Россия ужесточила отношение к Израилю после сбитого самолета

В последнее время Россия заняла более агрессивную позицию по отношению к Израилю в том, что касается активности наших ВВС на северной границе. Русские требуют разъяснений ЦАХАЛа по “горячей линии” — специальной системе для предотвращения воздушных столкновений между сторонами. А в некоторых случаях уже были приведены в действие радары российских ПВО в Сирии в связи с деятельностью наших ВВС.

В Израиле поведение России объясняют реакцией на трагедию 17 сентября, когда сирийские ВВС сбили самолет российской разведки, после израильской воздушной атаки в районе Латакии, на северо-западе Сирии. Глава правительства Биньямин Нетаниягу и министр обороны Авигдор Либерман заявили на прошлой неделе, что Израиль продолжит действовать в Сирии для предотвращения наращивания военной мощи «Хизбаллы».

В конце минувшей недели российская газета “Известия” сообщила, что три установки ПВО, поставленные Россией в Сирию в конце сентября, являются самыми современными зенитно-ракетными комплексами S-300, с новейшими радарами и способностью распознавать цели на большой высоте. Кроме того, сообщалось, что на первом этапе эти установки будут эксплуатироваться российскими специалистами. Израильская система безопасности уверена, что наши ВВС способны, в случае необходимости, справиться с новыми установками ПВО и атаковать стратегические цели в Сирии. Процесс обучения сирийских солдат, которые будут работать на этих установках, займет определенное время, а новое вооружение еще не достигло уровня оперативной готовности.

Однако главная важность российских шагов – политическая и декларативная: Москва показывает Израилю, что она собирается ограничить его свободу действий в сирийском воздушном пространстве, а также помешать Израилю атаковать батареи ПВО в случае, если они выпустят ракеты по израильским самолетам.

Около двух недель назад Нетаниягу заявил, что он беседовал с президентом России Путиным, и они договорились встретиться в самое ближайшее время. С тех пор не поступало сообщений об окончательной дате этой встречи. Во время переговоров, проходивших после трагического инцидента, Россия отказалась от израильского предложения провести встречу на высшем политическом уровне и удовлетворилась прибытием в Москву делегации израильских военных, возглавляемой главнокомандующим ВВС, генералом Амикамом Норкиным.

Генерал Норкин представил своим российским коллегам подробные результаты расследования, проведенного в отношении инцидента, которые возложили полную ответственность на сирийскую армию. Однако Россия отклонила эти выводы и опубликовала свою версию, где обвинила ВВС Израиля в опасных действиях, основываясь на совершенно иных данных при описании событий. У Израиля сложилось впечатление, что русские сфабриковали показатели радаров, чтобы возложить ответственность на наши ВВС.

Смотрите также: Трамп пригрозил России выйти из договора по ликвидации ракет средней и малой дальности

Действия России не положат конец израильским воздушным атакам в Сирии, но по прошествии более месяца с того инцидента ясно, что нечто принципиальное изменилось в общей ситуации, и Израилю понадобятся новые шаги в военной и политической сфере, чтобы хоть частично сохранить за собой свободу действий.

На этом фоне кажется, что следует заново взвесить политику последних лет. Ряд успешных операций разведки и ВВС создали у политиков ощущение, что Израиль может делать в сирийском небе почти все, что захочет. Возможно, суть изменения подхода Москвы, в свете завершения захвата режимом Асада южной части Сирии, была не до конца осознана в Израиле до истории с российским самолетом.

После атаки в Латакии, во время которой и был сбит самолет, ЦАХАЛ сообщил, что атакованные цели включали аппаратуру для повышения точности ракет, находящихся в руках «Хизбаллы». По версии Израиля, корпус «Стражей исламской революции» и боевики «Хизбаллы» собирались переправить это оборудование из Сирии в Ливан.

Вопрос, который мы задаем задним числом: действительно ли речь шла о цели, которая оправдывает израильскую атаку в центре российского влияния, неподалеку от базы ВВС «Хмеймим» и морского порта на побережье Тартуса, находящихся в распоряжении России? Это — не первый случай, когда проявление наших впечатляющих тактических и разведывательных способностей усложняет положение Израиля на стратегическом уровне.

Амос Харэль, «ХаАрец», А.Б. Фото: GPO

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend