим о слабости Израиля. О самом слабом месте еврейского государства, хорошо известном его врагам. Это – люди. Они – его сила и они же – его слабость, когда попадают в плен. Тогда за них горой становится вся страна, добиваясь их освобождения.

    Как вы уже догадались, поводом для этой статьи стало дело 26-летней израильтянки Наамы Иссахар, которую в апреле 2019 года задержали в московском аэропорту за «контрабанду» 9,5 граммов гашиша.

    Похоже, те, кто арестовал Нааму, хорошо знали о слабом месте еврейского государства. Еще лучше об этом знал тот, кто отдал приказ приговорить ее к 7,5 годам колонии общего режима.


    Поэтому речь о другом – о евреях в плену, которых надо спасать, ибо, как постановил великий Маймонид, «нет большего обета, чем выкуп пленных». Такова древняя еврейская заповедь: спасать пленников любыми способами, чтобы вернуть их домой. Так было всегда. Дело Наамы Иссахар – лишь еще одно звено в серебряной цепочке еврейской традиции.

    Не мудрено, что в системе еврейских ценностей на одном из первых стоит выкуп пленных.

    Уже в 14-й главе Книги Бытия рассказывается, как Авраам спас из плена «сродника своего» Лота. А в современном Израиле ежегодно, а то и чаще, повторяют слова Всевышнего, который пообещал, что сыновья «...возвратятся они из вражьей страны...» (Йермияху, 31:16). Это словосочетание «шаву баним», «возвратятся сыновья» стало девизом для сбора еврейского народа на своей родине и оно же венчает любую кампанию по спасению израильтян из вражьего плена, будь то яма ХАМАСа в секторе Газа, темница «Хизбаллы» в Ливане или камера московской тюрьмы.

    В том-то и состоит слабость сильного Израиля, что для него быть не может «лишних людей» или настолько «обычных», что до них никому нет дела. В Израиле дело всегда есть до всех. Поэтому, в отличие от остального мира, где исчезновение, гибель или попадание в плен «обычного человека» вряд ли привлечет внимание национальных СМИ, в Израиле это сразу становится общим делом. Настолько общим, что библейское «сыновья» здесь понимают буквально. Ибо у нас человеческая жизнь превыше всего.

    Именно так в свое время отнеслись к пленению террористами ХАМАСа ефрейтора Гилада Шалита, о котором, благодаря усилиям его отца, скоро узнал весь мир. Точно так же мир узнал о Нааме Иссахар, благодаря неустанной борьбе ее матери.

    Мы очень надеемся, что Нааме недолго ждать. Гиладу Шалиту пришлось ждать пять лет и четыре месяца. Но и это не рекорд: только после Шестидневной войны Израиль обменял шесть тысяч пленных египтян на шестерых египетских евреев-членов израильской агентурной сети, которые в общей сложности отсидели за решеткой четырнадцать лет.


    Сравнение с другими странами неизбежно. Американские летчики умерли бы в многолетнем корейском и вьетнамском плену, если бы не соглашение между государствами о прекрашении войны. Русские солдаты исчезли в афганском и чеченском плену, поскольку до них никому не было дела. Боевики ИГ по той же причине отрезали головы европейцам в прямом эфире.

    В Израиле пропавшего солдата Гая Хевера ищут 23 года, а сбитого в Ливане и взятого в плен террористами штурмана Рона Арада – 34.

    Сейчас внимание привлечено к тому, чем Израиль заплатил за освобождение Наамы. Но главное по-прежнему в том, что Израиль готов на все, чтобы вернуть сыновей и дочерей, где бы и за что бы их не держали в плену. О чем прекрасно знают и в ХАМАСе, и в Кремле.


    И тут самое время сказать о другом – Израиль готов на все не только ради живых, но и ради мертвых. За возвращение русскими останков танкиста Захарии Баумеля (с церемонией в Кремле в присутствии Путина и Нетаниягу) из израильской тюрьмы выпустили несколько опаснейших сирийских террористов.

    В свое время комиссия под руководством покойного председателя Верховного суда Меира Шамгара настойчиво рекомендовала менять живых на живых и мертвых – на мертвых. И только в соотношении один к одному.

    Но эти рекомендации не были приняты.

    Нам кажется, что если бы сейчас твердолобый ХАМАС в обмен на останки двух израильских военнопленных – лейтенанта Адара Гольдина и старшего сержанта Орона Шауля – потребовал освободить 1,027 террористов (что сделал Нетаниягу в обмен на Шалита), он сделал бы это еще раз без всяких колебаний.

    И в этом есть свой резон, который поймет и поддержит подавляющее большинство израильтян: сыновей надо вернуть живыми или мертвыми.

    После всего сказанного неизбежен парадоксальный вывод: самое слабое место Израиля стало его силой, показав всему миру, что еврейский народ не только дал человечеству мораль, но прежде всего сам следует ее нормам.

    Владимир Лазарис, «Детали»

    Фото: Оливье Фитусси

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend