Friday 18.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    С Израилем я покончила – живу как миллионерша

    На прошлой неделе мы встретили в аэропорту «Бен-Гурион» Шарон Вейцман (42). Прилетела из Тбилиси.

    Привет, Шарон! Что привело вас в Израиль?

    – У мамы через несколько часов операция на открытом сердце, и надо было поскорее прилететь.

    Откуда?

    – Из Грузии. Еле добралась. В Грузии ночью – комендатский час, и в аэропорт было не попасть, если бы не группа иммигрантов в WhatsApp – там нашелся человек, который взялся меня довезти. Но полиция нас остановила, потому что он был пьян. А у меня рейс в 4 утра. В конце концов, полицейские отвезли меня в аэропорт, но это был чистый ад. В то же самое время мне надо было получить разрешение на въезд в Израиль. Я привита, Грузия – «зеленая» страна, но мне отказали. Я стала названивать по всем телефонам, нашла чиновника минздрава, который сказал, что поскольку я не заполнила бланк за 24 часа до отлета, мне отказано во въезде. У меня есть друг, который умеет орать лучше меня, так он там на кого-то наорал и после пяти отказов я все-таки прилетела.

    Так вы не живете в Израиле?

    – Нет. Я уехала, потому что не хочу быть соучастницей того, что здесь происходит – в политике, в обществе, в религии. Я не могу сказать, что это уже не то государство, что было раньше, потому что мы с Израилем никогда не  дружили. Но с моей точки зрения, все стало намного хуже. К тому же у меня есть друг, с которым я живу в другой стране.

    Когда вы приняли решение уехать?

    – Я это планировала, когда делала вторую степень. На это ушло два года. Я стала дигитальным бродягой, чтобы перебираться с места на место как мне захочется.

    Что такое «дигитальный бродяга»?

    – Стала фрилансером, который работает на «удаленке», чтобы мое рабочее место нигде не зависило от географии и можно было не думать о заработке, пока я разъезжаю по всему миру. Официальные отношения с государством я хочу полностью прервать, за исключением семейных визитов. Я провела испытание, побродяжничала два месяца, увидела, как это хорошо, вернулась, собралась, продала, закрыла и уехала.

    Вас что-то побудило к отъезду?

    – Я просто ждала, пока получу вторую степень по исследованию миграции. Планировала поработать в ООН или в Ассоциации борьбы за права человека, но меня не взяли, потому что мне больше сорока. Много лет я не нахожу себя в Израиле. Дело не только в Биби. Правительство можно сменить – дело уже в народе. Несколько поколений выросло тут на определенной политической повестке дня. Я вижу, что тут происходит, и предвижу будущее. Я изо всех сил пыталась убедить сестру не воспитывать тут моих племянниц – увы, не получилось. Буду приезжать, чтобы повидаться. Но жить тут – этого не будет. Я не из тех, кто хочет растить детей, но я не понимаю, как люди растят своих детей здесь.

    Как выглядит жизнь бродяги?

    – Есть бродяги, которые скачут с места на место. Я из тех, кому надо свить гнездо хотя бы на несколько месяцев. Снять квартиру через Airbnb, ощутить новое место, почувствовать его как местные жители. Гулять в основном по вечерам и путешествовать в уикэнд, потому что днем работаешь. В одно и то же время видеть мир и работать. По моему, это – самый лучший образ жизни. Я не представляю, чтобы я вот так бродяжничала всю жизнь, потому что, в конце концов, где-то надо бросить якорь, но на какое-то время это очень удобно, пока у меня не появится возможность осесть в определенной стране и пока мой партнер не закончит вторую степень.

    Где вы побывали до сих пор?

    – Мы только в самом начале, да еще во время «короны». Начали в Стамбуле, который был открыт, и пожили там два месяца. Теперь мы уже месяц в Грузии, и я не знаю, сколько мы еще там пробудем: надоест – уедем. Мы ищем дешевые страны с красивой природой. В этих местах я живу как миллионерша. Я веду такую жизнь, о которой в Израиле можно только мечтать. У меня личный тренер по фитнесу три раза в неделю, делаю массаж сколько хочу – я страшная гедонистка. И вовсе не нужно зарабатывать кучу денег, чтобы так жить.

    Так живет большинство бродяг?

    – Нет, я притворяюсь бродягой, большинство – не такие.

    А сколько у вас вещей?

    – У меня один большой чемодан и один – для ручной клади. Продала и раздала все свое имущество. Нет у меня ни гардероба, ни туфель. Только самое необходимое. Когда начинаешь бродяжничать, обнаруживаешь, что много не надо. Это – одно из тех изменений отношения к жизни, к которым привыкаешь. Ты – не черепаха, и не будешь переползать со всем домом на спине. Это не relocation, когда ты отправляешь контейнер за счет новой фирмы, где будешь работать. На данный момент мне ничего не нужно, кроме двух пар колготок, двух свитеров и двух пар джинс. И еще немного белья, и хороший дождевик.

    Куда вы собираетесь поехать после Израиля?

    – Моя мечта – добраться до какой-нибудь кочевой деревушки в чудном месте. Такие места потихоньку появляются под влиянием «короны». Это вроде хостеля для путешественников, но там есть общие места для работы и разные общинные мероприятия. Бродяги в большинстве своем ищут общения с такими же как они. Я начала выкачивать из «Фэйсбук» массу информации о разных группах и обнаружила, что таких общин очень много. Например, семья бродяг с детьми. Несколько месяцев они были в Турции, потом – в Мексике, а теперь переезжают в Коста-Рику.

    Чем вы зарабатываете?

    – У меня произошла концептуальная трансформация. Сегодня я служу образу жизни, который выбрала, а не наоборот – жизнь больше не обслуживает карьеру. Я предоставляю административно-управленческие услуги по «удаленке», перевожу, пишу рекламу, занимаюсь сбытом, помогаю студентам писать курсовые – все, что служит моей способности заработать и не остаться в Израиле.

    В каком возрасте вы решили, что не будете жить в Израиле?

    – В молодом. Первый раз я уехала за границу лет в двадцать, но цель была чисто финансовой: поехать в Америку – заработать денег. Это было после армии. Я пошла служить как все – из идеологии и желания быть частью этого места. Когда я демобилизовалась, то поняла, что это – не мое место. Но тогда у меня еще не было такой твердой идеологии, как сегодня.

    И когда это изменилось?

    – В университете. У меня не было аттестата зрелости, потому что я не закончила 12 классов – сбежала из школы. Как видите, рамки не для меня. А в 30 с лишним лет мне страшно захотелось учиться и меня приняли в Открытый университет – без аттестата и психометрии. Я учила медиа-коммуникации. Тогда я работала в рекламном агентстве и занималась коммерческой стороной коммуникации, но гораздо больше меня интересовало, как все это может служить демократии. Мне было ясно, что в нашем мире этот диплом мне ничего не даст, зато очень нравилось учиться.

    Но все же, чего вам не хватает в бродячьей жизни?

    – Якоря.

    Яэль Бенайя, «ХаАрец». Р.Р. Фото: Томер Аппельбаум˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

    Взгляд из Голландии:«В Израиле работают на износ»

    «Израильские пенсионеры: жизнь на два дома»

    «Прилетев в Тель-Авив, я расплакалась»

    «Зачем мне Украина, если есть Израиль!»

    «Выбирая между Германией, Россией и Израилем, я предпочитаю Израиль»

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend