Monday 25.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Pixabay
    Фото: Pixabay

    “Русский гуру” израильских соцсетей

    В русскоязычном пространстве израильского интернета практически нет сведений об этом молодом человеке, если не считать одиночных сообщений – однако в израильских масс-медиа он известен как один из самых знаменитых блогеров, а его сетевая активность поражает воображение. У 35-летнего Евгения Зарубинского свыше 260 тысяч подписчиков в соцсети «Фейсбук», около 360 тысяч – в «Инстаграме», и примерно 60 тысяч – в «Твиттере».


    В 2018 году престижное издание TheMarker включило его в список «100 самых влиятельных людей в Израиле». И это не говоря о том, что он снимается в кино, выпускает ролики, участвует в многочисленных радио- и телепрограммах, руководит созданным им рекламным агентством, а его юмористические посты на тему политики и СМИ разлетаются по всей стране.

    Журналистка из газеты «Макор ришон» Рахели Малак-Бода взяла интервью у Зарубинского, попутно отметив, что даже во время беседы он ухитрялся отвечать на многочисленные сообщения и реагировать на происходящее в соцсетях.

    Кстати, Зарубинский известен еще и тем, что довольно удачно сражался с «Фейсбуком», когда тот блокировал его посты; в частности, в 2015-2916 году, в самый разгул палестинского террора – после публикации юмористического поста о террористе-смертнике. Неправомерная блокировка вызвала протесты тысяч и тысяч пользователей интернета, поставив вопрос, почему соцсети допускают подстрекательство против израильтян, в то время как критические или даже юмористические посты против палестинцев удаляются, а аккаунты пользователей, как в случае с Зарубинским, блокируются.


    «Фейсбук» отверг обвинения, а 7 августа нынешнего года вновь на неделю заблокировал страницу блогера. Отвечая на вопрос, почему это произошло на сей раз, Зарубинский отмахивается: «Да ерунда какая-то! Я выложил в сеть ролик, где изображено, как во время урока по Zoom мальчик инсценировал похищение. «Фейсбук» почему-то усмотрел в этом проявление насилия, хотя прекрасно видно, что речь идет об обычной игре. Но этого оказалось достаточным, чтобы меня заблокировать. Израильский «Фейсбук» трижды обращался от моего имени в свой центр в Ирландии, потому что у них нет возможности отменить это решение. Но такое происходит со мной не первый раз без всяких причин».

    По словам Зарубинского, он не считает, что в сетях есть какая-то дискриминация правого лагеря.

    «На что можно жаловаться, когда ты – сам часть этой общей игры? – спрашивает он. – Раньше я многих блокировал. Сегодня я чувствую себя намного увереннее. Прежде я выставлял тот или иной пост, и, если видел, что кто-то начинает грубить или осыпать меня проклятиями, сразу отправлял оппонента в бан. В результате два или три года назад у меня появилось свыше пяти тысяч заблокированных пользователей, в основном те, кто постоянно компостировал мне мозги. Я сел, подумал и... решился. Снять блокировку у всех сразу невозможно, приходилось делать это вручную, я снимал блок один за другим, пока не освободил всех».

    Над фотографией, открывающей аккаунт Зарубинского, надпись: «Если вас оскорбил и обидел какой-либо пост на этой странице, пожалуйста, напишите мне, и я вас заблокирую».

    Сегодня этого практически не происходит. Сегодня Зарубинский – сетевая знаменитость: попасть к нему на язык – значит самому стать знаменитым;  как он утверждает, нередко депутаты и министры сами сбрасывают ему ту ересь, которую они несут с трибун или на заседаниях, и все это он выгружает в сеть, если находит забавным или смешным.

    «Потом идут комментарии, – объясняет Зарубинский, – и уже атакуют меня, пытаясь защитить осмеянного министра. Раньше я принимал это близко к сердцу, но со временем привык и никак не реагирую, мне все равно. Те же министры жалуются на программу «Эрец неэдерет» («Замечательная страна»), но разве есть какой-либо политик, который не хотел бы там засветиться? Не  пудрите мне мозги!»


    Как вспоминает Зарубинский, репатриировавшийся в 1990 году вместе с родителями из Киева и поселившийся вначале в Кирьят-Хаиме, прежде он не придавал «Фейсбуку» какого-либо значения, будучи рядовым пользователем: фотографии с места тех или иных событий из жизни, видео из клуба, который посещал, ничего не говорящие посты. Но однажды он случайно наткнулся на человека, чей загруженный статус, посвященный актуальной теме, набрал более 500 лайков. «А чем я хуже?» – подумал блогер, и стал уделять пристальное внимание текущим событиям, и не просто преуспел, но, процитированный  журналистом и писателем Ханохом Даумом, взлетел к вершинам известности.

