Saturday 16.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Когда и как Израиль выйдет из кризиса

    Достаточно того, что нам всем пришлось провести День Независимости дома в обществе тех же людей, которые на протяжении нескольких недель были обречены находиться в нашей компании. Но даже если мы, наконец, в некотором смысле оказались на свежем воздухе, наши проблемы только начинаются.


    Вследствие пандемии коронавируса весь мир переживает мощный экономический спад, но у Израиля есть еще одна проблема. Это — само правительство национального единства, которое якобы было сформировано, чтобы справиться с кризисом.

    Насколько серьезна эта проблема? Незадолго до праздника минфин и два агентства кредитного рейтинга предупредили, что Израиль стоит накануне периода отрицательного экономического роста и высокого уровня безработицы, который продлится не один месяц, при том, что у правительства нет ресурсов, которые позволили ли бы справиться с этой ситуацией.

    Из этих учреждений самую мрачную позицию занял минфин, прогнозируя снижение ВВП в этом году на 5,4 процента и, возможно, он упадет до 6,5 процента — при худшем сценарии. Безработица может достигнуть 13–14 процентов, включая людей, находящихся в неоплачиваемом отпуске, многие из которых, как ожидается, в конечном итоге потеряют работу. Дефицит госбюджета в 2020 году может дойти до 12,4 процента, и даже в самых благоприятных обстоятельствах будет превышать 11 процентов. В мире, каким он был до коронавируса, эти цифры можно было считать катастрофическими.


    Возможно, вы склонны сбрасывать со счетов самые мрачные прогнозы минфина, списывая их на внутреннюю борьбу, которую оно ведет с минздравом за максимально скорое ослабление режима блокировки. Предупреждение о надвигающейся катастрофе может помочь делу минфина.

    Но дело в том, что не более оптимистичны и два международные рейтинговые агентства. По данным Fitch, экономика Израиля в этом году сократится на 5,9 процентов, даже если режим блокирования закончится довольно скоро, а результаты удара, нанесенного пандемией, будут ощутимы до 2021 года. Даже к концу этого года уровень безработицы составит 10 процентов, что втрое больше докризисного уровня.

    Прогнозы рейтингового агенства Moody's предполагают более умеренное сокращение экономики — на 4 процента, при этом дефицит госбюджета составит 9 процентов в 2020 году и 5,5 процента в 2021-м, то есть спустя длительное время после того как мы, будем надеяться, распрощаемся с корона-кризисом.

    Тем не менее, прогноз Moody's вызывает намного большую тревогу, чем все остальные предсказания.

    Игра чисел в terra incognita

    Дело в том, что в наши дни экономисты играют с числами. Их задача – составлять прогнозы, но пандемия и режим блокирования для них — terra incognita. Мы оказались в сумрачном лесу без карты и компаса. Даже самый опытный проводник, который с апломбом заявляет, что до выхода из этого неизведанного леса осталось каких-то Х миль, сам не знает, о чем говорит.


    Тревогу в докладе Moody's вызывают не приведенные в нем цифры, а то, что в нем говорится о политической ситуации в Израиле.

    От нас ждут, что мы поверим, будто лидер «Кахоль-лаван» Бени Ганц согласился присоединиться к правительству национального единства с Биньямином Нетаниягу, чтобы справиться с чрезвычайной ситуацией, вызванной вспышкой коронавируса. Более того, по коалиционному соглашению это правительство на протяжении шести месяцев будет считаться «чрезвычайным правительством корона-кризиса».

    «Чрезвычайная ситуация», что и говорить. Накануне Шестидневной войны Леви Эшколь вместе с Менахемом Бегиным и Моше Даяном сформировали правительство национального единства за несколько дней. Если коронавирус — тоже чрезвычайная ситуация, как же это Нетаниягу и Ганц могли неделями вести переговоры о назначениях в кабинете министров, аннексии и правовых механизмах? Почему через два месяца после беспрецедентного экономического кризиса Моше Кахлон, который уходит из политики, до сих пор занимает пост министра финансов, и это в то время, когда, наконец, формируется новое правительство?


    Никакое это не правительство чрезвычайного положения, никакое это не единство. Из коалиционного соглашения ясно: то, что мы получили – это правительство спасения. Спасения Нетаниягу от тюремного заключения.

    Сомнительные цели

    В сфере экономики перед правительством стоят две задачи. Первая заключается в смягчении наиболее тяжелых последствий режима блокирования путем предоставления помощи бизнесу и работникам; вторая – чтобы эти меры не привели к банкротству экономики. Обе задачи непросты и для их разрешения требуется не просто правительство с полным набором полномочий, но и правительство, которое не состоит из политических противников, цель которых – в преддверии следующих выборов представить своих своих врагов в самом невыгодном свете. По оценкам Moody's, эти выборы могут быть объявлены по истечении полугода чрезвычайной ситуации.

    Неудивительно, что Moody's предупреждает: «Внутриполитическая обстановка в Израиле будет и впредь оставаться более поляризованной, чем в прошлом, и, хотя маловероятно, что в политической линии предвидятся существенные изменения, политическая ситуация, вероятно, будет препятствовать проведению быстрой и решительной фискальной политики».

    Израиль вступил в пандемию в завидном положении. Дефицит бюджета, как и бремя долгов, был относительно низким. Экономика была сильной, уровень безработицы низким, а счета текущих операций в профиците. К счастью для Израиля, по сравнению с большинством развитых стран, это должно смягчить экономический спад и дать толчок последующему восстановлению.

    Проблема – не экономика, а правительство. Трудно представить, что правительство национального единства Нетаниягу будет принимать обоснованные решения в области политики и бюджета в такой атмосфере недоверия и раскола.

    Именно по этой причине все, кто строят прогнозы относительно ближайшего будущего страны, отмечают, что государственные финансы Израиля тают очень быстро, куда быстрее, чем это происходит во многих других странах, переживающих тот же шок корона-кризиса. Если нам не повезет, и придет вторая, а то и третья волна коронавируса, Израиль уже не сможет встретить его на той же надежной позиции ресурсов.

    Кризис коронавируса, возможно, был для Нетаниягу моментом, когда он мог продемонстрировать подлинное лидерство, возглавив правительство подлинного национального единства, ориентированного на решение важнейших задач, стоящих перед страной. К несчастью для Израиля, Нетаниягу, похоже, следует модели поведения Никсона, а не Черчилля. Ненужная поляризация политической жизни и политическое маневрирование лишь усугубят экономический кризис.

    Дэвид Розенберг, «ХаАрец», М.Р.

    Фото: пресс-служба партии «Ликуд»

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend