Фото: IRNA IRNA, Reuters

Россия отворачивается от Ирана

Когда министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил 28 мая, что на юге Сирии могут остаться только вооруженные силы режима Башара Асада — это было воспринято, как сигнал Израилю: его право любыми средствами добиваться изгнания подразделений «Хизбаллы» и иранского корпуса «Стражей исламской революции» из приграничных районов Сирии на Голанах.

Таким образом, позиция Москвы изменилась: теперь русские тоже считают, что иранцам и «Хизбалле» нет места в пределах 60-километровой приграничной зоны: на южной границе Сирии должны оставаться только сирийские правительственные войска. Почему Кремль изменил свою позицию?

— Налицо некая российская игра в «перевертыши», причем поэтапная, – сказал в интервью «Деталям» специалист по России, доктор Борис Морозов из центра Каммингса при тель-авивском университете. — В самом начале этой игры президент России Владимир Путин утверждал, что все иностранные силы должны покинуть территорию Сирии. Но затем Лавров опроверг эти слова и утверждал, что, дескать, ничего подобного никто и никогда не говорил и не брал на себя столь серьезных обязательств.

— Почему же теперь, по утверждениям СМИ, Россия, США и Израиль пришли к договоренности вытеснить Иран с юга Сирии?

— России так же, как и другим близким к Ирану странам, не нравится перспектива появления там ядерного оружия —  при наличии баллистических ракет, способных доставить боеголовки на расстояние в две тысячи километров. Ведь территория РФ тоже оказывается в радиусе их полета.

Но это не все. За время военной кампании в Сирии иранцы сумели скупить там огромное количество земель — и напрямую, и через своих граждан, и через подставных лиц, и прибегая к другим обходным путям. Они используют эти земли в самых разных целях, в том числе, для строительства военных объектов. Это не нравится Израилю, но и России не нравится тоже.

Сирийцы, к тому же, должны России деньги. А когда стали обсуждать, кто из стран, помогавших Асаду, будет заниматься восстановлением разрушенной сирийской экономики, выяснилось, что самые выгодные проекты, самые «жирные куски» отхватил Иран. Я думаю, что и это не очень понравилось России. Скорее, ее устраивала бы ситуация, при которой Иран вообще покинул бы Сирию или, в крайнем случае, максимально сократил там свое присутствие — но при этом сохранил  дружеские отношения с РФ: Иран нужен Кремлю, как козырь, в отношениях с США.

— Поэтому Россия в чем-то «подыграла» Израилю?

— Прибывший в Москву министр обороны Израиля Авигдор Либерман выясняет отношения с министром обороны России Сергеем Шойгу. Вовсе не значит, что мы уже обо всем договорились, и Россия чуть ли не полностью поворачивается в сторону Израиля — но сейчас Россию не тревожит наша борьба с иранской экспансией в Сирии.

— Судя по вашим словам, союз Ирана, Турции и России трещит по швам?

— Это было очевидно с самого начала. Интересы каждой из этих стран в Сирии изначально противоположны, да и военные действия подходят к концу: сопротивление оппозиции уже ничтожно. И потому необходимость в прежнем союзе потихоньку отходит на второй план. На чем вообще держался этот союз? Россия не хотела официально вводить свои сухопутные войска в Сирию, предпочитая минимизировать потери личного состава, используя только свои ВВС. А иранцы, шиитские милиции, «Хизбалла», плюс турецкие войска в северной части Сирии отвечали за наземные операции. Сегодня подобная координация  практически сходит на нет.

А в результате ряда последних действий, в которых не последнюю роль сыграл и Израиль, увеличилась цена на нефть — почти на 20 долларов за баррель. Ирану это не нравится, зато это на руку России. Потому что, если возобладает американское давление на Иран, и он станет продавать нефть через третьи руки, его выручка сильно уменьшится. Обратите внимание на любопытную деталь: на экономическом форуме в Петербурге президенту РФ Владимиру Путину был задан вопрос, готов ли он покупать иранскую нефть, если на нее наложат эмбарго?

— И что Путин ответил?

— Он пожал плечами: мол, зачем ее покупать, когда мы сами ее добываем? Путин сегодня диктует иранцам правила игры, их вынуждают в качестве временной меры уйти с Голан.

— А как Вы относитесь к предположению СМИ, что Россия смягчила свою позицию по чисто практическим соображениям: после авиаударов израильских ВВС выяснилось, что радарные системы сирийских ПВО даже не засекли израильских истребителей — а эти системы, как известно, поставляет Россия, что далеко не лучшая реклама для «товара»?

— Я не сторонник этой версии, хотя и не являюсь специалистом по вооружениям. Сирийские ПВО — это такое старье, что даже несерьезно брать его в расчет. Понятно, что вряд ли они могли засечь сверхсовременные истребители, но это не стало негативной рекламой для современных российских систем ПВО. Кроме того, я думаю, что российскую сторону заранее уведомили об израильских авианалетах на иранские объекты.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: IRNA IRNA, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend