Россия становится зависимой «младшей сестрой» Китая

Когда-то, при Мао Цзэдуне, коммунистический Китай считался младшим братом СССР. Сегодня Китай и Россия вновь сближаются – но динамика их отношений уже совсем другая. Возможно, в перспективе нескольких лет ослабленная санкциями и войной Москва окажется в подчиненном положении у Пекина, который стремится стать ведущей экономикой мира. 


Незадолго до вторжения в Украину президент России Владимир Путин отправился на зимние Олимпийские игры в Пекин, чтобы провозгласить дружбу «без границ» с китайским президентом Си Цзиньпином. Но уже сейчас очевидно, кто в этом дуэте является настоящей сверхдержавой и устанавливает границы «безграничной» дружбы. Китайская экономика в 18 триллионов долларов сейчас в 10 раз могущественнее российской. Пекин может помочь России справиться с последствиями западных санкций – но только в той мере и на тех условиях, на которых это выгодно Китаю.

Си разделяет враждебность Путина к Западу и НАТО, но это не означает, что он будет заниматься бескорыстной благотворительностью. Главной стратегической задачей Си является процветание и безопасность Китая, а не спасение России. Пекин, скорее всего, будет покупать хотя бы часть российской нефти, перенаправляемой из Европы, но только со значительной скидкой по сравнению с мировыми эталонами. Китай будет помогать России только в той степени, в какой это не повлечет за собой санкции и не поставит под угрозу собственную способность продавать товары богатым странам Северной Америки и ЕС.

Публично Китай демонстрирует политическую солидарность с Москвой. Он увеличил общий объем торговли с Россией, по сути, отказался от контактов с Украиной, расширил финансовые операции без использования долларов или евро и удвоил будущее сотрудничество по разработке военных технологий, одновременно проводя совместные учения в Тихоокеанском регионе.

Но Китай, который не хочет сам стать жертвой санкций, подчеркивает, что он не продает России оружие или запчасти для самолетов. Китайские финансовые институты избегают операций с российскими банками, попавшими под санкции. План Москвы подключить россиян к платежной системе UnionPay, китайскому аналогу Visa и MasterCard, провалился, а оказавшийся под санкциями российский Сбербанк сообщил о приостановке трансграничных переводов в юанях

Российское издание РБК со ссылкой на источники сообщало, что Китай закрыл свое воздушное пространство для самолетов Boeing и Airbus российских авиаперевозчиков. 

По информации Washington Post, в последние недели российские официальные лица в ходе переговоров с Пекином все чаще высказывают недовольство и просят об увеличении поддержки и сохранении торговых обязательств, взятых до вторжения в Украину 24 февраля, а также о финансовой и технологической поддержке, на которую сейчас наложены санкции со стороны США и других стран.

«Мы понимаем затруднительное положение [Москвы]. Но мы не можем игнорировать нашу собственную ситуацию в этом диалоге. Китай всегда будет действовать в интересах китайского народа», – сказал газете источник в Пекине, знакомый с ходом российско-китайских переговоров.

Возможно, самым главным расчетом для Китая является то, как далеко он зайдет, чтобы помочь Путину преодолеть эмбарго ЕС на российскую нефть. Этот европейский запрет проделает значительную дыру в российском бюджете, если Москве не удастся найти других крупных покупателей. Решая, сколько именно российской нефти он будет покупать, Пекин имеет огромное влияние на Москву.

Россия и Саудовская Аравия уже являются двумя ведущими поставщиками нефти в Китай. В мае морской импорт российской нефти в Китай достиг двухлетнего максимума – 1,14 млн баррелей в день, увеличившись с 800 000 баррелей в день в 2021 году, пишет Politico

Во многом это объясняется жесткой экономикой китайцев, а не проявлением политической солидарности. Международные санкции означают, что трейдеры опасаются работать с российской сырой нефтью, и российская нефть продается на 20-30 долларов дешевле базовых цен международных эталонов. Но учитывая опасения Китая по поводу чрезмерной зависимости от отдельных поставщиков, было бы крайне маловероятно, чтобы Китай вдруг начал покупать всю нефть, которая сейчас в избытке в России.

Аналогичным образом, Китай держит карты в руках, когда речь идет о газе. Незадолго до вторжения в Украину Путин подписал с Си соглашение, согласно которому в будущем экспорт природного газа увеличится до 48 млрд кубометров в год со скромных 4,1 млрд кубометров в 2020 году. Россия также планирует строительство нового газопровода «Сила Сибири–2», по которому экспорт российского газа в Европу может переключиться на Китай.

Однако, согласно майскому докладу главного советника премьер-министра Греции по вопросам энергетики Никоса Цафоса, Китай будет вести жесткие переговоры, и на данный момент неизвестно, готов ли он к заключению сделки, даже если Россия в ущерб себе предложит очень привлекательные условия.

Чем более изолированной становится Москва, тем больше ей, возможно, придется помогать Китаю в реализации его геополитических амбиций.

В период с 2017 по 2022 год Индия была крупнейшим рынком экспорта оружия для России, за ней следовал Китай, согласно статистике Стокгольмского международного института исследования проблем мира. В течение многих лет китайские чиновники тихо лоббировали своих российских коллег, чтобы те сократили продажи оружия Индии, которая ведет с Пекином порой кровавый пограничный спор в Гималаях. 

До войны «Россия была очень упряма и [говорила]: «Китай, ты не в том положении, чтобы диктовать нам, кому продавать оружие». Но я думаю, что Китай окажется в таком положении, возможно, через пять лет», – считает Александр Габуев, эксперт по российско-китайским отношениям аналитического центра Карнеги.

Такая роль второго плана – это не тот сценарий, который Путин мог себе представить, когда принял решение о вторжении в Украину в феврале, движимый желанием восстановить ушедшую славу своей страны. Андрей Кортунов, генеральный директор поддерживаемого Кремлем Российского совета по международным делам, сомневается, что российская элита с большим аппетитом относится к роли младшего партнера Китая. Но он видит мало альтернатив для Москвы. «После начала конфликта Россия стала нуждаться в Китае больше, чем раньше, потому что Китай во многом остается единственным партнером в условиях свертывания экономических связей между Россией и Западом и введенных против России санкций».

Путин был бы рад взять от Китая все, что сможет, учитывая нынешнее бедственное положение его страны – даже если это означает, что Россия будет рассматриваться как младший партнер Китая.

«Проблема в том, что он считает конфликт в Украине самым важным в своей борьбе за сохранение режима, – говорит Габуев. – Это эмоциональное туннельное видение важности войны в Украине и мести американцам, особенно с учетом того, что помощь американских военных, предоставление оружия, обмен секретными разведывательными данными <…> помогает убивать много российских солдат».

«Быть в кармане у Китая вроде как менее боязно, потому что основное внимание уделяется борьбе с США, – сказал он. – Если Китай предоставляет необходимые ресурсы и в то же время не вмешивается во внутренние дела России – это цена, которую Путин согласен заплатить, чтобы продолжать борьбу с США».

Александра Аппельберг, «Детали». Alexei Druzhinin, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP⊥