    По мнению Зарубинского, сегодня соцсети занимают ярко выраженную правую позицию – в противовес традиционным СМИ, в частности, радио и ТВ, где левые доминируют. Его эта ситуация раздражает: «Нельзя назвать это достойным балансом. Даже если я выложу пост, представленный на обозрение 30 миллионам подписчикам, и он получит 30 миллионов лайков, со мной все равно будут разговаривать как с человеком из виртуального мира. Но если меня увидят на экране какой-либо популярной программы, мой статус заметно повысится, и ко мне станут относиться иначе. Это неправильно, но телевидение до сих пор повышает престиж».

    На сегодняшний день Зарубинский – один из самых влиятельных правых израильских блогеров и, будучи русскоязычным, он не одинок: в последнее время о себе во весь голос заявил еще ряд молодых людей, выходцев из бывшего СССР, уверенно покоряющих вершины сетевой журналистики – их знают, у них огромная аудитория.


    По мнению Зарубинского, невзирая на то, что из «русского» у него только имя и фамилия, по-русски он практически не говорит, себя считает типичным левантийцем, – если бы не соцсети, у него не было никаких шансов пробиться иной дорогой к успеху, скажем, используя блат или знакомства родителей, устроиться на армейское радио или блистать на экране в роли эксперта или ведущего.

    Что отличает подход Зарубинского, так это прежде всего ответственность за публикуемые им материалы (то, чего не хватает многим другим участникам сетей, опускающимся порой до оскорблений оппонентов или явной клеветы).

    «Я всегда подхожу осторожно к публикациям, поэтому никогда и никто не подавал на меня в суд иск о клевете. Угрозы были, но дальше угроз дело не шло, – говорит Евгений. – Как правило, я знаю, что делаю, и никогда не публикую непроверенные сведения или нечто, что может оказаться несоответствующим действительности.

    К примеру, вижу, как Бен Каспит цитирует твит Яира Нетаниягу, но этот твит ложный, я не понимаю, как такой солидный журналист, как Каспит, не удосужился проверить истинность цитируемого им текста. Я – не редактор новостной программы, но я никогда ничего не выкладываю без тщательной проверки».

    Зарубинский, хотя и считает себя человеком правой ориентации, в то же время не навязывает свою идеологическую принадлежность и не комментирует ее; вы никогда не узнаете, за кого он голосовал, и предлагал ли ему кто-либо пополнить ряды той или иной партии во время выборов.

    Отношение к Нетаниягу у Зарубинского тоже непростое. С одной стороны, он заснял вирусное «селфи»-интервью с премьер-министром, где выудил из него шутливое заверение об отмене воскресенья, снял видео для «русских», где обыгрывается «Нови год». А с другой стороны, критикует премьера, выставляя посты вроде такого: «Не волнуйтесь, скоро Биби снова даст вам 750 шекелей», имея в виду второй карантин, или «Что хорошо в Биби, так это то, что он не задает нам вопросов, как Ганц, а просто ссыт на нас».

    Как считает блогер, Нетаниягу великолепно разбирается в средствах массовой информации и прекрасно знает, как с ними работать. «Если бы он не был политиком, то мог бы стать ведущим голливудским актером», – говорит Зарубинский.

    Вот уже несколько месяцев, как он перебрался в Тель-Авив из Хайфы, где прожил долгое время и где в 17-летнем возрасте одним из первых в стране создал местную интернет-газету «Новости Хайфы».

    Сегодня, когда особенно не пообщаешься с друзьями, вся жизнь ушла в в соцсети – там протекает вся активность, хотя без реального общения грустно.

    «Я чувствую себя в изгнании», – заметил Евгений меланхолично, и на вопрос, не укрепилась ли его эмоциональная зависимость от соцсетей, ответил:

    – Не знаю, можно ли говорить о привыкании, но мне это все в кайф. Считайте, что вы сами – средство массовой информации. Никакого редактирования и цензуры – есть только посты, лайки и комментарии. Вы формируете диалог, вас читают, и это – сплошное удовольствие. Как от этого можно отказаться?

    Марк Котлярский, по материалам «Макор ришон»˜. Фото: Pixabay

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend