Thursday 20.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Carolyn Kaster
    AP Photo/Carolyn Kaster

    Саммит за демократию Джо Байдена кажется не таким уж демократическим

    Президент США Джо Байден собирает лидеров более ста стран из разных регионов мира на так называемый Саммит за демократию – чтобы обсудить упадок мировой демократии и договориться об обязательствах по ее поддержке и обновлению на международном уровне. Однако достаточно беглого взгляда на список участников встречи, чтобы понять, что приверженность демократическим ценностям, очевидно, была не единственным фактором, определяющим выбор американской администрации.


    На онлайн-мероприятии 9 и 10 декабря «разнообразная группа демократических стран мира» обсудит вопросы защиты от авторитаризма, борьбы с коррупцией и соблюдения прав человека. И это только начало: ожидается, что в следующем году они соберутся вновь, чтобы отчитаться о проделанной работе в рамках усилий по укреплению демократии. 

    Список приглашенных, опубликованный Государственным департаментом США, включает 110 стран. Каждый год Freedom House, неправительственная организация, базирующаяся в Вашингтоне, присваивает странам «балл свободы» на основе 25 показателей политических прав и гражданских свобод. Затем им присваивают статус «свободных», «частично свободных» или «несвободных». В список Байдена вошли почти все «свободные» страны, которые можно смело считать демократиями. Но другая группа приглашенных, например Замбия (52 балла из 100 по оценке Freedom House) и Молдова (61 из 100), считаются лишь «частично свободными». Три государства – Демократическая Республика Конго (20 баллов), Ирак (29) и Ангола (31) – и вовсе имеют рейтинг «несвободных». Несколько стран, которые не позвали на саммит, такие как Боливия (66) и Сьерра-Леоне (65), находятся далеко впереди других стран, которые были приглашены.

    Какими соображениями руководствовалась администрация США при составлении списка приглашенных? 


    Во-первых, пишет Фонд Карнеги за международный мир, большую роль сыграла региональная динамика. Например, если судить строго по цифрам индекса демократии, в регионе Ближнего Востока и Северной Африки есть две страны, которые могут претендовать на участие, – это Израиль и Тунис. Но в Тунисе в последние месяцы наблюдается откат от демократии, а пригласить Израиль в качестве единственного представителя Ближнего Востока было бы нежелательно. Вероятно, из этих соображений с списке участников оказался Ирак – достаточно демократичный, чтобы получить приглашение, но явно не лучший пример просвещенного правления.

    Во-вторых, имели значение и более широкие стратегические интересы США. Пакистан, Филиппины и Украина – все это несовершенные демократии с эндемической коррупцией и нарушениями верховенства закона. Тем не менее они являются важными партнерами США – будь то в качестве противовеса китайскому влиянию (Филиппины), противостояния российскому вторжению (Украина) или помощи в борьбе с терроризмом (Пакистан). Несомненно, соответствующие региональные бюро Госдепартамента приводили аргументы в пользу участия этих стран.

    Наконец, в некоторых случаях сыграло роль нечто сродни принципу «не навреди». Например, исключение администрацией Венгрии и Турции могло быть основано на нежелании Байдена делать что-либо, что может поспособствовать переизбранию премьер-министра Венгрии Виктора Орбана или президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана (Венгрия также является единственным членом Европейского союза, который не был приглашен, что вынудило ее правительство заблокировать участие ЕС).

    Стратегические соображения также сыграли свою роль. Тайвань, динамично развивающаяся демократия с ограниченным международным признанием, приглашен в знак политической солидарности в период растущей агрессии Китая по отношению к острову. Это привело в ярость Китай, который осудил саммит и даже заявил, что он более демократичен, чем Америка. Однако Китай не был приглашен, как и Россия или Саудовская Аравия.

    Некоторые страны оказались в списке приглашенных благодаря недавним реформам. Например, позитивные тенденции в Анголе, Демократической Республике Конго и Замбии признаны достаточными для того, чтобы преодолеть низкие показатели эффективности.

    Кроме того, одним из факторов стали предстоящие выборы, которые могут привести к значительным изменениям в руководстве. Филиппины и Кения сталкиваются со спорными национальными выборами в 2022 году, и команда Байдена, возможно, надеется, что участие в саммите может положительно повлиять на их политические преобразования (в случае с Кенией значимость страны также повышается из-за продолжающихся кризисов в Эфиопии и Судане).


    Индия, Бразилия и Польша в последние годы опустились в рейтинге Freedom House, однако они слишком политически значимы, чтобы не попасть в список. Босния и Герцеговина в рейтинге находится сразу за своим балканским соседом Косово и могла бы воспользоваться американской поддержкой в период растущей политической поляризации, но ее не пригласили. 

    Примечательно, что собственный рейтинг США снизился с 86 в 2019 году до 83 в 2020 году, в результате чего они оказались позади 60 других стран. 

    Александра Аппельберг, «Детали». AP Photo/Carolyn Kaster √


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend