Есть ли в Израиле «русская община»?

Как ответить на этот вопрос? Есть такая община или нет? Какова ее численность? Кто ее лидеры? В чем суть и цель ее существования?

В будущем году исполнится тридцать лет с начала большой алии, а партия «Наш дом Израиль», единственная, намекающая на свой русский акцент, набрала всего пять мандатов. Только в «Ликуде» представители русскоязычной общины стоят на высоких местах, хотя оба они – спикер Кнессета Юлий Эдельштейн и бывший-будущий министр Зеэв Элькин с негодованием отвергнут всякую попытку вписать их в «русскую общину».

В целом общее число «русских» в Кнессете составляет сегодня семь человек. Это почти втрое меньше, чем общая доля «русской общины», составляющая по расчетам порядка 20 мандатов.

По сравнению с данными былых выборов, когда только у НДИ собиралось 15 мандатов — результаты провальные. Фактически, они равны итогам 1996 года, когда в Кнессет прошли семеро человек от «Исраэль ба-алия». Неужели за 23 года электоральная база настолько упала? Конечно, нет. Правда, и партия «Авода» упала всего за четыре года с 24 мандатов до шести. Хотя число «рабочих» тоже вряд ли сократилось за это время.

А, может, оказались правы те, кто предсказывал, что процесс абсорбции дойдет до полного успеха, «русская община» полностью растворится и выпадет в осадок, кристаллизуясь в больших израильских партиях?

Бесспорно, эти прогнозы оказались ошибочными. «Русские» — давайте будем честно называть себя так, как это делают многие сабры — никуда не делись, а многие даже прыгнули выше пресловутого «стеклянного потолка», который обещали пробить для них политики, но который им пришлось пробивать самим.

Русский бизнес, средний и малый, процветает не хуже израильского, русские детсады и школы, невзирая на сопротивление, тоже держатся. Как установили социологи, русскоязычная община добилась ничуть не меньшей «социально-культурной автономии», чем другие общины. И она реально существует, как и другие сообщества, выделяемые по тем или иным критериям: арабская, ультраортодоксальная, национально-религиозная, сефардская.

Даже если взглянуть на формальные показатели в государственно-политической сфере, они достаточно высоки: спикер Кнессета, министр обороны (бывший и, возможно, будущий), другие министры, бывший председатель Национального экономического совета (Евгений-Юджин Кандель), нынешний судья Верховного суда (Алекс Штайн), мэры.

В духовной сфере дела также обстоят неплохо. Многие русскоязычные писатели хорошо известны и в стране, и за рубежом, десятки популярных русскоязычных сайтов с успехом выполняют роль «голоса» общины, сформировалась своеобразная русская субкультура, полуторное поколение с успехом говорит на двух языках. А театр «Гешер» давно поднялся на международный уровень… правда, перестав быть «русским» и став одним из израильских театров. В этот список надо включить и часть «русских СМИ», которые хорошо начинали, но плохо кончили, как бывший  флагман русскоязычной прессы, газета «Вести».

Пожалуй, лишь в экономической сфере, а именно — в крупном бизнесе «русские» не добились большого успеха. Но этому немало способствовала оголтелая борьба с репатриантами-бизнесменами, которых быстро окрестили «русской мафией» — хотя на одно «дело Лернера» пришлось немереное число чисто израильских мошенников, включая таких воротил, как Нохи Данкнер, сидевшего в одной камере с бывшим премьером-взяточником, президента-насильника, с десяток министров, плюс нынешнего премьера с тремя коррупционными делами на носу.

Но вот парадокс, пока не объясненный социологами. По сравнению с другими общинами «русские» не конвертировали свои индивидуальные и даже политические успехи в решение множества проблем, наиболее острых для своей общины. Все обещания, которые звучали с начала 90-х от всех партий, включая «русские» ИБА и НДИ – проблемы жилья, транспорт по субботам, гражданские браки, более широкое введение русского языка в государственную сферу, проблема пенсий – так и остались красивыми фразами.

Можно ли сказать, что русскоязычные депутаты хуже по своим политическим качествам, чем политики от других партий? Маловероятно, иначе они не добились бы высоких мест в своих партиях и министерских постов. По моральным качествам они тоже вряд ли намного хуже других. Пока напрашивается лишь одно объяснение, ставшее «крылатым»: «У каждого народа — то правительство, которого он заслуживает». То же самое касается и всех правителей.

Одни приписывают эти слова Сократу, другие – чуть ли не пророку Йешаяху (Исайе). Вероятно, это было замечено еще в древности.

В таком случае «русской общине» придется признать и свою вину, а не перекладывать ее на политиков. С другой стороны, в противовес этому можно привести цитату известного философа Александра Ильина: «Каждый народ заслуживает,— и морально, и политически, — лучшего правительства, чем то, которое он имеет, ибо именно лучшее правительство сделает и его самого лучшим».

Общинное явление известно во всем мире: во многих странах можно найти итальянские, турецкие, греческие, украинские, литовские, армянские и, конечно же, еврейские общины. Последних нет разве что на Северном полюсе.

Но парадоксальность ситуации станет яснее, если сравнить еврейскую общину в СНГ (разбитую по отдельным странам) с «русской улицей» в Израиле. Первой предрекали вечность, а сегодня от нее осталось едва ли 300 тысяч, да и то эмиграция и репатриация идут полным ходом. Вторая неминуемо сокращается в силу сугубо биологических причин, и не исключено, что в будущем исчезнет, хотя миссия русских евреев, сыгравших выдающуюся роль в создании Государства Израиль и в его развитии до нынешнего уровня региональной сверхдержавы будет оценена по достоинству.

А ответ на вопрос «Есть ли сегодня в Израиле «русская община?» зависит исключительно от самоощущения каждого человека. Если она ему не нужна, для него ее нет. А если он ощущает с ней связь — есть.

Владимир Поляк, «Детали» К.В. Фото: Дуду Бахар


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend